Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Живопись, созданная на выдохе

В галерее ТриптихАрт 22.02.2020 открывается выставка «Sub Signo Tauri» Антона Ковача
21 февраля, 2020 - 10:48
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

В поисках самого себя я блуждал по жизни с кистями в руках, создавая разные образы. Когда-то, в начале 90-х годов, я впервые захотел воспроизвести образ быка, который символизировал бы силу и стихию. С того времени он дремал в моем подсознании — вплоть до прошлого года. Приступая опять к этой теме, я почувствовал его присутствие совсем рядом. Он стоял прямо передо мной. Страха не ощутил, а, прикрыв глаза, увидел чистый красно-малиновый цвет. Так началась моя новая история под знаком быка. 

Антон Ковач

Серию пылающих красками полотен проекта «Sub Signo Tauri» («Под знаком Быка») живописец Антон Ковач разворачивает в галерее ТриптихАрт с 22.02.2020. На полотнах только Тореро и Бык. Нет ни бандерильеро, ни азартных зрителей зрелища — их присутствие незримо, потому что стерто тучами цветных наслоений. Эти тучи — воплощенные страсти обеих сторон, переплетенные со стихиями пространства. Ничто и никто не вмешивается в напряженный поединок-диалог.

Лишь одно полотно в экспозиции — «Танцовщицы» — выплывает магическим золотом светлой сиены — как виденье или утеха, где три призрачных женских фигуры в прозрачных одеяниях танцуют, удерживая в кругу могучую фигуру синего быка, который будто выпал из космоса голубизны близлежащего неба. Пятна на полотне полыхают красками, несут высокое и чистое напряжение ритуального танца. 

Но все же главным и неопровержимым героем полотен этой живописной тавромахии выступает дуэт. Да, именно дуэт — Тореро и Бык. И даже иногда Бык и ...Кентавр, в которого превращается Тореро, гарцуя на кону. Они становятся по сути равными, кроме коварного убийственного оружия, например, копья в руках бойца. Впрочем, и здесь присутствует равновесие — могучие рога визави. И что же происходят на полотнах? А там — не поединок, зато напряженный глубокий разговор двух душ, которые сияют сквозь жар ожесточенной борьбы. Извечное жестокое красивое и сокрушительное гарцевание. 

Антон Ковач изображает пиковые ситуации напряжения, где матадор сливается с быком в экстазе, в стремлении жизни и победы. И здесь иногда просматривается автор, который и сам не знает, где он в этом противоборстве, кто он — прекрасный тореро или могучий бык. 

И что же служит здесь нитью Ариадны, способной вывести из лабиринта противоречивых мыслей и чувств, непостижимых поступков? Наверное, сама способность почувствовать и принять в себе и Кентавра, и Минотавра, осознать такие свойственные человеку попадания в ловушки душевного безвыходного положения и колебаний, или наоборот — безрассудной отваги. Но в первую очередь — уважение к противнику и благородное осознание собственного назначения в этой борьбе. 

Название выставки — «Sub Signo Tauri» («Время быка») — становится ключом для трактовки сути целой серии. Первый, но не поверхностный слой месседжа — яркое, театральное зрелище — уступает место драматическому напряжению и красоте противостояния хтонических природных сил (Быка) и человека. Художник в основном части ассоциирует себя с... Быком. Зритель преимущественно воспринимает его как Тореро. Вот и конфликт, разжигающий искры, из которых зарождается горячий страстный диалог, и в который так эмоционально включается зритель. 

Бык как символ непобедимой силы выступает могучим оплодотворяющим началом, которое противостоит сокрушительному, театральному, поверхностному, эффектно безжалостному. Между ними периодически возникает конь. В одной из композиций герой напоминает Георгия Змиеборца — там, где тореро верхом и с копьем. А в другой — превращается в Кентавра, потому что конь не выступает здесь отдельно, он часть воина. 

В проекте Антона Ковача «Sub Signo Tauri» речь не идет об этической стороне или подъеме собственно явления Корриды. Здесь затронуты значительно более глубокие и более человечные вопросы, ради которых автор и решается на страстное слияние двух персонажей в единый сгусток цвета и ритма движений. Говорится о страсти, красоте и благородстве, о напряжении борьбы, а еще о драме, а то и трагедии несовместимости физических и душевных усилий. Возможно, даже о призрачной победе, о торжестве безвыходного положения, или бессмысленной победе или потере. И обо всем этом художник говорит не словом, не развернутым сюжетом, а сжатыми напряженными композициями и цветом, которые превращаются в символ. 

Художник смещает фокус живописного внимания с подробного захватывающего повествования на состояние напряжения. Здесь все решает жест и движение автора или героя. Такое становится возможным благодаря столкновению фактур, застывших масс и разлитых пятен. Прозрачная вибрация тона может сталкиваться со сверхплотным взрывом цвета. Умение живописца использовать не двадцать пять, а пять цветов так, что полотно играет щедрым многоцветьем и не рассыпается от суеты необязательных красок, дает полотнам шанс жить и страстно дышать живописью. А наслоения пространственных сдвигов придают композициям глубину и значимость. Сложный психологический эффект такого живописного языка и композиционных решений настраивает на размышления вместе с эстетическим удовольствием от общения с такой живописью. 

Почти год назад, в апреле 2019-го, в этом же пространстве ТриптихАрта Антон Ковач демонстрировал другую, не менее эмоциональную, серию — «Aeternа Historia» («Извечная история»). Она была шокирующе черно-белой, нежно-страстной, такой, как будто автор, создавая ее, затаил дыхание на вдохе. Цикл «Sub Signo Tauri» весь создан на активном выдохе.

...Всматриваясь в его силу и грациозность, я почувствовал потребность выйти на арену и подразнить ярким плащом, стать просто перед самим быком. Конечно, все это происходит в мире живописных образов, где цвет и форма создают эту иллюзию. В конечном итоге я сам перевоплотился в быка, знак которого идет за мной с рождения.

Антон Ковач

P.S. Поневоле вспомнилось, что Антон Ковач родился в год Быка под зодиаком Кентавра, то есть Стрельца.

Олеся АВРАМЕНКО, мистецтвознавець
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ