Кто забывает уроки истории, обречён на их повторение
Джордж Сантаяна, американский философ и писатель испанского происхождения

«Нужно вести культурный диалог с Россией на ее территории»

Павел Арье — о премьере своей пьесы «Слава героям!» и тенденции в современной драматургии
22 октября, 2014 - 12:12
ГЕРОЕВ СПЕКТАКЛЯ «СЛАВА ГЕРОЯМ!» АВТОР ПОМЕСТИЛ В ОДНУ ПАЛАТУ ГОСПИТАЛЯ ДЛЯ ВЕТЕРАНОВ — БЫВШЕГО ВОИНА УПА И БЫВШЕГО БОЙЦА КРАСНОЙ АРМИИ С СИМВОЛИЧЕСКИМИ ИМЕНАМИ — ОСТАП (АНДРЕЙ КОЗАК) И АНДРЕЙ (ОЛЕГ СТЕФАН), ЧТО СТАЛО ПРИЧИНОЙ РАЗВЕРТЫВАНИЯ РЯДА СИТУАЦИЙ ОТ СМЕШНЫХ ДО ГЛУБОКО ДРАМАТИЧЕСКИХ / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ПАВЛА АРЬЕ
ПАВЕЛ АРЬЕ

Мы познакомились с драматургом Павлом Арье во Львове во время фестиваля «Драма.ua». Тогда невозможно было ставить драму молодых авторов на сцене украинских театров, потому что господствовал консерватизм... Павлу отказали в постановке его произведения «Слава героям!» об исторической драматургии — диалоге между воином УПА и воином советской армии, которые по стечению обстоятельств оказываются в одной палате в больнице. Премьера сценических чтений этого спектакля состоялась в этом году. Кроме того во Львовском театре им. Леся Курбаса его пьеса получила сценическую жизнь («День» №110).

Сейчас Павел избран представителем от восточной Европы на международном форуме фестиваля «BerlinTheatertreffen 2013», он является стипендиатом «Goethe-Institut». Наш разговор состоялся во время фестиваля драматургии в Польше, где Павел Арье представил пьесу о том, «что нельзя насиловать людей».

О СТРАХЕ ОТ СЛОВ

— В этом году пьеса «Слава героям!» была представлена зрителям в форме сценического прочтения. Как сам воспринимаешь свое произведение, и как оно было воспринято публикой?

— Очень сильно все изменилось. Мы сделали во львовском театре им. Леся Курбаса спектакль, и это уже не читка, потому что есть игра актеров, есть сценография. Впервые мы показали зрителю эту историю до Майдана. Потом во время революции и сейчас в начале октября. Будет еще два показа: в день выборов и в декабре. И действительно это невероятно! В пьесе есть главный персонаж Ганя, который хочет, чтобы была война между Востоком и Западом. И это ужасно! Когда я писал, то фантазировал и даже не думал, что у нас действительно будет война в Донецкой и Луганской областях... Сейчас это вызывает ужасные ощущения и становится страшно. Я думал, что мое представление потеряло смысл, но оно зажило своей жизнью...

— Поставить пьесу было твоей собственной инициативой или театра?

— Это инициатива Театра им. Леся Курбаса в рамках проекта «Театр драматурга» (при поддержке программы «Идея-Импульс-Инновация» Фонда Рината Ахметова «Розвиток України»).

— Но со времени написания прошло много времени, и, учитывая сегодняшнее военное положение, изменял ли пьесу?

— Ничего не изменял, и не буду. Тогда мы смотрели на эту проблему с перспективы, если вдруг что-то случится, то сейчас это уже произошло. И мы начинаем думать, почему именно произошло, для чего?

О НЕМЕЦКОМ КУЛЬТУРНОМ СООБЩЕСТВЕ

— Ты много времени проводишь в Европе, в частности в Германии. Какая там реакция сообщества на военные события в Украине?

— По-разному. Есть нормальная реакция у людей, которые понимают ситуацию. Но есть очень много русофилов, которые пользуются российскими штампами и пропагандой. Это одна из немецких болезней. Они почему-то считают, что Россия это всегда величественное и правильное. Верят в весь бред российской телепропаганды. Особенно активными являются левые и крайние левые движения. Они проводят разные демонстрации, «фейковые» выставки. Не удержался, когда впервые увидел заявления, что «киевская хунта уничтожает русскоязычное население». Для меня тогда это стало шоком.

— Почему такое происходит? Это «финансовый» вопрос, или, все же, тяготение к «великой русской культуре»?

— Думаю, что большинство немцев понимают, что в настоящее время у нас происходит. Германия страдает, в частности экономически, но мы должны поддерживать отношения и с Россией в том числе — такие мысли в обществе тоже существуют. «Левые» организации просто больные на голову! Потому что это еще происходит и из-за фобии, что их захватит Америка и придет к ним с войной. Во-вторых, это жирные-жирные российские деньги, которые попадают в руки «левым», а также карманным журналистам. Я заметил, что все политологи и эксперты, которые выступают на таких «фейковых» акциях, пишут статьи, используя русскоязычные клише. Пробовал разговаривать с такими людьми, но с ними невозможно вести диалог. Видно, что люди «подкованы» и «подготовлены» и другую мысль слушать не хотят. Следовательно, могу сделать вывод, что Россия работала с такими европейскими «экспертами» долго и достаточно плодотворно.

ОБ ОБЩЕСТВЕННОЙ КРИТИКЕ И НОВОЙ ВОЛНЕ ДРАМАТУРГОВ

— У драматурга Татьяны Киценко недавно состоялась читка пьесы «Моя милиция меня...» на фестивале драматургии «Любимовка». Это социальная драма, построенная на документальной истории. По-твоему, насколько такой жанр, как документальный театр, интересен украинскому зрителю? Насколько «социальным» стал в настоящее время рынок драматургии?

— Театрального рынка у нас, к сожалению, нет. Я знаю эту пьесу Тани Киценко. И таких произведений у молодых украинских драматургов появилось много. Они стали понимать, что нужно писать о реальных темах, которые тревожат общество. И это хорошо. Другое дело, что театры на это реагируют недостаточно бойко. Но все-таки, где-то этот диалог, точнее разговор, между драматургами новой волны и театрами, начинает происходить. Будем надеяться, что эта тенденция будет идти дальше, и возможно, через лет пять мы сможем поговорить о каком-то прорыве.

Прежде всего, говорю о людях и о фестивале «Драма.ua» и «Тиждень актуальної драми». Кроме того, во Львове на базе муниципального Театра им. Леси Украинки мы открыли первую сцену современной драмы. Отныне эта площадка будет работать исключительно с современной драмой. Я считаю, что это большое достижение. Открытие состоялось премьерой спектакля Сары Кейн «Підірвані». У нас много планов. В частности хотим поставить пьесу Павла Юрова и Анастасии Касиловой «Новоросія» (режиссером выступит сам П. Юров). Будем делать полноценный спектакль пьесы Наталии Ворожбит «Зерносховища».

— Как думаешь, такой «прорыв» произошел из-за того, что это Львов, и здесь привыкли к экспериментам, и здесь есть сильное молодое театральное сообщество?

— Нет, Львов очень консервативный город. Однако, действительно, здесь есть сильная молодежь, заинтересованная в современной интересной драме, есть «Драбина», «Драма.ua», которые работают уже 10 лет в этой сфере. Они уже доказали, что заслуживают внимания. С ними активно сотрудничает муниципалитет и Министерство культуры. И как раз создание сцены современной драмы было поддержано на уровне министерства. Но все, что здесь происходит, происходит несмотря ни на что.

О РЕВОЛЮЦИИ НА СЦЕНЕ И В ЖИЗНИ

— Возвращаясь к революционной теме. По-твоему, что дал драматургии Евромайдан?

— Думаю, что те события  повлияли на каждого украинца. Конечно, очень важное событие и для драматургов. Относительно меня, то я не осмеливаюсь писать, ни о Майдане, ни о войне. Потому, что мне кажется, что для создания любого художественного текста должно еще пройти время. Тексты сейчас будут выглядеть фальшивыми. Нет еще временного расстояния, которое позволит это делать и анализировать. Поэтому актуальным становится документальный театр. Как пример — Наталья Ворожбит сделала с группой драматургов «Щоденники Майдану». Эта пьеса была переведена на многие языки. Кроме того проект «Новоросія» Павла Юрова и Анастасии Касиловой недавно был представлен на фестивале в Кельне, а на днях его покажут на фестивале в Люблине. Такие вещи действительно выглядят сильно и мощно. А вот писать о Майдане сейчас... Несмотря на то, что он очень волнует, я не осмеливаюсь это делать. У меня есть несколько мыслей попробовать себя в документе, однако посмотрим...

— Что касается российских коллег, то в В Санкт-Петербурге представили спектакль «Крым» (по опере «Севастопольцы»), где Путин выступает как спаситель российских земель. Происходит ли сейчас какой-то культурный диалог с коллегами из России?

— Я не очень общаюсь с российскими коллегами, они сами этого не очень хотят. Мне кажется, что порой, даже те коллеги, которые нас поддерживают, поддерживают немного пренебрежительно. То есть этот имперский идиотизм сидит у них настолько глубоко, что разговоры становятся неприятными... Я выступаю за равносторонний диалог, а потому не могу общаться, когда есть риторика неблагодарности.

— Существует мнение, что культурные вещи, обмены или общие фестивали могут изменить положение. Насколько ты веришь в это? Или ты сторонник культурного бойкота?

— Я думаю, что нам нужно вести более агрессивную политику. Ведь мы все время защищаемся, а нам нужно вести наступательные действия. Нужно заходить на территорию России и вести диалог там на наших условиях. Например, не могу понять политику каналов украинского ТВ, которые до сих пор транслируют российский бред — сериалы. Это абсолютно низкопробные вещи и скрытая пропаганда. Мне кажется, что можно покупать европейский продукт. Например, хорошие западные старые сериалы. Что касается России, то там есть хорошие люди, от которых не нужно отворачиваться, а поддерживать их.

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments