Тот, кто может доказать, уже ничего не боится
Освальд Шпенглер, немецкий философ и публицист

«Мы с тобой беженцы»

Спектакль «Глубинные мечты» — попытка мастеров сцены проанализировать нынешнюю ситуацию на востоке Украины
23 июля, 2014 - 16:01
СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «ГЛУБИННЫЕ МЕЧТЫ». ЧАСТЬ ЛЮДЕЙ, УЕХАВШИХ ИЗ ДОНЕЦКА, УЖЕ ТУДА НЕ ВЕРНЕТСЯ, А ЧАСТЬ — ПРИЕДЕТ ОБРАТНО / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ФОНДОМ «ИЗОЛЯЦИЯ»

Театральный перфоманс «Глубинные мечты» американской режиссера Вирляны Ткач, созданный совместно с донецким Фондом «ИЗОЛЯЦИЯ», Сергеем Жаданом, Национальным центром театрального искусства Леся Курбаса и в сотрудничестве с Yara Arts Group (США) — это продолжение истории, которая была записана  в прошлом году в Донецке с помощью интервьюирования рядовых жителей Донецка. Однако эти спектакли имеют разные контексты, разные обстоятельства. Сегодняшние «Глубинные мечты» — это попытка режиссера из Нью-Йорка переосмыслить опыт войны, вынужденной миграции (в тексте театрального перфоманса настаивают на слове «беженцы»), утрат...

Американская версия названия — Underground dreams — может натолкнуть на параллели с фильмами Эмира Кустурицы Underground и Arizona dreams, через которые проходит карнавал, сюрреализм и «вечный праздник цыганской души», однако спектакль Вирляны Ткач сдержанный и по-украински патриотический.

Перфоманс начинается с того, что зрители проходят пункт контроля (вас и ваши вещи сканируют). Мимо зрителей проходят девушки с чемоданами, в плащах и шарфах. Потом вы попадаете в помещение, где слышатся истории жителей Донецка:

«В норму входит то, что рядом с тобой ходит человек с оружием».

«Почему-то человек, который взял в руки автомат, стал чувствовать за собой силу, и решает, что за ним стоит правда. Абсурд!».

«Наша главная задача сегодня — выжить»....

«К сожалению, прошлое не вернуть. Нет будущего, по крайней мере, такого, какое бы могло быть».

«Это не город плохой. Просто сейчас здесь хозяйничают плохие люди»...

Эти голоса оказываются знакомыми, их истории — подобны тем, которые ты уже когда-то  слышал и переживал. Знакомы и лица девушек, которые сидят на собранных чемоданах и готовятся собрать первые попавшиеся вещи, чтобы покинуть город. Они так же пережили  выбор: или оставаться в Донецке, или ехать. Выбрали — второе. Девушки из Донецка, появляются почти во всех сценах. И сопровождают зрителей, как Харон, который перевозит души в другую жизнь, не имея хода назад.

История миграции в спектакле представлена первой. Правда, и история, рассказываемая Русланой Руснак (играет роль переселенки), вовсе не похожа на ту, с которой приходилось сталкиваться в реальной жизни. Героиня переживает тот момент, когда приходится делать выбор: она слишком привязана к своей земле, квартире — все время перебирает в руках ключи. В действительности, жители Донецка, решившие уехать, сделали выбор более решительно, не рассуждая над тем, какие ключи подходят к квартире или подъезду. Те, кто остался в Донецке, сделали это не только из-за любви к своим домам: кто-то работает, кто-то не может оставить родителей, кто-то — детей, кто-то в качестве протеста, кто-то действительно потому, что некуда бежать.

Пани Лариса рассказывает свою историю среди разбросанных вещей и открыток. Открытки частично подписаны, частично — пустые. Последние как будто намекают на тех, кто остался в городе, захваченном террористами, а также на тех, кто пошел воевать за освобождение Украины.

Вторая история о воине (актер  Артем Мануйлов, кстати, тоже с востока, родился в Луганске, много лет прожил в Донецке), который стал добровольцем на востоке и освобождает города. В его словах много правды и боли:

«Буде розмазане сонце за плацкартним вікном.

Буде холерна яма, залита вапном.

Буде криваве взуття на жіночих ногах»....

Еще одна героиня-переселенка (беженка), роль которой играет Татьяна Гаврилюк (Dakh Daughters), поет песни на стихотворения С.Жадана.

Герой следующей истории — заработчанин (эту роль исполняет Николай Шкарабан) — рассказывает о том, как он строил гостиницы, рестораны, сауны, а теперь они изрешечены пулями. Герой, от имени которого рассказывает Шкарабан, действительно существует. Таких на Донбассе, много.

Каждая история проходит сквозь исторические периоды — Донецк, Сталино, Юзовка, Дикая степь, все более погружаясь в исторические глубины. Они в спектакле подчеркнуты отрывками из фильма «Симфония Донбасса» и сюжетом о евшан-зелье из «Повести временных лет». В спектакле также использованы отрывки из стихотворений Томаса Макграта и Мэри Оливер, а также народная песня из Житомирщины «Серые гуси»...

В завершение, проанализировав прошлое, зритель опять возвращается в настоящее время. Перед ним появляются портреты людей, чьи документальные истории-мечты были записаны еще в прошлом году. Актеры театра, а также донецкие девушки (в белом), которые все время сопровождали актеров и зрителей,  вернулись домой.

«Мне нравится город. В нем есть что-то джазовое, когда возвращаешься вечером домой и видишь свет фонарей. Люблю ночью посидеть на крышах домов — сверху Донецк красив. Люблю воздух с запахом пыли. Невзирая на то, что у нас он нечистый, в нем что-то все же есть», — завершает историю голос жительницы Донецка.

Мечты — это то, каким мы хотим все видеть, — резюмирует актер Шкарабан.

Часть людей, уехавших из Донецка, уже туда не вернется, а другая — приедет работать,  пережив опыт вынужденного мигранта. Те, кто остался, обретут опыт жизни в блокадном городе, по улицам которого ходят вооруженные боевики.

«Глубинные мечты» — экспериментальный спектакль, который исследует слияние мечты с идентичностью человека, особенно, в связи с недавними событиями, и учитывая историю региона, а также способность мечты влиять на будущее людей.

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments