Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Назгуль Шукаева: «Когда мы слушаем музыку - мы как бы возвращаемся домой»

Певица с редким диапазоном голоса - от горлового пения в технике «кай» до сопрано, - выступит в Киеве с рождественской программой Angel Star
24 декабря, 2019 - 12:06
ФОТО МИХАИЛА ОНИШКОВА

Назгуль Шукаева из тех певиц, чьи выступления не забываются. Ее голос проникает в самую душу и где-то в глубине, еще долго звучит и резонирует. Знакомство с ее музыкой не всегда простое - она ​​легко стирает привычные представления о пении и о возможностях человеческого голоса. Иногда требуется время на осмысление и глубокое проживания услышанного, а иногда - голос Назгуль просто подхватывает и растворяет в пространстве. Ни одно выступление певицы никогда не повторяется. Она экспериментирует и импровизирует, сочетая в одном концерте джазовые композиции, классический авангард и этническую мелизматику.

Назгуль Шукаева родилась и выросла в Казахстане, но последние 20 лет живет в Украине. Здесь она дает только два концерта в год - летом выступает на сцене Bouquet Kyiv Stage в «Софии Киевской», а в декабре дает уже традиционный рождественский концерт. Почему только два? Объясняет, что такой концертный график дает ей возможность действительно проживать свои выступления и делать их неповторимыми. Когда-то, рассказывает, у нее ежемесячно был новый проект. Вспоминает, как такой концертный темп изнурял и превращал чистое творчество на пусть и филигранное, но ремесло.

В этом году рождественский концерт Angel Star состоится 26 мая в Киевском академическом театре кукол. Он закрывает сезон концертов и выставок, организованных Домом «Мастер Класс». Вместе с Назгуль Шукаева в этот вечер выступят известные украинские джазовые музыканты. В программе - госпел и рождественские мировые хиты в новом звучании. Назгуль рассказывает, что это будет не просто праздничный концерт. Певица надеется, что выступление станет глубоким и осмысленным диалогом между ней и зрителями, что ей удастся поделиться с присутствующими состоянием покоя и умиротворения, настроением радости и любви.

Мы беседуем с Назгуль в уютном кафе в центре города и наблюдаем, как Киев готовится к зимним праздникам. Он меняется визуально - фонарики, гирлянды, праздничные декорации в витринах. Но также меняется его звучание - отовсюду раздается рождественская музыка и смех. Начинаем разговор именно с этого - с наполненности человеческой жизни музыкой.

- Кажется, что в определенные периоды в жизни людей становится больше музыки, как вот сейчас, в наше время зимних праздников. В вашей жизни есть периоды, когда музыки становится больше, а когда меньше?

 - Я заметила, что в зимнее время на многих радиостанциях, в кафе и магазинах звучит хорошая рождественская музыка. Это другие волны, чем мы слышим каждый день, поэтому, видимо, и на душе становится добрее, легче, светлее.

Но на самом деле музыка существует всегда и везде, и ее всегда много. Она несется отовсюду - с потолка, из радиоприемника, от посуды, от мебели, это и шум воды, которая течет из крана... Все имеет свой звук. Что-то звучит тише, что-то громче. Есть звуки, едва уловимые человеческим слухом, а есть вообще неуловимые. Вся наша земля гудит от многообразия звуков. Это - огромная и очень сложная симфония. Тишина имеет свой звук. У камней, у гор, у травы - свои звуки. Каждый человек по-своему звучит. Когда человек появляется в пространстве, от него идет определенная волна звука. Она едва слышна, едва уловима, но уже меняет это пространство.


ФОТО ИГОРЯ СНИСАРЕНКО

Поэтому у меня, пожалуй, нет таких периодов, чтобы музыки становилось меньше или больше. Я все время в ней.

- Тогда, возможно, есть периоды или ситуации, когда люди более открыты к музыке, лучше ее воспринимают, острее слышат? И эти моменты не обязательно должны быть радостными, они вполне могут быть трагическими или драматическими, историческими ...

 - Мне кажется, открытость к музыке не зависит от внешних факторов, только от состояния человека. В определенные моменты у человека меняется и настроение, и состояние. Бывает, что музыка необходима просто как терапия: если человек просто сейчас не послушает ее, то ни сбалансируется.

Вселенная - это баланс. Баланс существует везде и во всем, это силы, которые постоянно все уравновешивают. Поэтому чем больше трагедий и драматических событий, тем больше появляется того, что уравновешивает. А музыка так же, как и визуальное искусство, умеет соединить человека с целым миром. Потому что человек связан и с другими людьми, и с природой - живой и неживой. Когда мы слушаем музыку - мы как бы возвращаемся домой. Это наша душа. И поэтому музыка никогда не перестанет быть популярной. Тем более, живые концерты. Все понимают их ценность, потому что там возникает особое пространство.

«ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ ЗВУК»

 - Когда дети маленькие, они все время поют, живут в звуках, воспроизводят их. А потом мы вырастаем и теряем эту свободу звучания ...

 - Когда мы маленькие, мы - свободны. Мы настоящие, мы не ограничены еще социальными требованиями, нормами поведения. Постепенно ребенок вырастает, он видит, как ведут себя взрослые, начинает копировать их поведение. Родители воспитывают, школа: не шуми, говори тише, не пой ... И человек начинает понемногу замыкаться и отказываться от звучания. Хотя этот детское состояние – наиболее естественное, и именно эти звуки, которые ребенок проживает, являются целебными для нее. Впоследствии человек зажимается и фактически перестает быть собой.

Многие люди очень стесняются петь, но звук человека - это его огромная сила. Когда человек говорит какое-то слово - пространство меняется. А если человек поет, то это имеет еще наибольший эффект. Человек является сосудом для звука. Человек и есть звук.

 - Чем для вас является музыка? Светом? Энергией?

 - Музыка для меня - это наслоение, и эти слои все время смешиваются и перемещаются. Как и большинство музыкантов, я обращаю внимание на все звуки, которые меня окружают. Вот сейчас мы слышим, как звенят блюдца, как играет музыка, как позади нас парень разговаривает с девушкой, слышим его тембр и интонации, слышим его голос. И этот процесс многомерный, он происходит постоянно. Даже если мы сейчас выключим радио и уберем все голоса, мы все равно в пространстве услышим едва уловимый звук. Звуков всегда много и они всегда есть.

 - Такая высокая чувствительность к звукам мешает или помогает вам? Насколько вы нуждаетесь в тишине? И где ее искать, живя в большом городе?

 - Для меня тишины вообще не существует. Просто она может иметь разную характеристику. Например, раньше я старалась не заходить в кафе, где звучит громкая музыка. Понятно, что музыканты не любят, когда громко играет музыка в такси, в общественных заведениях. Мы действительно хотим, чтобы слух отдыхал, хотим слышать естественный звук.

У меня всегда была иллюзия, что где-то на вершине, на которую я смогу подняться, будет вот эта абсолютная тишина. Как-то я попала в Непал, и когда поднялась на одну из вершин, то услышала ... звук. Он не был тихим, он просто имел другую частоту. Это была выразительное безмолвие, говорящая тишина. И это было потрясающе.


ФОТО ИГОРЯ СНИСАРЕНКО

Суть всего этого - диалог с самим собой. Где ты сейчас находишься, какова частота твоего звука, звук тебя окружает. Все имеет место быть. Все служит нам. И мы служим всем. Это процесс большой жизни.

«ДОВЕРИЕ К СЕБЕ РАВНО ДОВЕРИЮ К ЖИЗНИ»

 - Чтобы послушать музыку, сегодня не надо никуда идти или ехать, ждать или готовиться - включил и слушаешь в телефоне, на компьютере... Насколько это влияет на наше умение не просто слушать музыку, а слышать ее? Не теряем ли мы умение быть в моменте?

 - Быть в моменте всегда сложно. Сложно и, возможно, не всегда нужно. Многие большое количество энергии и сил тратят на то, чтобы отвечать этому моменту здесь и сейчас. Мне кажется, что человек должен слышать и чувствовать свой баланс. Кто-то слушает музыку и чувствует себя в моменте, здесь и сейчас, кто-то, слушая музыку, наоборот уходит глубоко в прошлое, в детство или в будущее.

Это - вечное путешествие. Чем больше мы слушаем интересную сложную музыку, особенно непонятную для нас, нелогичную, тем больше мы стимулируем определенные участки своего мозга. А мозг - это станция, от него все зависит.

Когда человек занимается каким-либо видом творчества, она всегда в моменте - здесь и сейчас. Это происходит естественно. Например, когда я вымешиваю тесто, я полностью вхожу в этот процесс. Это прекрасное состояние.

- Музыканты всегда готовятся к своим выступлениям, а нужно готовиться слушателям, особенно когда речь идет о сложной музыке?

 - Я думаю, что они встали с условного дивана, вышли из дома и пришли на концерт - это уже усилия и подготовка. Потому что в мире, где люди очень загружены, где столько соблазнов и такой огромный выбор событий на вечер, выбрать концерт - это уже победа музыки.

 - Но дойти до концерта - это лишь половина задачи, нужно еще услышать музыку, уметь отсечь все текущие мысли о работе, быте, незаконченных делах. Этот навык можно в себе воспитать?

 - Мне кажется, здесь не нужно какое-то особое воспитание. Человеку, прежде всего, нужно выработать доверие к себе, научиться слушать себя. Иногда действительно тело устает и ему необходим отдых. Это эмпатия к себе.


ФОТО МИХАИЛА ОНИШКОВА

Доверие к себе равно доверию к жизни. И через это доверие выстраивается баланс. Когда человеку действительно это необходимо, он придет на концерт, а когда нужно отдохнуть - останется дома. И главный критерий - чувствует ли человек радость. Мне бы очень хотелось, чтобы человек приходил на концерт не потому, что он себя таким образом воспитывает, а потому, что хочет этого. Чтобы он шел на концерт, как на свидание, - чувствуя легкость и радость. Вот это будет искренне и честно, в том числе и по отношению к музыкантам на сцене.

«МЕСТО СИЛЫ У КАЖДОГО СВОЕ»

 - А каков ваш опыт как слушательницы? Что и когда вы слушаете?

 - Я слушаю музыку, но не часто. У меня есть правило: я слушаю музыку только на хорошей аппаратуре. Я не могу слушать ее в телефоне. Для меня это просто неуважение. А так, как я часто путешествую, у меня не получается просто сесть и в покое послушать музыку из хороших колонок. Поэтому слушаю я ее преимущественно дома. Это очень разная музыка: классика, джаз, архаика, классический авангард, наши украинские композиторы. Это может быть какая-то очень старая музыка или наоборот. Все зависит от настроения.

 - Вы разделяете музыку на ту, что для радости, и ту, что для грусти?

 - Нет, у меня такого нет. На самом деле нам, музыкантам, очень сложно просто слушать музыку. Мы слушаем иначе. Это профессиональное прослушивание. Но я все время нахожусь в музыке, я все время задействована в каких-то проектах, а значит, я к ним готовлюсь, просматриваю ноты, пою, ищу, смотрю, пробую, примеряюсь. То есть, это постоянная работа с музыкой и в музыке. У меня недавно был концерт в Польше. Это был классический авангард, и мне пришлось прослушать много нового и побыть в энергиях этого направления. Наверное, все зависит от того, в каком проекте я сейчас нахожусь.

Например, ежегодно вместе с Домом «Мастер Класс» мы готовим рождественскую программу. В этот период я ​​слушаю госпел и рождественские песни. Это могут быть очень старые композиции и совсем новые. При этом я, конечно, чувствую удовольствие, ведь занимаюсь любимой работой.

 - Насколько на вас влияет место, где проходит концерт. Например, вы выступали на Bouquet Kyiv Stage в «Софии Киевской», особом месте для Киева...

 - В Киеве очень много мест силы, но, по моему мнению, «София Киевская» - это центральное место силы. И человек, который находится в таком месте, вроде как получает ключи от всех дверей, которые были заперты. И человек, находясь там, может понять свое предназначение, лучше услышать голос души. Это уникальное место.

В этом мире ничего случайного никогда не происходит. Место силы у каждого свое. Многие люди интуитивно приходят в какие-то свои любимые места и там насыщаются тишиной и вдохновением. Важно, чтобы человек нашел место, которое всегда будет ее подпитывать.

СПРАВКА

Назгуль Шукаева - певица с редким диапазоном голоса от горлового пения в технике «кай» до сопрано, что позволяет ей выполнять как аутентичный фолк и джаз, так и современную академическую музыку. Основала проекты «Азия Тенгри» и Nazgul Shukaeva Project, в котором принимают участие известные джазовые музыканты: пианист Алексей Боголюбов, басист Валентин Корниенко, ударник Алик Фантаев. Выступала вместе с джазовыми пианистами Владимиром Соляником, Benito Gonzales, Joel Holmes, Mike Del Ferro. Сотрудничает с музыкантами из Нидерландов, Бельгии, Англии, Польши, Китая. Выполняла музыкальные произведения композиторов Святослава Лунева, Виктории Полевой, Алексея Ретинского, Аллы Загайкевич, Людмилы Юриной. Снялась в главной роли в документальном фильме To Be In Ukraine Андрея Старжинского и Антона Брага. А также в документальном фильме британского режиссера Фила Стронгмена «Kiev Unbroken/Киев несокрушимый».

Мария СЕМЕНЧЕНКО
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ