Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

«Мы создали свою фантастическую версию Японии»

В украинский прокат вышел фильм-обладатель «Серебряного медведя» Берлинале за лучшую режиссуру — «Остров собак»
18 мая, 2018 - 10:15

В полнометражной анимации американца Уэса АНДЕРСОНА «Остров собак» показана Япония недалекого будущего. Мэр вымышленного города Мегасаки одержим ненавистью к собакам, которых он под предлогом эпидемии «собачьей чумы» (им же и спровоцированной) высылает на остров, превращенный в огромное мусо>росборище. В эту печальную резервацию, похитив самолет, десантируется 12-летний племянник мэра, он ищет своего пса и провоцирует тем самым революцию.

Хорошие герои — подростки, ученые и собаки, плохие, — представители власти и мафиози, которые в такой убийственный способ отстаивают интересы котов. Добро, конечно, победит. Люди разговаривают на японском (иногда без перевода, но выразительно) и английском языках, собаки — только по-английски, причем достаточно литературно. Подняты темы экологии и коррупции, а также правительственного заговора, есть и другие «взрослые» моменты, однако по содержанию это нехитрая сказка для среднего школьного возраста. Настоящее уважение вызывает колоссальный труд, вложенный в кукол и в декорации, подкупают старательно выполненные детали — вплоть до клопов, бегающих по собачьей шерсти. Во многом зрительский успех фильма создан руками кукольников и декораторов (среди которых была и наша землячка, днепрянка Илона Вовчик — см. интервью с ней в «Дне» от 23.06.16), а также звездной командой озвучивания, в которой, в частности — Билл Мюррей, Тильда Суинтон, Эдвард Нортон, Скарлетт Йоханссон, Брайан Кренстон.

Является ли «Остров собак» образцом авторского кино, достойным наград настолько серьезного фестиваля — вопрос дискуссионный. Но, безусловно, в историю кукольной анимации он войдет.

Сразу после мировой премьеры в Берлине Уэс Андерсон встретился с прессой.

— Как вы придумали эту историю?

— По-видимому, все началось с Тома Стоппарда (ведущий британский драматург и сценарист. — Д.Д.). Я познакомился с Майком Николсом (классик американского кино, 1931—2014. — Д.Д.), а он как-то процитировал утверждение Стоппарда, что тот начинает писать драму, когда имеет не одну, а две разных идеи драмы и перемешивает их. Они сталкиваются, и тогда он получает материал для работы. Это то, что я склонен делать. По-видимому, это не звучит хорошо для подачи инвестору, но была идея сделать фильм о стае собак, живущих на свалке. Мы также хотели что-то сделать о Японии, что-то, касающееся нашей любви к японскому кино, особенно к Куросаве. Таким образом, эта история могла произойти где угодно, но оживило ее для нас то, что это была своего рода фантастическая версия Японии.

— Как вам удалось собрать такую замечательную группу озвучивания?

— Большинство актеров здесь — люди, с которыми я работал раньше, или любил их в течение многих лет. Особенность анимации — в том, что у вас не получится отказаться от участия в проекте. Ведь мы можем это сделать в вашем доме, в любое время, в любой день. Нет оправдания для отказа. И это помогает в работе.

— А какие проблемы возникали в этой работе?

— Преимущественно — веселые. Большой вызов — можем ли сделать хорошую историю в соответствии с нашими представлениями о том, как это работает. В анимации есть особенность, которой нет в других формах, — например, когда после 2,5 года работы оказывается, что кукла не улыбается. Невозможность улыбки может стать серьезным осложнением, если это важно для фильма. Таких мелочей очень много. Но всегда есть обходной путь.

— Все ваши фильмы — о поиске нового семейства, иногда даже за пределами собственного вида, как в «Острове собак». А еще это ваш наиболее политический фильм, в нем есть подтекст Европы 1930-х. Мне кажется, что здесь вы говорите о семействе, о сообществе и тем же передаете сильный политический аспект.

— Да, с этого действительно началось. Мы сказали: «Нам нужно изобрести политику этого города». Мы знали, что у нас есть мэр, мы знали, что что-то происходит в политическом плане... Это фэнтезийное произведение о политике в вымышленном месте в Японии. Мы работали длительное время, и мир начал менять фильм. Поэтому, возможно, были моменты, когда мы получали вдохновение из реальной жизни, которое находило свой путь к фильму. Но это история, которая могла в принципе случиться где угодно, в любое время.

— Не могли бы вы сказать несколько слов о вашей связи с японской анимацией, особенно с Хаяо Миядзаки (живой классик японской и мировой анимации. — Д.Д.)?

— Я действительно заинтересовался японской анимацией, когда делал предыдущий анимационный фильм, «Фантастический мистер Фокс». А с «Островом собак» нас вдохновляли два режиссера: Куросава и Миядзаки. У нас даже есть Мари Нацуки, которая играла в «Унесенных призраками» (анимация Миядзаки, награжденная «Золотым медведем» Берлина в 2002 и «Оскаром» в 2003. — Д.Д.), и она озвучила прекрасный голос для нас в «Острове». Следовательно, это детали и молчание Миядзаки, он показывает природу и моменты такого ритма, которые не присутствуют настолько сильно, например, в американской анимационной традиции. Когда я работал с Александром Деспла над музыкой к фильму, мы нашли много мест, где нам действительно приходилось отступать от того, что мы делали музыкально, потому что фильм хотел быть тихим, и я думаю, что это состоялось под влиянием Миядзаки.

— Если допустить, что кино является зеркалом своего времени, то почему вы выбрали собак для создания этого зеркала?

— Я думаю, мы начинали не с зеркала. Мы начинали с собак. Что собаки хотят сделать? Принимая во внимание мой опыт — когда пишешь сценарий, ты не обязательно держишь в голове его весь. Ты будто собираешь его по частицам, подбирая, каким фильм может быть. А эффект зеркальности появляется, когда уже все собрано вместе.

— В ваших работах вы до сих пор используете фигурки, в то время как остальные режиссеры эксплуатируют спецэффекты. Почему вы до сих пор используете ручную работу?

— Мы же делали кукольный фильм, а для этого нужны куклы, а не цифровые технологии. Куклы — очень давняя техника. Когда работаешь именно так, можно задействовать древние методы. Мы пытаемся делать все возможное с помощью камеры. Определенные вещи требуют цифровых технологий, но всегда есть элементы, требующие ручной работы. Иногда мы создаем что-то, что должно быть слишком масштабным сравнительно с куклами, но находим способ, чтобы остаться в пределах наших ресурсов и все же сделать это. С другой стороны, в «Отеле «Гранд Будапешт» или в «Королевстве полной Луны» мне очень нравятся фигурки, я вижу в них своеобразную обворожительность... Если я хочу ввести в фильм фигурку, то сначала работаю над ней, но потом в кадре должен убедить всех, что это не фигурка, однако обмануть всех невозможно, это сразу видно. Но это то, что я ассоциирую с историей кино, и мне нравится видеть это на экране, как в фильмах Хичкока, в традиционном кино, которое я люблю.

— Когда вы снимали «Остров», думали ли о японской аудитории? И сработает ли этот фильм в японской прокатной версии, когда люди и собаки вдруг заговорят на одном языке?

— Хороший вопрос, и сложный, потому что значительная часть фильма — это перевод. Японские актеры, которые говорят по-японски, останутся японскими в каждой стране, а вот англоязычный состав... Большинство из них переозвучиваются во Франции, Италии другими актерами, то есть разные актеры «играют» их в разных странах. Я всегда понимал, что мы делаем нашу собственную выдумку, и наши сценаристы не японские, но к нам на ранней стадии процесса присоединился Кунити Номура. Мы хотели добавить определенные аутентичные вещи о Японии, и он не просто помогал нам с историей, но и переводил. Мы сначала думали, что в Японии будет лишь версия с субтитрами. Впоследствии я нашел способ решения проблем перевода, и потому он стал японским фильмом — всеяпонским, на самом деле. Но за это отвечает дистрибьютор в Японии. Поэтому я ответил на вопрос, по-видимому, слишком уверенно.

— Есть и у вас любимые фильмы о собаках?

— Первый — это «Чумные псы» (анимационная драма, режиссер — Мартин Розен, 1982. — Д.Д.), о котором я почти не хочу говорить, потому что это очень, очень мрачный фильм. Наша история не веселая, но намного веселее, чем там. У меня есть маленькая дочка, и я пытаюсь, чтобы она не смотрела на экраны, но пока что она проводит перед ними всю свою жизнь. Она видела, что я сижу за компьютером по шестнадцать часов в день на протяжении последних двух лет, и она знает все детали «Острова собак» лучше кого-либо. Мы немного смотрели с ней «101 далматинец», он достаточно интересный, мне нравится. Думаю, это один из моих самых любимых мультсериалов Диснея.

— А у вас самого есть или была собака?

— Собака, которую озвучивает Брайан Кренстон, называется Вождь, так звали и нашу собаку — лабрадора-ретривера, он принадлежал моему старшему брату. Одну из собак наших друзей тоже зовут Вождь, потому мы просто украли это имя. Красть имена чужих собак — плохо, но они были интересной семьей, потому мы должны были это сделать. Сейчас у нас нет собаки, но есть карликовый козел.

СПРАВКА «Дня»

Уэсли Мортимер Уэльс «Уэс» Андерсон (англ. Wesley Mortimer Wales «Wes» Anderson) — американский кинорежиссер, сценарист, актер и продюсер. Родился 1 мая 1969 г. в Хьюстоне, Техас. Отец, Мелвер Андерсон, был владельцем рекламной компании, мать, Тексас Андерсон, работала археологом, а впоследствии стала агентом по недвижимости. Дебютный фильм Уэса «Бутылочная ракета» (1996) хорошо принят критикой, но провалился в прокате. Андерсон дважды номинирован на «Оскара» в категории «Лучший оригинальный сценарий»: в 2001 за «Семейство Тененбаумов» и в 2012 за «Королевство полной Луны». Мультфильм «Фантастический мистер Фокс» номинирован на «Оскар» в категории «Лучший анимационный фильм» (2009). «Отель «Гранд Будапешт» (2014) получил Гран-при жюри, а «Остров собак» — «Серебряного медведя» за режиссуру на Берлинском фестивале.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День», Берлин — Киев
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments