Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

«Презент» от Дуклера

16 мая, 2007 - 20:27
ВАЛЕНТИН ДУКЛЕР В РОЛИ МАХРОВОГО В СПЕКТАКЛЕ «ПРОВОДЫ БЕЛЫХ НОЧЕЙ» ВЕРЫ ПАНОВОЙ

Известный актер родился в небольшом городке Балта под Одессой. Сначала работал в различных театрах Одессы и Харькова, а в 1934 году был приглашен на первую сцену Украины — в театр имени И. Франко. Актер попал в звездную команду. Например, в спектакле «Платон Кречет» по пьесе А. Корнейчука, режиссера Костя Кошевского, были заняты такие известные актеры, как Амвросий Бучма, Юрий Шумский, Анна Борисоглебская, Катерина Осмоловская, Алексей Ватуля и 26-летний Валентин Дуклер. На франковской сцене он сыграл Долгоносика в «Степях Украины», Гриця в «Ой, не ходи, Грицю, та на вечорниці», хана Гирея в «Марусе Богуславке» и много других. Во время Второй мировой войны Валентин Самойлович Дуклер в составе фронтовой бригады выступал для воинов Советской армии.

Большая творческая страница в судьбе актера — работа в Киевском театре русской драмы им. Леси Украинки (с 1948 по 1966 год), где он сыграл 45 ролей. Среди лучших: Фигаро в «Женитьбе Фигаро», Труффальдино в «Слуге двух господ» (зрителям хорошо известна кинематографическая версия этой пьесы, где актер уже другого поколения Константин Райкин прекрасно играл роль Труффальдино). В спектакле «Обрыв» Дуклер очень убедительно играл Райского. Эта его работа знаменательна тем, что режиссером постановки был К. Хохлов (основатель Театра им. Леси Украинки), традиции которого и нынче поддерживают и продолжают лесенковцы. Запомнился зрителям Тодорос в спектакле «Требуется лжец». Когда шел этот спектакль, коллеги-актеры, не занятые в сцене и все присутствующие за кулисами, пытались не пропускать феерического дуэта Халатова и Дуклера, наблюдая, как каждый раз мастера выдумывали смешные импровизации. В спектакле «Давным давно» Дуклер блестяще сыграл поручика Ржевского, того самого, которого в знаменитом фильме Рязанова сыграл Юрий Яковлев.

Валентин Самойлович Дуклер был ведущим актером прославленной трупы, яркой краской в блестящем театральном коллективе, собранном Хохловым.

— Впервые я увидел Дуклера на сцене Театра им. Леси Украинки в спектакле «Ложь на длинных ногах», — вспоминает актер Олег Комаров, автор и ведущий передачи «Театральные силуэты» на канале ГТРК «Культура». — Персонаж, которого играл Валентин Самойлович, с искаженным от ревности лицом вбегает в комнату своей изменницы-жены, останавливается рядом с ней, его рука тянется в карман, сейчас выхватит оттуда пистолет, застрелит несчастную. Но вместо этого он вынимает расческу, непринужденно проводит нею по волосам, возвращается и с достоинством, с высоко поднятой головой уходит со сцены под хохот и аплодисменты зрительного зала...

Более четверти века мы работали с Валентином Самойловичем в популярной радиопередаче «От субботы до субботы». Однажды мы шли по улице Пушкинской после записи очередной передачи, и вдруг он сказал мне: «Олег, хотите послушать мою новую работу?» И начал читать «Заповіт» Шевченко. Я знал текст, не раз слышал в исполнении Валентина Самойловича разные другие вещи, но в ту минуту я не узнавал ни «Заповіт», ни знакомого Дуклера. Он читал не ностальгично и лирично первый куплет и не с неистовым бунтом последний, а с торжественностью и величием. Мне вдруг показалось тогда, что то был не актер, а Мессия, который еще придет и назовет все своим именем...

На запись передачи «От субботы до субботы» Дуклер — высокий, стройный — приходил всегда элегантно одетый и часто приносил какую-нибудь юмористическую историю, смешной случай. Он любил дарить людям радость — или в виде шуток, или принося киевский торт и бутылку коньяка, чтобы после записи отметить какую-то его очередную награду или день рождения. Как-то Валентин Самойлович долго и серьезно болел. Я поднял телефонную трубку и услышал голос Дуклера, звучавший необычно тихо, неуверенно. «Мне хотелось бы, чтобы вы были первым после долгой болезни моим посетителем. Дело в том, что я хотел бы Вам что-то предложить, а точнее, подарить».

Когда я пришел к Валентину Самойловичу, то увидел его сидящим на диване, был он в приподнятом настроении — все-таки после многомесячного пребывания в постели, уже сидит и даже принимает гостя.

— Олег, возможно, вы не знаете, что в судьбах Тараса Шевченко и Остапа Вишни много общего. Один критиковал представителей власти, другой — тоже. Одного запроторили на 10 лет в определенные места, другого — также, на те же 10 лет. Не было у них ни наград, ни денег. Поэт Юрий Кругляк написал стихотворение «Судьба», в котором проводит параллель между судьбами двух великих сынов Украины. Я выучил это стихотворение, взял стихотворение Шевченко из моего репертуара, юмореску Вишни «Ага, будешь» и композицию, которая получилась из произведений этих авторов, с большим успехом читал в концертах. Вот эту композицию я хочу подарить вам. Примите мой творческий презент, — и он протянул мне несколько листов бумаги с напечатанным текстом. — Мне хотелось бы услышать эту композицию в вашем исполнении.

Дальше Дуклеру стало тяжело говорить, он начал повторять отдельные слова, останавливаться, пытаясь вспомнить, что он еще хотел сказать, бросая на жену растерянные взгляды, потом вдруг слезы потекли из его глаз и он начал всхлипывать... К сожалению я не выполнил его желания, но живет во мне надежда, что когда-нибудь я все-таки подготовлю подаренную мне композицию и сделаю посвящение этому прекрасному актеру — Валентину Самойловичу Дуклеру.

Валентина ТРОФИМЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments