Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

«В советское время духовную музыку украинской автокефалии задушили»

Капелла «Думка» празднует 100-летие
6 марта, 2019 - 18:03
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Название «ДУМКА» происходит не от слова думка, это аббревиатура от «Державна Українська Мандрівна Капелла»: в 20-ые годы ХХ века  аббревиатуры в названиях были в тренде. В 1927 году в капелле «ДУМКА» пела будущая кинозвезда, оперная певица,  обладательница «Оскара» Милица Корьюс (США) — исполнительница главной роли в  голливудской киноленте-шедевре «Большой вальс» (США, 1938).

Юбилейный концерт состоится на сцене Национальной филармонии Украины 11 марта, как и ровно 100 лет тому назад (тогда это был  зал Купеческого собрания Киева и хористы дали свой первый официальный концерт капеллы «ДУМКА», посвященный годовщине смерти Тараса Шевченко и исполнили произведения на стихотворения Кобзаря). В настоящее время этот коллектив является флагманом украинской музыкальной культуры, который во многом определяет, формирует ее лицо. Без этого коллектива сегодня невозможно воспроизвести полноценную панораму украинского искусства.

В канун знаменательной даты «День» пообщался с главным дирижером и художественным руководителем прославленного хора, академиком, профессором Национальной музыкальной академии Украины Евгением САВЧУКОМ, который возглавляет «ДУМКУ» уже 35 лет!

«ОБ ИСТОРИИ «ДУМКИ» МОЖНО СНИМАТЬ КИНО, ПРИЧЕМ В РАЗНЫХ ЖАНРАХ»

— Евгений Герасимович! До недавнего времени существовало определенное разночтение дат создания вашего коллектива: одни считали, что это 1919 год, другие — 1920-й. Каковы истоки?

— Все началось с окончательного прихода большевиков в Киев — где-то приблизительно в феврале 1920 года. А мы имели информацию, опираясь на не очень разрешенную в советские времена энциклопедию Владимира Кубийовича, что «ДУМКА» была основана именно в 1919-ом. Потом мы нашли несколько дополнительных документов зарубежного происхождения, которые подтверждали это. Как раз тогда исполнялось 75 лет коллективу, я ходил в Кабинет Министров, показывал эти бумаги, и фактически с тех пор датой рождения капеллы официально считается 1919 год.

— Согласно последним данным исследователей, «ДУМКА» берет начало с капеллы «Днепросоюза», которую возглавлял Поликарп Бигдаш-Бигдашев.

— Да! То были работники «Днепросоюза». То есть мы из любительского статуса начинали. После Бигдаша-Бигдашева капеллой руководили Кирилл Стеценко и Нестор Городовенко.

На стене в моем кабинете висит пластинка — это запись фирмы Сolumbia в Париже, осуществленная в 1929 году. Поездка была очень сложной. Женский состав капеллы остался тот, который был, а всех мужчин заменили... россиянами. Потом очень долго добирались поездами во Францию через Прибалтику, — не могли иначе пересечь границу из-за напряженной украинско-польской ситуации времен правления Пилсудского. И опоздали, зашли в зал Театра Плейель прямо на концерт, в чем кто был с дороги. Их встретил известный дирижер Эрнест Ансерме и ожидала публика, которая уже начала расходиться. Невзирая на усталость, решили выступать. Успех был большим. У нас осталась афиша. Приблизительно тогда Нестор Городовенко стал заслуженным артистом Украины, причем имел билет  № 1.

— Как долго Городовенко возглавлял «ДУМКУ»?

— Если посмотреть на всю историю коллектива, — то была очень большая и сложная дорога. История «ДУМКИ» исследована недостаточно, много потеряно следов, документов, рассказов очевидцев. Я имею несколько свидетельств от Павла Ивановича Муравского. Он здесь пел смолоду, когда еще учился в консерватории. Сюда же получил назначение 21 июня 1941 года, а на следующую ночь все перевернулось.

Городовенко работал долгое время, почти до самой Второй мировой войны. В тот сложный период нужно было петь все: и какие-то агитки, и так называемые массовые песни... Не было хормейстерских школ, которые есть уже теперь, не существовало таких звукозаписывающих средств, как в настоящее время. И стиль пения... Посмотрите фильмы 1930-х — были в старых лентах фоновые закадровые музыкальные записи хоров. Вы представляете себе тот стиль звучания! В настоящее время те записи имеют уже, скорее, не художественную, а историческую ценность.

Со слов Муравского, Городовенко был резкий человек и позволял себе разные высказывания. Но рядом всегда находились комиссары, которые фиксировали каждое слово, — существовал жесткий идеологический контроль. В конце 1930-х распространялись облигации на построение московского метро, а Городовенко сказал: «На Москву не дам!» —  и это стало поводом его снятия с должности.

— А что было с капеллой в годы войны?

— Опираюсь лишь на свидетельства очевидцев, потому что документов не имею. Об истории «ДУМКИ» можно снимать кино, причем многосерийное. Началась война. Часть коллектива (по различным причинам) осталась в Киеве, но большинство решило выбираться из города: на телегах, пешком — кто как мог. Под Харьковом думчане попали в так называемый «Харьковский котел» — в окружение. Оттуда немцы хористов забрали и отвезли назад в Киев. Тогда начались их выступления в оккупации под руководством Городовенко.

Между тем в Ставрополе советская власть объявила, что «ДУМКА» находится там, и ее возглавляет Александр Петровский. С передвижением фронта на запад и капелла начала двигаться в Киев. Так и получилось, что «ДУМКА»-оригинал отступила во Львов, а «ДУМКА»-дубликат зашла в Киев в помещение на Ярославов Валу.

Городовенко с хором, который уже назывался «Украина», направился в Мюнхен, концертировал там. Потом они попали в американскую оккупационную зону и эмигрировали в Канаду.

«НА НАШЕМ РЕПЕРТУАРНОМ СПИСКЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНА БЫЛА СТОЯТЬ ПЕЧАТЬ «РАЗРЕШЕНО К ИСПОЛНЕНИЮ»

— Расскажите, пожалуйста, о послевоенных годах.

— В 1946-ом капеллу возглавил Александр Сорока и оставался на должности достаточно долго — 18 лет. После него пришел Павел Муравский (5 лет), потом — Михаил Кречко (14 лет). Имея непростую и запутанную историю, «ДУМКА» всегда шла в ногу со временем. Ее путь отражает все этапы развития страны: и сталинский период, и оттепель...

Сложный был коллектив, когда я пришел в 1984-ом. Это еще были советские времена, у нас, как и во всех других учреждениях, был заместитель директора по воспитательной работе, который осуществлял идеологический контроль, существовала суровая цензура. На нашем репертуарном списке обязательно должна была стоять печать «Разрешено к исполнению».

Парадоксально, но во времена Михаила Кречко — очень умный человек был, имел настоящее стратегическое виденье — был реализован ряд важных художественных проектов. Например, «Червона калина» Леси Дичко здесь родилась, «Сад Божественних пісень» Ивана Карабица, Третья симфония «Я утверждаюсь» Евгения Станковича на стихотворения Павла Тычины. То был прогресс, ведь это — знаковые произведения, которые остались в нашем репертуаре.

При Муравском коллектив очень хорошо звучал, как на мой взгляд. Но репертуар был несколько проще.

При Городовенко уровень вообще был почти самодеятельным. Однако взвесьте: Хора имени Г.Веревки тогда еще не существовало и «ДУМКА», помимо остального, должна была исполнять и народные, и так называемые уличные песни с выводом. Городовенко сам объявлял «Ой гиля, гиля, гусоньки, на став» и шел за кулисы, а хор пел без дирижера.

«У НАС ЕСТЬ СВОЯ «КОПИЯ». В США В 1949 ГОДУ БЫЛ СОЗДАН МУЖСКОЙ ХОР С НАЗВАНИЕМ «ДУМКА»

— Знаю, что у «ДУМКИ» за рубежом есть тезка...

— Да! У нас есть своя «копия». В США в 1949 году был создан мужской хор с названием «»ДУМКА». Следовательно, у них в этом году тоже юбилей — 70 лет со дня основания. Коллектив недолго был мужским, впоследствии стал смешанным. Я имею с их руководителем Василием Гречинским контакты.

Когда я с «ДУМКОЮ» был в США на первую годовщину Независимости Украины, мы с ними пели вместе. Там есть украинский центр «Союзівка» — музей под открытым небом наподобие нашего «Пирогово». Это большая территория, где воспроизведены церкви и хаты из Полтавщины, Франковщины — представлены разные регионы Украины. В городке есть и концертный зал, где мы совместно выступали, и гостиницы, и рестораны — вся инфраструктура.

«ЗА ПОСЛЕДНИЙ ГОД МЫ ЗАПИСАЛИ 15 КОНЦЕРТОВ»

— 11 марта юбилейный концерт «ДУМКИ» в Национальной филармонии Украины. Если не секрет, как составляли программу?

— В настоящее время мы записываем все концерты Дмитрия Бортнянского. Их 35. Это наш план на 3—5 лет вперед, который я реализую, невзирая на другие задачи. За последний год мы записали 15 концертов. Я мог бы взять какое-то наилучшее произведение Бортнянского, и это дало бы старт юбилейному концерту. Но я не хочу исполнять Бортнянского, например, без Веделя. Впрочем, в одном концерте охватить все невозможно!

Я подумал, что Стеценко, Леонтович и Кошиц — современники рождения «»ДУМКИ». Они были знакомы и вместе работали, более того — положили начало духовной музыке той автокефалии, которая в настоящий момент возрождена. Если есть автокефалия, то должна быть и своя музыка. Но ее еще, к сожалению, нет. Ведь в советское время духовную музыку украинской автокефалии задушили. Пока еще из украинских композиторов реально никто не звучит в самой церкви, потому что это нужно делать профессионально, зная традиции, порядок, канон. Идет речь не о художественных, а прикладных вещах. Это — целая наука. Вот и остаются только произведения давних времен!

Дальше я остановился на опусах наших современников. Произведения Валентина Сильвестрова и Евгения Станковича будут звучать в а капельной части программы, а Леси Дичко и Мирослава Скорика — в симфонической. Каждый имеет свою историю и особенно дорог «»ДУМЦІ».

— Каково, с вашей точки зрения, национальное лицо украинской культуры? Каковы его черты?

— Боюсь, что не смогу определить однозначно. Я не считаю, что мы лучше других. Просто у нас своя ментальность. Это заложено в генетике. Для меня Светоч — наш Кобзарь. Я люблю его читать глазами. Это какое-то идеальное состояние, когда слезы на глаза наворачиваются, и ты начинаешь звучать вместе с текстом. У «»ДУМКИ» —  самая большая «Шевченкиана! Никто столько не перепел произведений Тараса Григорьевича. Его слово настолько музыкальное, глубокое! Это какой-то феномен, который дает массу поводов для фантазии. Это воспринимается телом как твое внутреннее содержание. И нет ни одной лишней фразы! Наше национальное лицо в мировой культуре, безусловно, есть, и оно абсолютно оригинально и его нужно беречь. Качество воспитания, образования, каждого нашего шага должно быть на действительно европейском уровне!

Ольга ГОЛИНСКАЯ, музыковед
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ