Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Фатальность полупозиции...

Лариса Волошина — о стандартах медиа, манипуляции информацией и возвращении оккупированного Крыма
17 июля, 2018 - 19:20

Ведущая программ UA: Крым на Общественном вещателе, автор «Дня» сама родом из оккупированного полуострова. Она переехала на материковую Украину за два дня до так называемого референдума. С летнешкольницами «Дня» пани Лариса поговорила о теме Крыма в украинском медиапространстве, отношении к переселенцам и концепции «две страны — одна профессия» в условиях войны.

«ВАЖНО, ЧТОБЫ РЕЗОЛЮЦИИ ПОДТВЕРЖДАЛИ МИРОВУЮ ПОЗИЦИЮ»

Яна ХРОМЯК, Киевский университет имени Бориса Гринченко:

— На саммите в Брюсселе на ХХVІІ сессии Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе принята резолюция «Продолжительные нарушения прав человека и основных свобод в Автономной Республике Крым и городе Севастополь». Какова ваша оценка? Будет ли иметь эта резолюция какой-то практический отклик?

— Наше государство не имеет такого мощного информационно пропагандистского ресурсу, как государство-агрессор. Поэтому крайне важно, чтобы на Западе время от времени закреплялась и возобновлялась мысль о нашем праве как о праве государства, о нарушенных прав украинских граждан.

Крым очень отличается в информационном определении на Западе от оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Ни у кого вообще в мире нет никаких сомнений относительно того, что в Крыму произошло нарушение прав. Никто не говорит об Украине, как о стране, которая совершала какую-то агрессию, потому, народ, мол, восстал.

Благодаря крымским татарам Украина смогла продемонстрировать, что русские посягательства на полуостров — это нарушение прав украинской политической нации и уникального крымскотатарского народа. В настоящий момент весь мир говорит: «Крым, украинцы, крымские татары». Поэтому для нас важно, чтобы эти резолюции время от времени подтверждали мировую позицию. Хочу вам напомнить первую международную резолюцию, которая была в 2014-ом, буквально в первые дни. Она была о том, что мир поддерживает территориальную целостность Украины. Ни слова о России. Украина в 2014 году приняла постановление Верховной Рады, а затем подтвердила Законом «Об оккупированных территориях Крыма и Севастополя» тот факт, что Крым является оккупированной территорией, а Россия — страной-оккупантом. Поэтому я бы с радостью приветствовала то, что происходит в настоящий момент.

«ОДНАЖДЫ МЫ УЖЕ ВОЗВРАЩАЛИ КРЫМ БЛАГОДАРЯ ЕВГЕНИЮ МАРЧУКУ»

Кристина САВЧУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Можете ли вы оценить степень изолированности населения Крыма?

— Крым был изолирован всегда. Для меня это стало очевидно, когда общество начало говорить об оккупации Крымского полуострова. Украинские журналисты были удивлены, что в Крыму состоялся Крымский майдан в 2009 году. На материковой Украине была определенная изолированность от событий на полуострове. Не было понимания, как выглядел Крым, какие процессы происходили там в годы независимости и почему случилось так, как случилось.

Когда мне задают вопрос, вернется ли Крым, я говорю, что мы его уже однажды возвращали благодаря Евгению Марчуку (речь идет о выдворении самопровозглашенного «президента» АР Мешкова в 1995 году. — Ред.). Я была свидетелем, помню, как это случилось. И знаю, что так будет еще раз. Вопрос «вернется ли Крым?» могут задавать лишь те люди, которые не знают, что такое Крым и не понимают историю отношений независимой Украины с Крымским полуостровом. Потому что все это уже у нас было.

Ирина ЛАДЫКА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

— Жители Крыма могут получать информацию из материковой Украины благодаря UA: Крым от Общественного и «Крым. Реалии» Радио Свобода. Возможно, вы имеете какое-то впечатление от того, что они слышат.

— Крымчане смотрят украинские каналы, слушают радио. Но украинцы, обитатели свободной Украины, не смотрят, им не интересно. Это большая проблема, потому что вопрос Крыма — это вопрос нацбезопасности, это вопрос существования Украины. Если мы как нация вернем себе Крым, мы завершим эту войну. И станем большими. Тогда сможем сказать, что мы победили. Как для нации, общества, как для государства, так и для общества вопрос Крыма является ключевым.

За двадцать лет российская пропаганда сформировала у россиян запрос на преступление. Задание украинских журналистов — сформировать запрос у украинского общества на возвращение крымской земли. Это намного важнее, чем сформировать такой запрос у крымчан. Потому что мы субъект, это наше желание — возвращение Крыма.

А теперь нам через масс-медиа объясняют, что идет война, и что украинцы устали от войны. Любой медийщик, который знаком с методом манипуляции, скажет вам, что это внушение. Это стереотип, что мы устали от войны. Как мы могли от нее устать, если мы ее не видим?

Украинцам постоянно дают какие-то мирные планы, предлагают просто отдать Крым, а это — наше профессиональное поражение. Если мы начнем торговать собой, то через несколько лет Украины как государства не будет. Мы останемся обломком Советского Союза. И скажем, что Московия будет решать, что является правильным в Крыму, а что — нет.

Мы должны стремиться говорить с Крымом. Но, в первую очередь, мы должны честно говорить друг с другом. Крымчане это видят, они часто пишут: «Хотелось, чтобы вам было не безразлично».

Эвелина КОТЛЯРОВА, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— В чем ответственность журналистов за аннексию Крыма и как журналистская работа к этому привела? Мы знаем, что есть такие журналисты, которые адекватно освещали эту проблему, например, корреспондент газеты «День» Николай Семена, но в целом такой общей тенденции не было.

— Журналисты осознавали проблему этого региона, но много лет шли на компромисс, говорили полутонами, думали, что смогут договориться с кем-то, если будут говорить не резко, не будут называть вещи своими именами, а завуалировано представлять украинскую позицию относительно Крыма. Все думали, что это можно прожить эволюционно, что когда-то Украина станет сильнее и пророссийский дискурс из Крыма пойдет. А в действительности это не так.

Журналисты должны были видеть, что в Крыму среди элит существуют настроения на сепарацию, на антиукраинскость, на паразитирование, на шантаж центра. Журналисты не могли не видеть, эта тенденция растет, но они просто молчали, хотели договориться, не раздувать. Эта полупозиция привела к тому, что мы раздули то, что произошло.

Когда люди в Крыму выходят на акции, не боятся, понимают, что есть добро, а есть зло — мы не можем делать вид, что нас это не касается. Мы должны доносить до своей аудитории этот моральный аспект. Я знаю и верю, что украинцы являются моральной нацией. И если украинцам донести, что это не достойно — они не будут этого делать.

«ДОЛЖНЫ ГОВОРИТЬ О ПЕРСОНАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАЖДОГО ЖУРНАЛИСТА»

И. Л.: — Как вы оцениваете действия Национального союза журналистов Украины, в частности, на недавнем форуме при поддержке ОБСЕ? Она говорит о том, что есть «две страны — одна профессия»? Почему украинские журналисты не консолидируются в важных вопросах: война, возвращение Крыма, судьба украинских политзаключенных?

— Историю проекта «Две страны — одна профессия» услышала еще в 2015 году. Как программу ОБСЕ ее подписали две профессиональных организации — НСЖУ и Национальный медиапрофсоюз журналистов Украины. Программа «Две страны — одна профессия» содержит обязательство обеих сторон. Украинские журналисты в этой программе провозглашают, что мы с россиянами не являемся сторонами конфликта.

Мы не можем обобщать. Мы должны говорить о персональной ответственности каждого журналиста. Каждый журналист, который является патриотом, не может молчать. Ты не можешь говорить о моральных принципах, если сам их не придерживаешься. Поэтому нам необходимо понимать, что украинская журналистика не является пропащей.

«ВСЕ КАТЕГОРИИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ — ПРОУКРАИНСКИЕ»

Соломия НИКОЛАЕВИЧ, Восточноевропейский национальный университет имени Леси Украинки:

— Как, по вашим наблюдениям, изменилось ли отношение к внутренне перемещенным лицам за последние 4 года?

— Все изменилось к худшему. Я приехала из Крыма за два дня до оккупационного референдума. Тогда люди смотрели на меня, обнимали и говорили: «Крым, мы с вами. Мы любим вас». В настоящий момент переселенцы стали чем-то понятным для всех.

Я бы разделяла их на несколько групп. Это связано с социальным аспектом. Есть политические переселенцы, люди с проукраинской позицией, которые чувствовали себя неуютно в своих обществах до начала военных действий. Когда случилось то, что случилось, для этих людей это была катастрофа. И они вряд ли вернутся в свои дома.

Другая категория — экономические переселенцы. Они посмотрели, как оно будет у Крыма, на Донбассе, увидели, что работы нет, бизнес не идет, все продали и приехали. Есть категория, которая убегала от войны или пыток. Те, кто убегали от войны, не являются пророссийскими. Все эти категории являются украинцами.

И. Л.: — Как украинские медиа освещают тему переселенцев? Это истории успеха или это скорее истории о жертвах и вечных просителях социальной помощи?

— По-разному. Есть много манипуляций на этой теме: «переселенцы занимают антиукраинскую позицию», часто звучат новости о нападениях. Иногда говорят, как об иждивенцах, иногда рассказывают историю успеха. Я очень осторожно отношусь к последним. Каждая история успеха переселенца — это фактически история успеха общества. Я бы хотела, чтобы их показывали как наше сотрудничество потому, что это наш рост как нации. В историях переселенцев должна звучать история успеха страны. Один из принципов «Общественного» — любая тема, даже если она региональная, обязательно показывается в общеукраинском контексте в разных срезах.

«ПОСТСОВЕТСКИЕ МЕДИА НЕ ВЫШЛИ ИЗ КОНТЕКСТА «ОБСЛУЖИВАЮЩЕГО ПЕРСОНАЛА»

Ольга КРЫСА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

— Какова роль медиа в формировании альтернативной национальной элиты? И какова роль в этом газеты «День»?

— Газета «День» в этом контексте уникальна. Элита — это самое лучшее, что может дать народ. Теперь в стране мы имеем постсоветскую элиту. Процесс формирования национальной элиты затянулся. Журналисты, имеющие власть, тоже являются элитой. Когда вы общаетесь с политиком или активистом, вы общаетесь как человек, который отвечает за общество. Вы влияете на принятие решений. Вы оцениваете своего собеседника как равного себе или недостойного. Вы отвечаете перед людьми за то, чтобы политики понимали, что им не подарят.

Постсоветские медиа, к сожалению, еще не вышли из контекста обслуживающего персонала. Тогда медиа доносили мысли Политбюро, у них не было собственного мнения. Цинизм, пренебрежительность стали демонстрироваться нам как журналистские стандарты. Эти вещи стали образцом и проклятием современных медиа. Чтобы сформировать медиа, нужно осознать себя элитарным. Быть элитарным — не протянуть руку тому, кого не уважаешь. Это значит поставить вопрос, даже если он болезненный.

«ОДНА ИЗ ОБЯЗАННОСТЕЙ ЖУРНАЛИСТА — ДАВАТЬ ОТПОР ЛЖИ И НЕПРАВДЕ»

Юлия ДОВГАЙЧУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— В блоге «Проводники капитуляции» Вы пишете, что журналисты должны быть охранниками украинской демократии. Есть ли такие личности в современной журналистике? Общественный вещатель уже стоит на страже?

— Охрана демократии означает, что мы четко понимаем, что такое права и свободы. Понимаем, что демократия — это процедура. Когда мы отстаиваем именно процедуру, а не тех, кто нам нравится или не нравится. Наше задание — постоянно напоминать очень четкие вещи, своеобразную азбуку современного человека.

Журналистский долг — это соблюдение журналистских стандартов. Есть право общества и любого гражданина на доступ к правдивой и незаангажированной информации. Поэтому одна из обязанностей журналиста — давать отпор лжи и неправде.

Как журналист я часто выступаю за то, чтобы мы были последовательными в формулировке, защищали свободу слова и демократию, права именно во время войны. Но настоящие, а не ту интерпретацию, которую применяют пророссийские организации здесь. Хаос — не является свободой.

В частности «День» придерживается журналистских стандартов. Газета не выдает субъективную мысль за факт, не делает обобщений. Это и является соблюдением баланса мнений, когда есть документ, который может подтвердить мнение. Мы должны говорить обществу то, что подтверждено фактами. Если вы сделаете это — вы будете свидетелем правды. А там, где есть постправда, там следующий шаг — постправо.

Пропаганда — это там, где не отделяют субъективное мнение от объективного, это внушение веры. Не навеивайте веру как факт. Мы должны осознавать, что это враждебная манипуляция. Крайне важно изучить стандарты манипуляции и учитывать их.

Летняя школа журналистики проходит при поддержке Центра информации и документации НАТО в Украине.

Ирина ЛАДЫКА, Андриана БИЛА, Летняя школа журналистики «Дня»-2018
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments