Надо любой ценой обходить ... широкие, распахнутые двери, а искать истинно большие ворота, над которыми веют неподдельные, неперелицьование флаги нашего духа
Елена Телига, украинская поэтесса, публицист, литературный критик, деятель ОУН

Улыбнись и пой!

Прима оперетты Ольга Юровская отметила бы 100-летие со дня рождения
3 февраля, 2011 - 19:50
ОЛЬГА ЮРОВСКАЯ (РОЗАЛИНДА) В ОПЕРЕТТЕ «ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ» И. ШТРАУСА (1934 г.) / ФОТО ИЗ АРХИВА ТЕАТРА

Осенью 1934 года в коллективе вновь созданного Театра музыкальной комедии, который стал столичным, появилась молодая актриса. Высокая, с привлекательной внешностью, она сразу же обратила на себя внимание артистов, недавно сформированной труппы. Это была Ольга Юровская, только что закончившая Киевскую консерваторию, где училась вокалу и сценическому мастерству в классе знаменитой, в прошлом оперной певицы и вокального педагога, Клары Брун.

Приглашение работать в театре музкомедии О. Юровская приняла охотно. И хотя Брун готовила свою воспитанницу как оперную певицу, сложилось так, что настоящее свое призвание актриса нашла именно в оперетте, очень популярном в те времена жанре музыкально-вокального искусства, и никогда не сожалела, что выбрала именно этот жанр для своей артистической карьеры.

Ольга Юровская родом из семьи художников. Ее отец, Иосиф Адамович Юровский, имел музыкальное образование, работал пианистом, был антрепренером театральной труппы. Мать, Екатерина Николаевна Юровская, была выдающейся артисткой советской эстрады, славилась как исполнительница песен и романсов. Сестра Ольги Иосифовны, Анна Юровская, также воспитанница Клары Исааковны Брун, стала оперной певицей, много лет пела на оперных сценах Львова и Новосибирска. Муж Ольги Иосифовны, Стебловский Владимир Васильевич, был известным театральным деятелем, режиссером. В разное время работал на руководящих должностях театров Киева, в частности, был директором Театра музыкальной комедии, Русской драмы им. Леси Украинки и Театра им. И. Франко. Сегодня артистическую семейную династию продолжают дочь Ольги Иосифовны, актриса Молодого театра, Татьяна Стебловская и ее сын Владимир Бегма, актер московского Театра Луны.

Творческая деятельность О. Юровской в Киевском театре оперетты длилась более четверти века! Благодаря таланту, большой любви к музыкальному искусству она заняла достойное место среди выдающихся мастеров столичной оперетты. Упорная работа над ролями, которые ей приходилось играть, позволяла актрисе создавать самые разнообразные характеры — глубокие, убедительные, психологически точные. В своем творчестве актриса всегда стремилась к психологической углубленности, очаровывая зрителя непосредственностью и искренностью чувств своих героинь.

В молодые годы она играла роли юных героинь, среди которых наибольшей популярностью у зрителей пользовались Сильва в одноименной оперетте, Виктория в «Последнем чардаше», Марица в одноименной оперетте, Виолетта в «Холопке», Марион в «Голубой мазурке», Теодора в «Принцессе цирка», Аннина в «Ночи в Венеции», Яринка в «Свадьбе в Малиновке».

Позже Юровская играла характерные роли, среди которых наиболее памятные: Секлита в комедии «За двумя зайцами», Одарка в «Сватанье на Гончаровке», Комариха в «Свадьбе в Малиновке» и др.

Юровская принадлежала к тем украинским мастерам середины XX века, творчество которых, к сожалению, не было по достоинству оценено государством. Невзирая на популярность и плодотворный многолетний труд на ниве музыкально-театрального исполнительства, ее заслуги так и не были отмечены ни правительственными наградами, ни почетным званием.

— В памяти неоднократно возникают мои детские годы, которые прошли преимущественно за кулисами театра оперетты, — вспоминает актриса Татьяна СТЕБЛОВСКАЯ. — Я имела возможность наблюдать за маминой подготовкой к спектаклям, за ее игрой на сцене, сидя за кулисами возле суфлера Рутковского, которого все называли «дядечка Миша». Музыка и песни, прекрасные мелодии многих оперетт вошли в мою душу с детства. Мы жили в одном доме с главным режиссером Театра музкомедии И. Земгано. Родители дружили с ним. У нас дома часто в праздничные дни собирались артисты оперетты и Русской драмы, где работал мой отец. Бесспорно, именно благодаря маме и под воздействием той атмосферы и обстоятельств, в которых я находилась с ранних лет, сложилась моя жизненная и творческая судьба как актрисы. К сожалению, я не видела маму в ее коронных ролях, таких как Сильва, Марица, Теодора, Виолетта, но еще застала ее в «Свадьбе в Малиновке», где она играла Софию. Этот спектакль был знаменательным, этапным в ее творчестве: сначала она играла Яринку, потом — Софию, мать Яринки, а позже — Комариху. Помню дуэт Софии с Назаром, которого играл В. Козерацкий — этот дуэт всегда вызывал пылкие аплодисменты зрителей. Очень нравилась ее Секлета («За двумя зайцами»). Героиня была органичной натурой, наделенной сильным, волевым характером. Она не боялась быть и смешной на сцене, когда этого требовала ситуация в спектакле. Вот этот синтез серьезного и смешного способствовал созданию чрезвычайно интересного образа, который запоминался надолго. Эту мамину роль знала с детства почти наизусть. И даже не подозревала, что через многие годы мне самой придется играть Секлету, но уже в спектакле Молодого театра. А разве можно забыть ее Игуменью в «Поцелуе Чаниты»! Когда Игуменья пела с полицейским, которого играл Г. Лойко, зал разразился хохотом, и зрители щедро награждали артистов громкими аплодисментами. Мамин образ остался для меня путеводной звездой на всю жизнь. Всем, чего достигла в своем творчестве, успехами и достижениями я обязана родным мне людям — бабушке, маме, отцу, тете Анне, которые привили любовь к театру, к музыкальному искусству в широком понимании этого слова.

— Мои родители жили в одном доме с Ольгой Иосифовной по ул. К. Либкнехта (ныне Шелковичная). Я дружила с ее дочерью Татьяной, которая часто ходила на спектакли Театра музкомедии и меня приглашала с собой, — рассказывает Ольга ДМИТЕРКО, кандидат медицинских наук, дочь выдающегося писателя Любомира Дмитерко. — Ольгу Иосифовну я называла тетей Олей. Я ее и теперь вспоминаю с улыбкой. Ее игра в спектаклях «За двумя зайцами», «Сорочинская ярмарка», «Свадьба в Малиновке», «Поцелуй Чаниты» вызывала у нас, детей, восторг и желание снова и снова побывать на веселых спектаклях, в которых она принимала участие. Помню ее сильный, красивый голос, хорошую фигуру. Невзирая на пышные формы, она умело двигалась и была на сцене игривой, легко танцевала. Дома у тети Оли мы, Танины подружки, часто собирались и устраивали домашние спектакли. Надевали концертные платья тети Оли (конечно, когда ее не было дома), гримировались. «Режиссером» домашних спектаклей была Таня. В нашем дворе Ольгу Иосифовну любили все дети. Она была приветливым и искренним человеком. Часто угощала нас чем-то вкусненьким. Уже давно нет среди нас Ольги Иосифовны. Но образ этого жизнерадостного человека и замечательной актрисы не исчезает из памяти. Недаром же говорят, что человек живет до тех пор, пока его помнят люди.

— Всего три года, но общение с актрисой осталось для меня незабываемым. Встретились мы впервые в 1974 году, когда я собирал материал для очерка о знаменитой эстрадной певице К.М. Юровской, матери Ольги Иосифовны (очерк был опубликован в журнале «Советская эстрада и цирк» в 1976 г.) и для статьи к долгоиграющей пластинке К. Юровской, которая готовилась тогда на Всесоюзной фирме грамзаписи «Мелодия» (пластинка вышла в 1977 г.), — вспоминает Виталий ДОНЦОВ. — Она предоставила мне необходимые материалы, которые и были использованы при написании статей. С тех пор и до самой смерти Ольги Иосифовны в 1977 году мы постоянно общались, поддерживали дружеские отношения. Мне не раз приходилось бывать у нее дома. Была она очень радушным, доброжелательным, гостеприимным человеком, интересным собеседником. Охотно рассказывала о своей работе в театре оперетты, вспоминала давно минувшие события из своей артистической жизни. Рассказчик она была чрезвычайно интересный, я всегда оставался в восторге от ее образной речи и остроумия. В феврале 1977 года Ольга Иосифовна внезапно заболела. Узнав об этом, я сразу же поехал к ней домой, чтобы навестить ее. Когда вошел в комнату, около ее кровати была мать Владимира Бегмы — Наталия Дмитриевна (в прошлом артистка Харьковской оперетты). Ольга Иосифовна чувствовала себя нехорошо, но при нас пыталась быть бодрой, даже шутила. Не приходило в голову, что это наша последняя встреча. Через два или три дня ее не стало. Мне выпала тогда еще и грустная миссия — провожать ее в последний путь. Пусть же это несколько схематическое воспоминание ляжет незабудкой около вечного дома, где отдыхает прекрасный человек и актриса Ольга Иосифовна Юровская.

Виталий ДОНЦОВ, Анатолий ЖЕЛЕЗНЫЙ, искусствоведы
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments