Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Сентиментальные игры в мафию

В Запорожском театре молодежи - премьера криминальной комедии Люка Шомара
21 февраля, 2020 - 09:57
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЗАПОРОЖСКИМ ТЕАТРОМ МОЛОДЕЖИ

Иногда в театре сюжет из жизни похож на фантастику, а совсем нереальная история кажется правдоподобной. Вот, к примеру, криминальная комедия «Мафия и... sentiments» в постановке заслуженного деятеля искусств Украины Геннадия Фортуса. Внешне — чистая выдумка, комедийная аллюзия на популярные кинохиты с итальянской мафией и американскими гангстерами, где есть костюмы а ля сороковые (художник-постановщик Татьяна Власенко), известные музыкальные темы (Александр Кучер) и узнаваемые фразы и типажи. Но у режиссера и актеров эта история приобретает правдоподобность и даже трогательность.

Место действия — квартира в духе хайтек. Он, в пижаме и халате и немного не в настроении. Это Этьен, друг и адвокат мафиозо (заслуженный артист Украины Юрий Драненко, Максим Игнатьев). Она, в полотенце и огне страсти, — это Стефани, любовница Этьена и дочь мафиозо (Яна Новицкая, Дарья Чебаненко). Им нужно остаться наедине для выяснения отношений — но все мешают. То надоедливый сосед Виктор (Олег Абакуменко, Назар Баранников). То босс мафии Карлос (заслуженный артист Украины Максим Березнер, Евгений Дзыга). И если соседа-буддиста вытолкали из квартиры хоть ненадолго, то мафиозо забираться и не думает, потому что имеет к адвокату срочные дела.

Вообще, как только босс мафии появляется, понимаешь, почему его друг такой нервозный из-за взаимоотношений со Стефани. Карлос-Березнер не просто идет, а буквально надвигается на всех и вся. Он заполняет собой пространство как главная персона здесь и везде. Кажется, ему не нужно ничего делать, чтобы все боялись. Когда он вдруг делает резкое движение, понимаешь, что сейчас будет страшно. И Этьен-Драненко действительно боится: в его пластике угадываешь желание втиснуться в какую-то щелку, спрятаться от всех и... помечтать. Тем смешнее кажутся сцены, где Карлос-Березнер вдруг поддается «сентиметам» и из грозного воротилы превращается в чувствительного добряка. Вот почему капризная доченька Стефани-Новицкая не подозревает о махинациях папочки и даже позволяет себе громыхнуть на него в стиле сицилийской сеньориты.

Не менее угрожающий Карлос, созданный Дзыгой. Зажигательный, порывистый, непоседливый, постоянно жестикулирует пистолетом, как будто это — продолжение руки. От этого Карлоса можно ожидать чего угодно, поэтому при нем Этьен-Игнатьев из взрослого адвоката превращается в ребенка, который очень боится противоречить и в то же время хочет успокоить сердитого дядю. И когда этот маленький запуганный Этьен вдруг становится строгим ментором и вычитывает боссу за стрельбу при дочери, а тот оправдывается, опять не можешь не улыбнуться «смене ролей». Как и должно быть в комедии ситуаций, для самих персонажей все по-настоящему. Узнав об измене Этьена, Карлос-Дзыга действительно переживает: лицо осунулось, растерянные глаза. А признание Стефани-Чебаненко и Этьена-Игнатьева какое смешное, и в их голосах звучит неподдельная теплота и искренность.

Здесь у всех есть место и для комедийных контрастов, и для искренности. Например, буддист Виктор. В исполнении Абакуменко он достаточно сдержан, а у Баранникова — экзальтированный и подпружиненный. Но оба — прагматичные и деловитые в финале. Этот образ — типичный наивный простак, который становится движителем событий, и источником комизма. Режиссер подчеркивает эту черту персонажа в смысловых акцентированных паузах. Вот Карлос и Этьен бурно спорят о дипломате с деньгами. Наконец устают. Лица злые. Пауза. Молчание. И — голос Виктора — с абсолютно неуместным советом об «ароматических палочках и смягчении энергий»... Таких сцен в пьесе достаточно, и для каждой найден момент наращивания эмоций и очень точный «стоп». Как и для появления шофера Альберто (Михаил Графский). В пьесе Шомара этот персонаж — закадровый. А здесь Альберт появляется на сцене. Просто выходит и молча смотрит. Но его фактура плюс реакция окружения срабатывают более красноречиво, чем слова.

Этот спектакль — такая себе «игра в мафию». Понятно, что криминальный мир совсем не такой веселый и стильный. Но в режиссерских акцентах и работе актеров есть что-то живое. Поэтому веришь в страсть героев и в счастливую развязку. Это будто маленькое путешествие в счастливую страну, где жизнь такая же легкая, как и красивая.

Наталья КАНДЫБКА, Запорожье
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ