Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Жизненные пасьянсы Григория Гладия

Известный украинский канадец — о театральных экспериментах, своих корнях и премьере «Очищения»
17 августа, 2018 - 11:00

Известный актер и режиссер, который с 1990 г. живет и работает в Канаде, проводит мастер-классы в Австрии, Бельгии, Италии, Швейцарии, Украине и других странах, теперь выступит как постановщик. На сцене Национального театра им. И.Франко состоится первая премьера нового сезона — драма «Очищение» по роману современной финской писательницы Софи Оксанен. Чем заинтересовало произведение, которое нашел Григорий Степанович и с которым познакомятся наши зрители, об актерских и режиссерских поисках Гладия — наш разговор.

«Я ВСЮ ЖИЗНЬ УЧУСЬ»

— Для своих театральных постановок на украинской сцене вы выбираете произведения, не известные нашей публике. Так было с «Истерией» по Терри Джонсону, с которой вы дебютировали у франковцев 14 лет назад, а теперь представите «Очищение» Софи Оксанен. Расскажите, чем заинтересовала вас эта пьеса?

— Я впервые взялся за женскую пьесу — «Очищение». Ее автор Софи Оксанен — молодая финская писательница (родилась в 1977 г.), которая выросла в финско-эстонской семье (отец — финн, мать — эстонка, их семья эмигрировала в Финляндию в 1970-х). В одном из интервью писательница  рассказала, что в детстве летние каникулы она проводила у бабушки в Эстонии. Эти воспоминания потом стали толчком для написания целого ряда произведений, посвященных истории Эстонии. Сначала Софи создала пьесу под названием «Очищение», потом продолжила работу, написала роман под этим же названием, который стал бестселлером, принес автору много престижных литературных наград. В 2012 году роман был экранизирован и номинирован на премию «Оскар» от Финляндии.

«Очищение» — новый и малооткрытый для меня мир. Хотя события происходят в Эстонии, но здесь я вижу немало параллелей с Украиной... Сюжет охватывает большой временной промежуток. Жизнь главной героини вобрала в себя разные катаклизмы, которые пережили эстонцы на пути к независимости  своей страны. Здесь и трагические события 1930-х, преисполненные боли и страданий, и депортация «врагов народа» в Сибирь, 1990-ые — распад бывшего СССР. Непростая жизнь выпала на долю главной героини Алииде (эту роль играет Полина Лазова). Ее одержимая любовь к одному из «лесных братьев» Хансу руководит не только поступками героини, но и переходит в категорию кармического греха, за который расплачивается каждое следующее поколение их семьи.

Произведение «Очищение» захватывает невероятно сильными женскими характерами, их верой в то, что осознание совершенного греха и очищение остановят цепную реакцию разрушения человека и что в конце концов любовь и добро победят...

«Очищение» — название общее, это  скорее «чистка», как, например, была в сталинские времена, или в более глобальном смысле, как «чистилище». То есть что-то такое, что обращается к базовым вещам. Знаете, роман Софи Оксанен вызвал неоднозначные реакции в Европе и России, потому что там очень откровенно рассказывают о советской «коросте», о поколении наших мам и бабушек, которые родились в 30-х годах, жили в ХХ веке и не имели возможности исповедаться, раскаяться... Герои часто моются, счищают грязь, убирают... и постепенно идут к катарсису. Я на репетиции пытался приобщить актеров к этой страстности. Каждый имеет право своего голоса, быть услышанным и очиститься. Мы через определены сценические средства пытаемся передать этот момент исповеди.

Кстати,  с автором произведения Софи Оксанен я лично не знаком, но знаю, что она хочет приехать на нашу премьеру в Киев, которая состоится 6 и 8 сентября.

— Вы изучали разные театральные школы. Какая из них вам наиболее близка?

—  Каждая школа имеет свое преимущество. Когда идешь только за одной, то чувствуешь потребность еще в каком-то методе. Я всю жизнь учусь и не могу сказать, что многое постиг, а потому нахожусь в поиске. Чем больше знаешь — тем лучше, потому что есть возможность сопоставить, использовать в новом контексте. В Киеве я не ставил как режиссер много лет. Премьера «Истерии» состоялась еще в 2004-ом. За это время многое изменилось не только в моих ощущениях, но даже в атмосфере, ментальности людей. Я это чувствую и с этим нужно что-то делать. Сейчас театр в мире вступил в фазу постдраматического театра, когда все методы, системы, школы могут совмещаться, и рождаются на сцене постправдивые и гибридные спектакли. Важно, как в нашем настоящем прийти к какому-то позитиву и видеть перспективу этого движения, чувствовать, чтобы войти в определенный синхрон.

— Часть вашей творческой жизни вы посвятили экспериментам, поискам. Вы много лет сотрудничали с известным российским мастером Анатолием Васильевым и его «Школой драматического искусства». Контактируете ли вы в настоящий момент?

— Общаюсь, но реже. Раньше активно принимал участие в спектаклях Анатолия Александровича. Например, его постановку «Моцарт и Сальери» мы с успехом показывали на Авиньонском фестивале (я играл Сальери). Это был спектакль-мистерия. Постановщик рассматривал метафизические вопросы; было много музыки, и композиция спектакля выстроена прежде всего по музыкальным законам.

Из методики работы с актером складывается особый, неповторимый стиль А.Васильева. Всем своим творчеством он отрицает понимание театра как искусства отображения, как чего-то производного от реальности и потому вторичного.

Васильев владеет редким «чувством театра» как чувством красоты, гармонии, цвета — и это порождает универсальный подход. Именно поэтому Васильев может создавать любой театр: психологический, символистский, постмодернистский, неоклассический... Он — театральный полиглот, владеет языком практически любого театра — эксцентрического, ритуального и даже «драмы для чтения». Он убежден, что есть только один способ передачи актерской профессии — «из рук в руки», что обязательно должна существовать связь «учитель — ученик».

Васильев не подписывал никаких путинских писем, и за эту его гражданскую позицию я его очень уважаю. Анатолий Александрович всегда имел и до сих пор имеет большую симпатию к украинцам. Когда я работал в Москве, в его театре «Школа драматического искусства» больше половины мастеров (артистов, студентов) было из Украины!

Из-за войны на Востоке и аннексии Крыма россиянами я много друзей потерял. Оказалось, что это были не друзьями. Эти события изменили все, кто-то из знакомых уходит, кто-то отошел в сторону, кто-то сидит тихонько. И это больно.

Почему на нашу землю пришла война, и с оружием пришел сосед, который долгое время называл себя «братским народом»? Не знаю. У меня такое впечатление, что то, что сейчас происходит, планировалось на глобальном уровне — такой странный сдвиг, и почему огромное количество народа поддается, словно под гипнозом, российской пропаганде? Сколько грязи выливается на головы людей из СМИ! Я стараюсь беречь то теплое, что есть, держаться своих корней. Украине нужно выработать тактику и предпринимать стратегические шаги, потому что как бы не замыливала глаза людям российская пропаганда...

«ПРЕОДОЛЕВАТЬ УСТОЯВШИЕСЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ СЛОЖНО. ЭТО ДЛИТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС»

— В вашем актерском списке более 80 картин. Но я хочу вспомнить ленту «Непокоренный» где вы сыграли роль командира УПА Романа Шухевича. Сейчас на Западе существуют разные взгляды на нашу историю и, в частности, ОУН-УПА. По вашему мнению, как «перевести» все тонкости и сложности украинского национально-освободительного движения ХХ века? Почему наша попытка защитить свою украинскость часто воспринимается Западом как радикальный национализм?

— Уверен, что время расставит на свои места. Сейчас в мире накопилось много негатива, и в этом я вижу и то, что информационные агентства очень много внимания уделяют негативу, часто умалчивая о светлом и хорошем. А еще в разных странах, и в Польше тоже, поднимают голову ультраправые. Мне от этого больно, потому что сам имею определенную долю польской крови (по маминой линии), семью в Польше, знаю польский язык. Я очень уважаю поляков и культуры этой страны. Там есть здоровый элемент и есть часть, которая чувствует антипатию. Это нестабильные времена, это поток,  но это пройдет и те «дамбы» негатива разойдутся. Очевидно, антиукраинские настроения подогреваются и извне, в частности, россиянами. Да, есть история, связанная со Второй мировой войной, относительно которой существует много интерпретаций. Украинско-польское наследие наше общее. Сейчас на Западе существуют разные взгляды на историю ОУН-УПА, и доминирующие тенденции — не в интересах Украины, не в интересах признания героев УПА. Эта негативная для нас тенденция задана теми, кто имеет существенное влияние на информационные потоки, а соответственно — и на общее мнение. Она формировалась через кинематограф, литературу, СМИ... Более того, схема «ОУН-УПА — фашисты» вписывается в определенную философскую, культурную систему того мира, который сформировался после Второй мировой войны. Именно поэтому преодолевать устоявшиеся исторические стереотипы Украине очень сложно. Это длительный процесс, требующий постепенных и последовательных шагов со стороны украинцев.

А что касается личности Романа Шухевича, то я считаю его  персонажем древнегреческой трагедии. Это был герой! Он выступал против советской системы, шел до конца без каких-либо компромиссов. Его мотивация для меня является абсолютно понятной. Она была направлена на сохранение нации!

Уверен, массовое затуманивание у поляков и россиян пройдет. Потому что критическая масса растет, но в конце концов должна разродиться  и расставить все на своих месте.

Сейчас на мировой шкале кризисная ситуация касается богатой стран, и не только Европы, но и Америки. А потому каждая нация должна беречь свои корни и веру, уважать своих предков. Силой это не сделаешь. Есть определенная историческая ситуация — что суждено было случиться, то и должно случиться! Украина несмотря на все проблемы выстоит!

— Вы — человек мира, почти три десятилетия живете за рубежом. Играете спектакли и снимаетесь в фильмах на разных языках. Когда выехали из Украины, какие иностранные языки были в вашем активе?

— Английский и польский. Мой родной язык — украинский. Свободно общаюсь еще на литовском, русском, французском, итальянском и немецком языках.

Кстати, когда Анатолий Васильев вместе с актерами был в Центре Ежи Гротовского, то я переводил эту беседу с польского ... А методологию Гротовского я стал изучать еще в студенческие годы (Г. Гладий окончил Киевский театральный институт имени И. Карпенко-Карого, актерский факультет, а режиссуру изучал в «Мастерской Анатолия Васильева». — Т.П.). Французский изучал, когда прилетел к Монреаль, живу во французской части Канады и свои постановки в Le Theatre Prospero ставлю на французском. Я не смог организовать свою творческую компанию, потому что это требует не только времени, но и определенной зависимости. В этом театре поставил восемь спектаклей. Последнюю работой стал «Игрок» по Ф.Достоевскому. Это было предложение дирекции Le Theatre Prospero, которую сначала не очень воспринял, но когда начал углубляться в материал, то много интересного для себя открыл.

Например, что отец Федора Михайловича был родом с... Подолья, а прапрапрадед из Каменец-Подольского и семья Достоевских по вероисповеданию была... греко-католиками, священниками. Этот факт дал мне толчок, что Достоевский не просто российский классик и «наше все!», как считают россияне, но и то, что писатель имел и украинские корни из Волыни!!! По-другому посмотрел на роман. Потому что в «Игроках»  не только поднята тема всевластной страсти к азартной игре, но и о духовном кризисе.

«БОГДАН СИЛЬВЕСТРОВИЧ ИМЕЛ МОЩНУЮ ЭНЕРГЕТИКУ И, КАК МАГНИТ, ПРИТЯГИВАЛ ЛЮДЕЙ»

— Богдан Ступка после премьеры «Истерии» назвал вашу постановку «спектаклем для гурманов». Он мечтал, чтобы вы еще что-то поставили на киевской сцене из украинской классики. О каком произведение шла речь?

— Когда мы говорили с Богданом Сильвестровичем о планах, то обсуждали несколько произведений украинских писателей. Я должен был поставить социально-психологическую, модерную драму Владимира Винниченко. Его последнюю пьесу «Пророк». Произведение было написано в 1930 г. Это притча о блужданиях человека в лабиринтах земного бытия, о его трагических ошибках в духовно— моральном выборе, в поисках социально-этических гармоний, общественных и моральных идеалов. Это и исповедь самого автора о собственном болезненном познании Истины. Пьесу нашли в архивах после смерти автора, где-то в 1960-х. Она не ставилась на сцене. Был момент, когда я влюбился в этот материал, а затем отошел, решил, что сейчас это неактуально.

Хотел поставить малоизвестную драматичную поэму «В пущі» Леси Украинки. Но после того, как прочитал «Очищение» Софи Оксанен, решил, что именно это произведение сейчас должно найти резонанс у зрителей. Вот такой жизненный пасьянс!

— 27 августа — день рождения Богдана Ступки, которому исполнилось бы 77, и уже шесть лет, как этот легендарный актер ушел в Вечность. Вы с ним работали как партнеры в кино (телефильм «Украденное счастье»), поставили на мастера «Истерию», где Ступка потрясающе создал образ Зигмунда Фрейда — основателя психоанализа. А когда впервые встретились, как познакомились?

— Богдана Сильвестровича знал и уважал очень давно. Люблю его как великого артиста нашего времени. Это был колоссальный мужчина, товарищ и друг. Я познакомился со Ступкой еще в студенческие годы. Видел, как он работает на съемочной площадке фильма «Дударики» (режиссер С. Клименко). Это был где-то конец 1970-х. Потом время от времени мы сталкивались в Киеве. Смотрел его работы в Театре им. И. Франко. Это было всегда прекрасно, искусно. Действительно, вы правы — как партнеры мы играли в «Украденном счастье»: я — Михаила Гурмана, а Ступка — Николая Задорожного (фильм режиссера Ю. Ткаченко вышел на экраны в 1984 г. — Т.П.).  Это произведение Ивана Франко было знаковым в творческой судьбе Богдана Сильвестровича, а постановки Сергея Данченко во Львове, а затем в Киеве вывели Богдана Сильвестровича в ряд ведущих актеров украинской сцены! Партнер Ступка был потрясающий! С ним интересно было работать и в «Истерии». Он не только внимательно прочитал пьесу Терри Джонсона, но и на его рабочем столе лежало несколько монографий о Фрейде. Колегам он рассказывал малоизвестные факты об ученом, его судьбе.

Жаль, что Ступка так рано умер. Он много снимался у разных кинорежиссеров, его знали и ценили не только в нашей стране, но и за рубежом. Может, смерть забрала великого мастера, чтобы он не видел, как льется кровь на его родной земле. Богдан Сильвестрович был дитем войны (родился в 1941 г. на Львовщине). Он не любил вспоминать те времена и подчеркивал, что мы счастливое поколение, которое не знает ужас войны.

Вспоминаю, как его высоко уважали в России. Я работал в Театре А. Васильева, и не каждый мог прийти туда, потому что «Школа драматического искусства» довольно закрытая художественная структура. Однажды Ступка находился в Москве и захотел меня навестить. Когда я сказал метру Васильеву, что Богдан Сильвестрович здесь, то не только Анатолий Александрович, но и весь его театр был в подъеме. Васильев прервал репетицию, пригласил Ступку в свой кабинет. Разговор продолжался несколько часов!

Богдан Сильвестрович имел мощную энергетику и харизму на сцене, а еще, как магнит, притягивал людей за пределами театра. Очень компанейский, с тонким чувством юмора, совсем не звездный и очень человечный! Им увлекались даже ярые российские националисты. Он мог поставить их на место, и они затихали... и становились менее агрессивными. Он гордился, что был украинцем и всегда твердо отстаивал свои национальные убеждения.

А какой был денди —  со вкусом одевался, элегантно носил шляпу и зонтик, как трость.

— Григорий Степанович, что или кто вдохновляет на творчество?

— Сейчас меня вдохновляет пьеса «Очищение». Ищу параллели, которые заинтересуют в этой истории украинских зрителей.

СПРАВКА «Дня»

Григорий Степанович Гладий родился 4 декабря 1954 года в городе Хоросткове Тернопольской области. Окончил КГИТИ им. И. Карпенко-Карого (1976), заочно режиссерский факультет ГИТИСа (1989, мастерская Анатолия Васильева _ «Школа драматичного искусства»). До 1983 года работал в театрах Харькова, Киева, Каунаса, в 1985-1990 — в театре Анатолия Васильева. С 1990-х годов живет и работает в Канаде.

В фильме «Зодиак» (1986) сыграл роль Микалоюса Чюрлениса — выдающегося литовского художника и композитора начала XX в. (режиссер фильма — Йонас Вайткус, а роль Музы исполнила  Майя Плисецкая.

В 2000 году снялся в фильме Олеся Янчука «Непокоренный», в котором исполнил главную роль — генерала-хорунжего УПА — Романа Шухевича.

В 2004 году состоялась первая постановка Гладия на украинской сцене — «Истерия» по Терри Джонсону о жизни Зигмунда Фрейда. Главную роль исполнил Богдан Ступка.

В 2006 году выступил как режиссер франко-канадского мюзикла «Дракула: между любовью и смертью», главную роль в котором исполнил известный канадский певец Брюно Пельтье. Среди песен в спектакле прозвучала украинская народная песня «Цвіте терен» в новой обработке.

В течение многих лет Г. Гладий  сотрудничает с Le Theatre Prospero (Театром Просперо в Монреале), где поставил спектакли: «Собачье сердце» по Булгакову, «Свадьба» по Б.Брехту, «Танец смерти» по Стриндбергу, «Игрок» по Достоевскомуим.

Григорий Степанович принимал участие в совместном проекте с Виктором Морозовым и сестрами Тельнюк «Наш Шевченко: путь к свободе», который демонстрировали  по городам Канады.

Тетяна ПОЛІЩУК, фото Артема СЛИПАЧУКА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments