Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

«Немного нежности» Олега Комарова

14 марта известный актер и педагог отметит юбилей
13 марта, 2009 - 00:00
В СПЕКТАКЛЕ «НЕМНОГО НЕЖНОСТИ» ОЛЕГ КОМАРОВ ИГРАЕТ РОЛЬ БАТУ / ФОТО ИРИНЫ СОМОВОЙ

А 22 марта Олег Васильевич приглашает зрителей на бенефис, который пройдет в его родном Театре им. Леси Украинки. Воспоминания о прошлом для актера — момент радостного возвращения в молодость, минуты эмоциональных воспоминаний о сыгранных ролях, о встречах с людьми, которые уже отнесены к разряду «театральных легенд». Когда-то, в начале своей творческой жизни, студент Киевского театрального института им. Карпенко-Карого Комаров в учебном театре играл роль Николая Задорожного в «Украденому щасті». После спектакля к нему подошел старый гример, который сказал, что Олег жестами и интонациями очень похож в этой роли на Амвросия Бучму. И тогда в памяти Комарова возник зал Театра им. И. Франко, где он, маленький мальчик, затаив дыхание, смотрел репетиции спектаклей, которые стали впоследствии знаменитыми, и незабываемого Бучму... Вероятно, тогда в подсознании и осталось увиденное, а потом уже отозвалось в его собственном актерском рисунке.

После окончания института судьба привела молодого актера в Днепропетровский русский драмтеатр им. Горького, а в 1966 году. Олега Комарова приняли в труппу знаменитого Театра русской драмы им. Леси Украинки. Этот театр, о котором он так мечтал, стал для Олега Васильевича родным на всю жизнь.

— Я вырос за кулисами Театра им. И. Франко. Моя мама, Анна Ильинична Николенко, была там актрисой (в 1936 г. ее пригласил в труппу Гнат Юра). Она играла поочередно с Натальей Ужвий в таких спектаклях, как «Маруся Богуславка», «Дон Карлос», «Безталанна», «Украдене щастя» и других, — вспоминает Олег КОМАРОВ. — Помню себя шестилетним мальчиком, сижу на галерке и смотрю «Украдене щастя». Мама играет Анну, а Виктор Добровольский — Михаила. Гордость переполняет мое сердце, что у меня такая красивая мама, а зрители в зале так и прикипели глазами к ней. Я не выдерживаю и шепчу своим соседям: «Это моя мама!» Они с недоверием смотрят, потому что зрителям трудно соединить меня с очаровательной женщиной, которая играет на сцене... Какая-то женщина ласково протянула мне конфету. Мог ли я тогда представить, глядя на Добровольского, что спустя тридцать лет, уже на сцене Театра им. Леси Украинки, буду играть с ним в одном спектакле!

Кстати, свою первую роль я сыграл в 4 года, это было во время оккупации, в Гайсинском театре в спектакле «Сорочинская ярмарка». Выходил на сцену с мамой, которая вела меня за руку. По сцене нужно было, чтобы я плакал и мама меня больно щипала. Слезы текли сами собой, и я не понимал, почему мамочка так странно ведет себя со мной? А когда подрос, то понял, что искусство требует жертв!

Хотя в институте репертуар у меня был разноплановый, все же самыми близкими были роли характерные, комедийные, с острым рисунком. Примерами в этом плане для меня были работы выдающихся актеров: Милютенко, Братерского, Гашинского, их влияние очень отражалось на мне. А точно мое амплуа определил Юрий Сергеевич Лавров, который после заседания худсовета сказал: «Вы приняты в театр на роли гротесково-психологического плана, желаю вам плодотворной работы и успехов».

— И как складывалась ваша судьба на этом гротесково-психологическом фронте?

— Счастливо. Я очень любил спектакль «Добряки» в постановке М. Резниковича. Кстати, Михаил Юрьевич занимал меня во многих своих спектаклях (их было больше 13-ти), обычно это были небольшие роли, но всегда своеобразный, яркий драматургический материал, который зрители всегда хорошо воспринимали. До сих пор вспоминаю роль официанта Де Фюнеса из спектакля «Вечерний свет» Алексея Арбузова. Мой герой — смешной, добрый, готовый понять человеческую боль человек. Этот образ внес свою выразительную краску в общий рисунок спектакля и говорят, что мое исполнение понравилось драматургу Арбузову. Интересно, что через 20 лет ко мне как-то подошла на улице незнакомая женщина: «Вы актер, я вас помню! Вы так смешно играли Де Фюнеса». Ее слова стали неожиданным подарком от театралки! Была еще одна, можно сказать, знаковая работа с Резниковичем — спектакль «Бумажный патефон», я играл учителя биологии. Моей партнершей выступала прекрасная актриса Мальвина Зиновьевна Швидлер. Она играла роль завуча, приходила ко мне и сурово вычитывала, а за всем этим стояла ее любовь к моему герою. Мы играли на мимике, текста было мало, но у нас вышел напряженный, красноречивый внутренний диалог! На этой роли понял такое выражение — «играть событие без слов» — и если это будет убедительно, зритель все поймет. Позже, когда начал работать над циклом моноспектаклей, это мне помогало. Также незабываемыми для меня были роли: Короля в «Снежной королеве», Свердлова в «Большевиках», Епиходова в «Вишневом саду», Сэма в «Похищении Джона Дорсета». Интересной вышла работа в спектаклях последних лет — «Долететь до Милана», «Элитные псы», «Школа скандала», «Блоха в ухе», «№ 13», и самом любимом — «Немного нежности».

— Вы вспомнили о ваших моноспектаклях, почему возникла потребность такого творческого самовыражения?

— В самостоятельных работах актер может реализовать свои творческие желания, которые невозможно воплотить на сцене родного театра (когда большая труппа, репертуарные планы). Я начал экспериментировать, искать творческие пути, вести актерские исследования самостоятельно. Обратился к высокой литературе: Пушкин, Франко, Достоевский, Чехов, Шукшин, Тютюнник, к прекрасным образцам иронической прозы, зарубежной новелле и украинской прозе. За десять лет показал свои спектакли сотням зрителей. Запомнился спектакль по Достоевскому, который с огромным волнением сыграл в Доме-музее писателя в Ленинграде.

— Ваши две книги «Спогади. Оповідання» — изысканно благородны. Вы пишете не о себе, а о людях театра, за которыми имели возможность наблюдать в течение жизни, выдающихся и таких, о которых говорят — их не видит зритель. Эти искренние рассказы дают ощущение личностей, времени, эпохи. Как у вас возникла мысль писать?

— Как-то с семьей отдыхал в Миргороде, и мы пошли в Музей Николая Гоголя. В последнем зале увидел экспозицию фотографий из спектаклей по произведениям классика. Смотрю на фотографию финальной сцены из «Ревизора» Театра им. И. Франко и вижу столько известных лиц! Тогда подумал, что это же целая эпоха театра, которая прошла перед моими детскими глазами. Именно тогда родилась идея описать ряд портретов актеров, моих бывших соседей. Потом уже добавились воспоминания о коллегах из Театра им. Леси Украинки. Сейчас мои литературные мемуары получили еще и телевизионную жизнь на канале «Культура». Вместе с режиссером Галиной Черняк мы сняли цикл телепередач «Театральные силуэты», в которых рассказываю об актерах Русской драмы и франковцах.

Театр им. Леси Украинки был моей мечтой с детства, ему я отдаю все творческие силы. На этой сцене сыграны любимые роли, благодаря родному театру я обратился к литературному творчеству; создал моноспектакли. За три десятка лет сотрудничества с украинским радио мне удалось записать огромное количество программ о творчестве гениальных писателей мира. Я радуюсь, что у меня прекрасная семья — мой надежный тыл. Благодарен судьбе, что ныне, перейдя к «осеннему» возрасту, продолжаю «крутить педали» — играть в театре, выступать на сцене, записывать передачи на радио и телевидении, а еще растить молодую актерскую смену.

Алла ПОДЛУЖНАЯ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments