Истина — пробный камень самой себе и лжи.
Бенедикт Спиноза, нидерландский философ, ученый, политический и религиозный мыслитель

Сергей Харчук: Я борюсь за свое культурное пространство!

Предприниматель — о содействии украинским музыкантам и писателям
16 сентября, 2010 - 18:42

Ответственный. Начитанный. Немногословный. Ведет себя непринужденно. Одевается демократично. Производит впечатление человека из Западной Европы. С чувством юмора и хорошим вкусом. Очевидно, поэтому все его инициативы — оригинальные и содержательные, и всегда привлекают талантливых людей. Многие из них хотели бы видеть его хотя бы у хороших знакомых.

Это — киевский предприниматель и культрегент Сергей ХАРЧУК. Владелец фирмы «Рутенія-тур», совладелец компании «Культурні і спортивні ініціативи» и директор фестиваля «Славське-рок». «Jazz bez», «Львівська площа», «Потяг до Яремчі», «Музичний сезон у Золотих воротах», запись CD «Улюблені пісні українських гірськолижників» (Сергей — соучредитель Украинского горнолыжного клуба) — проекты, которые он непосредственно или в соавторстве реализовал, а некоторые — продолжает реализовывать дальше. Всячески способствует многим украинским музыкантам — от популярных до начинающих.

Недавно Сергей Харчук был гостем «Дня».

— Сергей, чуть ли не с начала основания вашей фирмы «Рутенія-тур» в ее «меню» есть разнообразные маршруты по украинским городам, местечкам и селам (в отличие от многих других туроператоров). А стали ли украинцы больше путешествовать по своей стране?

— Мне кажется, что да. Но я не владею цифрами, поскольку вряд ли кто-то проводил масштабные социологические исследования.

До недавнего времени некоторые мои товарищи активно путешествовали по свету и не знали, что, например, на Виннитчине можно сплавиться по Бугу, получив такой драйв и неизгладимые впечатления! Или что в Галичине есть замки, где стоит побывать. Нужно сказать, что за последние два-три года немало людей, которые могли себе позволить довольно дорогие поездки за границу, стали все больше путешествовать по Украине. Не знаю, насколько кризис способствовал этому. Скорее — в сознании украинцев происходят определенные трансформации.

— Назовите, пожалуйста, рейтинг маршрутов по Украине.

— Перспективными являются велосипедные туры. Все более популярными становятся сплавы. Кстати, в выходные половина Чехии едет на велосипедах, а другая половина — на «крышах» своих авто везет лодки для сплава по рекам. Приятно, что некоторые директора отечественных или транснациональных компаний в Украине привычные корпоративные события с выпивкой и танцами перевели в формат, например, велотура, где, между прочим, сразу становится понятно, кто есть кто в команде: тот надежный, а этот — психологически неустойчивый... По-моему, очень интересными являются замки Украины. К сожалению, государственные, как правило, не работают в субботу-воскресенье. Например, Золочивский открывается только в полдень в воскресенье, Свиржский вообще закрыт в этот день. Но путники приезжают, по большей части, на выходные. Униатская лавра (греко-католический монастырь) — удивительное место с мощной энергетикой. Очевидно, государство должно обратить внимание на те замки, которые еще остались. По оценкам польских историков, до Второй мировой войны в Западной Украине было 120 замков и дворцов. На сегодня их осталось не больше 20. Все они преимущественно в запущенном состоянии, а могли бы быть источником существенных денежных поступлений, как это есть во всем мире.

— Сергей, у вас не создается впечатление, что украинцы не знают свою страну: «західняки» не бывают на востоке, «східняки» — наоборот, на западе? Мы в «Дне» часто говорим о потребности внутриукраинской интеграции.

— Знаете, буквально последних два года я наблюдаю позитивные признаки: все больше туристов из Донецка и Луганска можно увидеть во Львове, Яремче и Славске. От представителей Яремчанского горсовета слышал, что в их местечке достаточно много предпринимателей с востока приобрели участки для строительства коттеджей. Также мои знакомые из Львовщины и Ивано-Франковщины начали ездить на Сорочинскую ярмарку, на экскурсии в Полтаву и Батурин...

У нас — «західняків» и «східняків» — есть общие ценности, вокруг которых нужно объединяться. Во-первых, это — древняя христианская традиция. Просто действия тех или иных соседей лишили украинцев единства. В Литве или Грузии все более однозначно: есть одна конфессия, и никто на этой почве не разыгрывает баталии и не манипулирует людьми. А люди наши — прекрасные. И нет разницы между прихожанами храмов УГКЦ на Тернопольщине и УПЦ МП на Харьковщине. Только и того, что они часто становятся заложниками политиков. Я полностью соглашаюсь с директором Польского института в Киеве Ежи Онухом, который сказал, что Блаженнейший Любомир (Гузар) — фигура масштабная — имеет все основания быть большим моральным авторитетом для всех христиан в Украине.

Во-вторых, у украинцев глубокая культурная традиция. У нас столько имен, которыми можно гордиться. Возьмем Олеся Гончара — советского писателя, фронтовика, который никогда не становился на колени перед властью, хотя и его не обделяли ни премиями, ни орденами. Он не побоялся сказать в глаза Щербицкому о Чернобыле и тотальной русификации в Украине. Или тот же Мыкола Руденко — ветеран, слепой старец, которого заставили уехать в эмиграцию. А Василий Стус... Список можно продолжать и продолжать.

— Фестивали в Украине становятся одним из популярных видов развлечений и отдыха. Летом в четвертый раз прошел фестиваль «Славське-рок». Знаю, что вы имеете здоровые амбиции делать действо на таком уровне, чтобы на него съезжались отовсюду и, понятно, из-за границы тоже. Расскажите об особенностях нынешнего события.

— Если говорить о публике, то, по большей части, это были молодые люди из Львова, Ужгорода, Киева, Ивано-Франковска, Яремчи, где, кстати, проводится забава «Потяг до Яремчи», которой всячески содействуем. Приехала и довольно многочисленная аудитория из Центральной Украины: Черкасс и Полтавы. Были люди из Польши и Литвы. Даже туристы из Франции и Германии, которые путешествовали по нашей стране. Всех вместе собралось больше пяти тысяч человек. И мы осознали, что в дальнейшем не можем обходиться таким незначительным количеством волонтеров. То есть нужно зимой, например, работать с добровольцами, в частности, приглашать профессиональных экспертов для проведения инструктажей, чтобы в следующем году обеспечить безукоризненную организацию и безопасность.

В этом году, на мой взгляд, мощно прошел Международный керамический симпозиум. Нам удалось несколько улучшить фасад поселкового дома культуры, который до этого выглядел серо и уныло. Наши керамисты предложили оригинальное решение — мозаичное панно. Кроме того, около поселкового совета они «соорудили» дерево жизни — интересная инсталляция из дерева и керамики. Новинкой были и гонки на внедорожниках украинских и польских команд. Также состоялись соревнования по мини-футболу. В 2011 году, очевидно, будем расширять программу, добавив массовый велопоход на территорию ближайших областей — Ивано-Франковской или Закарпатской: что там, что там — интересные и живописные места.

— В последнее время приходилось слышать, мол, в Украине много фестивалей. Но организация некоторых из них — не на должном уровне. А как по-вашему? И вообще — в чем вы видите функции фестивалей?

— Я не считаю, что у нас много музыкальных (рок, джаз, этно...) фестов. У наших соседей, поляков и чехов, если брать пропорционально к количеству населения, их намного больше. Поэтому, я думаю, в Украине будут появляться все новые и новые действа. Есть амбициозные люди, увлекающиеся искусством, в частности музыкой, и имеют желание создать праздник для своего города, поселка или села. Дело в том, что не всем сразу удается оценить свои возможности, в первую очередь — финансовые. И было несколько провальных забав. Не хочу обвинять кого-то в авантюризме. Думаю, люди просто не рассчитали свои силы. Но такое стремление — это очень положительно. Это всегда событие для местных и приезжих. Для последних — это еще и случай попутешествовать по Украине.

«Славське-рок», можно сказать, это — синтез того, что существует у нас, и того, что приходилось видеть за рубежом. Если говорить о зарубежных фестивалях, то все они — стопроцентные бизнес-проекты, где организаторы предварительно обуславливают, на каких этапах получают прибыли: от точек продажи пива, с билетов или сувенирной продукции... Там никто, как, например, на «Славське-рок», не проводит керамические симпозиумы, спортивные программы, мастер-классы для детей. Мне это не очень нравится. Я надеюсь, что нам удастся удержать более широкий формат, и мы и в дальнейшем будем устраивать, например, детские творческие мастерские. Это — создает определенную ауру и дает возможность родителям приехать с детьми, в конечном итоге, и взрослым из мегаполисов познакомиться с прикладными искусствами. Кроме того, украинские фестивали больше, чем немецкие или шведские, содержат в себе этнические корни. Например, на нашем действе в основном выступают группы, играющие этно-рок: «Гайдамаки», «ТаРУТА», «Гуцул Каліпсо». Для музыкантов — это хорошая возможность показать себя. Есть большое количество так называемых андеграундных групп, которые стали известными благодаря фестивалям. Возьмем, например, такую харизматичную и известную команду, как «Мертвий півень». Их основная аудитория в несколько тысяч приезжает на тот же «Славське-рок». Ведь когда группа играет, например, в киевском клубе, там может собраться человек эдак двести. Не больше. Не будем забывать и о финансовом аспекте. Командам, которые не хотят загнать себя в нишу поп-музыки, нужно как-то выживать, а на фестивалях они получают гонорары. Но главное для музыкантов — общение со своей публикой. А действа обеспечивают такую возможность. К примеру, «Арт-поле» или «Країна мрій», где собираются десятки тысяч человек.

Кроме того, фестивали дают возможность сконцентрироваться украинской молодежи с определенными вкусами, которая устала от того, что она видит по телевизору. Я лучше, чем Лина Костенко не скажу. Когда она увидела, что в Украинском доме яблоку негде было упасть на презентации ее романа «Берестечко», удачно заметила, мол, пришли, потому что сами за собой соскучились... Фактически, фесты являются одной из немногих площадок для общения о Своем и в атмосфере Своего — украинского мира.

— Говорят, что вы из года в год на «Славське-рок» приглашаете одного-двух хедлайнеров, а остальные — менее известные команды, которые, однако, играют не менее качественную музыку, чем группы «высшей» лиги. Мол, в реалиях нашего информационного пространства одни «выживут» сами, а других нужно поддерживать.

— Это, в известной степени, так. Безусловно, мне хотелось бы пригласить, например, «Тартак» или «ТНМК». Но лицо Фагота и Фоззи сейчас чуть ли не на каждом билборде. Я против упреков, что мол, они рекламируют заведение быстрого питания или мобильного оператора. Радуюсь, что современные украинские музыканты имеют дополнительный источник заработка и могут чувствовать себя комфортно материально — чтобы иметь возможность больше работать творчески! Но есть немало групп, играющих такую же качественную музыку, однако пока не имеют коммерческого успеха. Поэтому целесообразно, по-моему, их поддержать. Но я уверен, что в ближайшие годы на подмостках «Славське-рок» выступят и «Тартак», и «ТНМК».

— Самый примитивный способ уничтожить будущее нации — «подсадить» молодое поколение на алкоголь. Как известно, он стал неотъемлемым атрибутом «хорошего» отдыха. И уже, кажется, ни один фестиваль не обходится, по меньшей мере, без пива. В противовес «устоявшейся» традиции кое-кто из организаторов даже намеревается объявить территорию своего действа свободной от табака и алкоголя. Что вы думаете по этому поводу?

— Я был бы неискренним, если бы сказал, что слабоалкогольные напитки, в частности пиво, противоречат роковым фестивалям. Поэтому, не прибегал бы к радикальным действиям, хотя мне очень не нравится нынешняя ситуация с так называемым пивным алкоголизмом. Сейчас это запрещено, но еще до недавнего времени молодежь пила пиво в метро и оставляла пустые бутылки просто под скамейками. Я каждое утро езжу на велосипеде в парке вблизи моего дома, а навстречу идут молодые люди с бутылкой пива в руках. Кстати, за рубежом употреблять алкогольные напитки разрешено, начиная с послеобеденного времени. У нашей молодежи чувствуется неуважение к себе и низкий уровень бытовой культуры, то есть тяжелое постсоветское, если хотите, постгеноцидное наследие.

Я часто бываю за рубежом и мне есть с чем сравнивать. Чехи, значительная часть немцев и австрийцев употребляют пиво регулярно, но умеренно. Видел, как хоккеисты — игроки высшей лиги — или гребцы и триатлонисты после завершения соревнований позволяют себе выпить бокал пива, и никто в этом ничего антисоциального не видит. Я ни разу — ни на хоккейном матче НХЛ в Канаде, ни на масштабных играх в Чехии или в Германии не видел, чтобы кто-то злоупотреблял алкоголем в такой степени, чтобы выплеснул пиво на соседа, как это традиционно у нас происходит на массовых мероприятиях. Поэтому очень осторожно посещаю со своими детьми футбольные матчи в Украине. Как-то не очень приятно, когда дочка будет сидеть рядом с пьяной компанией, которая будет сопровождать матами действия того или иного игрока. Одним словом, нужно поднимать общий культурный уровень.

— Скажите, а в чем феномен Сергея Харчука?

— Не считаю, что существует какой-то феномен Сергея Харчука. Знаю немало киевлян, живущих по таким же убеждениям, как и я.

По-видимому, с самого детства мне посчастливилось с кругом общения, хоть я ходил в русскую школу — в то время украинских было мало. А те, что были, как считалось, не давали надлежащих знаний. В 4 или 5 классе на меня благотворно повлияла учительница украинского языка и литературы Леся Кузьминична Геля. Когда мы на ее уроках переходили на русский, она начинала с нами остроумно шутить, называя «янычарами», «предателями»... Одним словом, каждый раз давала понять, что мы принадлежим к определенному этносу.

Моя мама работала учительницей, а отец — инженером на станкостроительном объединении. Тогда на зарплату просветительской или технической интеллигенции невозможно было позволить себе приобрести хорошие книги на русском языке. Разве что в «Стимулах» — сети магазинов, где за макулатуру можно было выменять, например, Ильфа и Петрова «12 стульев». Но много произведений зарубежной литературы выходило в украинских переводах, но их покупали немногие. Это было непопулярно. Поэтому всю переводную литературу — Эрнеста Хемингуэя, Джеймса Фенимора Купера, Томаса Майн Рида, Марка Твена, то есть то, что читает парень в юношеском возрасте, перечитал на украинском. Позже, когда увлекся современной немецкой литературой, — того же Генриха Бёля и Зигмунда Ленца читал в прекрасных украинских переводах. И наслаждался! К тому же, мои родители обратили внимание на то, что наблюдается угрожающая тенденция: все идет к уничтожению украинцев как этноса — чтобы потом возникло едино могучее русскоязычное единство людей под названием «советский народ». Поэтому мы договорились дома общаться исключительно на украинском языке. Но, по-видимому, внутренне гордиться тем, что я — украинец, начал все же в студенческие годы. На меня оказывала сильное влияние родная альма-матер — киевская политехника. Наши преподаватели не боялись рассказывать о Великих украинцах. Об Игоре Сикорском или Сергее Лебедеве. Последний первым изобрел компьютер, хотя всегда считалось, что его создала американская компания IBM.

Так вот, теперь мы, реализовавшись, получили возможность бороться за свой комфорт, свое аудиопространство... И когда называют нас меценатами, это не совсем так. Помогая музыкантам или писателям, я, можно сказать, борюсь за свои индивидуальные привилегии: музыку, которую хочу слушать, книги, которые хочу читать... Я борюсь за свое культурное пространство! И таких немало. Да, они значительно масштабнее меня: Олег Скрипка, Тарас Чубай, Виктор Морозов, Сашко Положинский... К слову, председатель правления Райффайзен Банка Аваль Владимир Лавринчук чуть ли не во всех событиях возглавляемого им учреждения опосредовано или непосредственно поддерживает украинских исполнителей и писателей. Взять хотя бы фестиваль «Потяг до Яремчи». Как видите, здесь присутствует большая составляющая эгоизма.

— И в заключение — ваш рецепт небезразличия.

— С моим товарищем, успешным киевским ресторатором Сергеем Гусовским, с которым мы проводим много времени, катаясь на горных или водных лыжах, неоднократно об этом говорили.

Некоторые наши друзья считают, что не стоит делать замечания хаму, который, идя по улице, матерится, подонкам, которые бросают окурки или бутылки из-под пива под ноги людям — мол, все равно в этой стране ничего не изменится. Если исповедовать такую философию, то действительно ничего не изменится. Нужно начать с себя и своего окружения. Росава, например, вокруг собственного дома на Сырце в Киеве насадила цветов. Сначала на клумбы люди выпускали собачек и сами могли по ним пройтись. Но певица не ленилась восстанавливать цветник. И постепенно в сознании ее соседей происходили изменения. В конечном итоге, они начали думать, как и она: это же приятно, когда весной, летом и осенью вокруг цветут цветы... К сожалению, мы жили в ужасной системе, где было не до эстетических ценностей, поэтому сейчас часть людей к этому мировоззренчески не готова. Заботиться о себе, проявлять здоровый эгоизм — так должен делать каждый, кто стремится к переменам. Это касается не только эстетики, но и идеологии. Так давайте же говорить по-украински, слушать качественную украинскую музыку, покупать книги отечественных издательств!

Беседовала Надежда ТЫСЯЧНАЯ, фото Константина ГРИШИНА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments