Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Татьяна Савченко: Работы Животкова и Вайсберга не стыдно было бы подарить даже Пикассо и Вермееру...

Старейшей столичной галерее «Триптих» исполнился 21 год
2 декабря, 2010 - 19:23
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Это событие и стало поводом для нашего разговора с директором галереи «Триптих» Татьяной Савченко.

«ТРИПТИХ» СТАЛ БОЛЕЕ РАФИНИРОВАННЫМ»

— Татьяна, ваша галерея уже совсем «взрослая» — ей пошел третий десяток. Каким выдался прошедший год? Что хорошего произошло за минувшие 12 месяцев?

— Действительно, «Триптих» побил все украинские рекорды. 21 год — солидная дата, и все, кто занимается галерейным бизнесом, с уважением и восторгом оценивают этот возраст, поскольку прекрасно понимают, насколько сложно выживать галереям в наше время и в нашей стране такое количество лет. А хорошее происходит постоянно, каждые две недели, когда открывается очередной вернисаж. Предваряя его, я обычно говорю: «Галерея «Триптих» продолжает свою работу. Невзирая и вопреки!..» (смеется). А если серьезно: меня очень радует, что за последние годы наша галерея стала более рафинированной, что ли... Это касается художников, которые выставляются в «Триптихе».

— Кто особенно порадовал за «отчетный период»?

— Лично меня в который раз поразил Саша Животков. Он принадлежит к числу тех настоящих художников, которые видят сущность вещей насквозь, замечают то, что не дано другим, это просто живой сканер. Он много путешествует: цикл его тибетских работ, к примеру, чрезвычайно впечатляет. А недавняя выставка в «Триптихе» — своеобразные воспоминания об известном лэнд-артовском фестивале в Могрице (местечко под Сумами). При написании этих полотен Саша использовал разнообразнейшие и неожиданные техники. На мой взгляд, могрицкий цикл Животкова — яркий и талантливый пример актуального искусства.

Весьма интересны последние работы Матвея Вайсберга. Да, собственно, почти все художники, которые выставляются в «Триптихе», талантливы и профессиональны, сотрудничают с нашей галереей уже много лет и относятся к подготовке персональных выставок с большой ответственностью.

Однако какими-то выдающимися успехами в прошедшем году похвастаться, к сожалению, не могу. Время, действительно, очень сложное. Мы не участвовали в недавно прошедшей 5-й Международной арт-ярмарке «ART — KYIV CONTEMPORARY 2010», просто не было денег. Это обидно... И меня восхитил «Мистецький Арсенал» своим пространством и возможностями, которые в связи с этим открываются. На мой взгляд, его появление — одно из самых важных культурологических событий в Украине. Но на арт-фестивале в Стамбуле в нынешнем году «Триптих» был успешно представлен двумя украинскими художниками — Сережей Савченко и Аней Криволап. Очень хорошо зарекомендовала себя галерея и на международном форуме в Вильнюсе, после которого мы получили много интересных предложений сотрудничества.

Вот, пожалуй, и все достижения «Триптиха» за последний год. Но это немало, поскольку у некоторых наших коллег проблемы гораздо более серьезные, чем у нас. Объясняется это весьма банально: украинский арт-рынок недостаточно развит. И даже те художники, которые сотрудничали на цивилизованных условиях с той или иной галереей, стали вести себя менее дисциплинированно, что ли. Поясню эту формулировку. Пресловутый кризис затронул всех, и те, кто раньше приобретал произведения искусства, столкнувшись с финансовыми проблемами, стали выставлять работы из частных коллекций на аукционах. В основном это картины современных, ныне живущих художников. Получился чудовищный разнобой цен: одна стоимость — в галерее, другая — в мастерской, третья — на аукционе. Естественно, подобная ситуация не может положительно сказываться на галерейном бизнесе. Но поскольку «Триптих» за годы своего существования переживал разные — может быть, не такие мрачные, но также непростые — времена, я все равно полна оптимизма. Уверена: жизнь наладится, а счастье есть! (Улыбается).

«КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ В УКРАИНЕ — БОЛЬНАЯ ТЕМА»

— Несмотря на кризис, на то, что какие-то галереи не выдерживают борьбы за существование и закрываются, — появляются новые. Например, нынешним летом открылся масштабный, с определенными амбициями, Центр современного искусства «М17».

— Меня это очень порадовало. Я человек доброжелательный и, думается, объективный, очень люблю свою профессию, а здоровая конкуренция лишь создает определенный кураж в художнических кругах. Более того, недавно увидела на Первом национальном канале телепрограмму «Красиво», к созданию которой, насколько понимаю, имеет непосредственное отношение «М17». Это также знаковое событие.

— Можно узнать твое мнение о передаче «Красиво», ведь в украинском телепространстве ощущается явный голод в отношении культурологических программ?

— Не хочется обижать создателей проекта, поскольку сама идея его возникновения заслуживает добрых слов. Однако, справедливости ради, должна констатировать: мне было не интересно. Непонятна цель, какую преследуют авторы, нет четкой структуры передачи, случайны герои, приглашенные на эфир, не профессиональны ведущие, которым просто скучны обсуждаемые проблемы. Дискуссия в студии напоминает пресловутые посиделки на кухне: поговорили обо всем понемногу, чтобы скоротать время, и разошлись.

Культурологические проекты на украинском телевидении — вообще больная тема. Представление, которое можно составить об Украине по некоторым программам, отбрасывает нашу страну неведомо куда. Кто хоть слово сказал на ТВ о Венецианском биеннале? Кто, например, когда-либо пригласил на эфир умного эрудированного искусствоведа Александра Соловьева или «говорящих» художников — Владу Ралко, Матвея Вайсберга, Анатолия Криволапа? Они ведь интересные, Богом одаренные люди, которые могут немало рассказать и о судьбе художника, и о своей профессии! А мы не в состоянии допроситься ни один из многочисленных телеканалов осветить открытие выставки уникального, талантливейшего человека! Более того, если даже нас и удостаивают вниманием, то приезжают какие-то невнятные девочки, путающие графику с керамикой... И самые «умные» вопросы, которые они задают: «Что вас привело в искусство? Ваши планы на будущее? За сколько продаете свои работы?» Это смешно и убого.

«СТЕРЖЕНЬ ГАЛЕРЕИ «ТРИПТИХ» — АКАДЕМИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ»

— Татьяна, ты много путешествуешь. Хватает времени пробежаться по зарубежным галереям? Чем они отличаются от отечественных?

— На мой взгляд, у нас еще не существует такого направления в искусстве, как contemporary art, столь популярного и востребованного ныне во всем мире. Это своеобразный хай-тек в фотографии, видео-арте, живописи. В том же Центре современного искусства «М17», о котором мы говорили, я увидела картины, относящиеся, по мнению устроителей, относятся к contemporary art. Но, на мой взгляд, лишь в нескольких работах из 100 прослеживается соответствие этому направлению. Впрочем, размытость формулировок в современном искусстве — это тоже одна из составляющих украинского арт-пространства. На Западе же границы contemporary art чётко определены и подтверждены авторитетным мнением ведущих искусствоведов и критиков, а лучшие образцы этого направления закуплены известными музеями современного искусства. Нам до этого очень далеко (грустно).

Я убеждена, что у каждой конкретной галереи должна быть своя ниша, свой стержень. Это моя принципиальная позиция, я от нее не отступлю, она незыблема. В «Триптихе» подобной осью, безусловно, являются академические ценности. Это умение художника работать со светом, тенью, владеть колором. Это вечная живопись, о которой сегодня нередко говорят, что она лжива и умирает, а будущее, мол, за честным изображением — фотографией. Подобные утверждения, на мой взгляд, нелепы. Я недавно побывала в Лондоне и в очередной раз была просто очарована его музеями. В Национальной галерее поймала себя на мысли, что меня неотвратимо тянет к работе Модильяни, которую сотни раз видела в репродукциях. В реальности же она меня просто потрясла — от картины исходила такая мощная сила любви, драматизма, света! Весь набор общечеловеческих ценностей. Не поверишь, я даже прослезилась! Как подобная живопись может умереть?! Такого не случится никогда, что бы там ни толковали искусствоведы. Она прошла пробу на прочность, на долговечность. Поэтому я и выставляю в «Триптихе» хороших художников, и буду делать это впредь. Сказанное не означает, что в будущем мы не станем включать в планы галереи современное искусство, но это будет лишь исключением из правила. Которое, как известно, лишь подтверждает правило! (Смеется).

— Будь у тебя возможность пригласить с персональной выставкой в «Триптих» своих любимых художников из любой страны и времени, кто бы это был?

— Между нами, в разные периоды жизни в мои фавориты попадают разные художники... Очень люблю Гойю. В состояние транса меня приводит Веласкес — часами могу смотреть написанное им тело. Наверное, сие и есть тайна, и не нужно ее разгадывать, она просто должна существовать. Как я уже вспоминала, меня необычайно интригует трагическая фигура Модильяни. Вермеер... Очень хорошо отношусь к Пикассо — авантюризм в сочетании с громадным талантом дал непревзойденный результат. А неординарные личности меня всегда привлекали. Как, например, наши современники Илья Исупов и Влада Ралко, которым я предрекаю большое будущее.

— А если бы кому-то из столь гениальной компании нужно было сделать подарок, чью работу из выставляющихся в «Триптихе» художников ты бы презентовала?

— Я подарила бы им работы Саши Животкова и Матвея Вайсберга.

Ирина ГОРДЕЙЧУК
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments