Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Цвет ночи — вкус обмана?

21 сентября, 2001 - 00:00


Юрий Рогоза знаком большинству зрителей как автор сценариев к кино- и телефильмам («Америкэн бой», «День рождения Буржуя» и др.). С недавних пор он стал известен еще и в качестве автора и ведущего программы «Цвет ночи». Этот проект, появившийся на телеканале «Интер» в августе, уже заинтересовал НТВ. (Как сообщили корреспонденту «Дня» в ТРК «Рогоза-Продакшн», этот российский канал покупает программу для показа в блоке ночного вещания.) И стал предметом бурного обсуждения среди телезрителей. Одна из главных тем этих дискуссий — реальные истории или инсценизации? Мнения по этому поводу неоднозначны. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию одно из них, которое, безусловно, не бесспорно.

Читателя попрошу не рассматривать все нижеизложенное ни как бунт против Юрия Рогозы, мастера в написании интригующих сценариев, ни как попытку защитить здоровье доверчивых телезрителей, к числу которых относится и моя супруга, у которой во время просмотра «Русской рулетки» (так назывался выпуск программы Юрия Рогозы «Цвет ночи») случился шок, как если бы она воочию увидела смертельный выстрел в висок.

Речь о том, что современному украинскому телезрителю (увы, не привыкшему к творческим изыскам и находкам телережиссеров, стремящихся во чтобы то ни стало заполучить зрительскую аудиторию) необходимо учиться аналитически подходить к тому, что он видит на экране.

Итак, в конце августа вышла в эфир программа «Цвет ночи» под условным названием «Русская рулетка». Ночь. Обочина. Скрытая камера следит за автором, тонко и вкрадчиво извлекающим из собеседника шокирующие факты. Далее — трогательный монолог «на камеру». Рогоза открывает зрителю чудовищные подробности деятельности клуба, в котором одни люди ради денег играют в «русскую рулетку», другие же расстаются с большими суммами, чтобы увидеть это смертельное действо. Гуманистские фразы Рогозы вызывают ненависть к организаторам и зрителям данного шоу. Призывы автора убрать от экранов детей, а взрослых, но слабонервных, выключить телевизор, предшествуют демонстрации сенсационной и страшной любительской видеозаписи, запечатлевшей кадры поединка на самоуничтожение.

Двое мужчин по очереди производят с десяток леденящих душу холостых щелчков. Вдруг — ожидаемый, но неожиданный оглушительный хлопок, и человек, сраженный пулей, падает со стула. Картинка сменяется художественно оформленной монтажной нарезкой с подходящей музыкальной темой. В завершении — сцена, где автор, не принявший жестокой реальности, сжигает видеокассету. В общем, все содержательно, эмоционально и убедительно. И подавляющее большинство зрителей приняли художественную постановку за реальность, благодаря чему пережили самое настоящее потрясение.

Конечно, теоретически я не опровергаю возможности существования тайных клубов, где может твориться что-либо еще более чудовищное, но поговорим конкретно об увиденном…

Начало передачи. Разговор «тет-а- тет» в авто… Не касаемся интонационных оттенков (это сугубо субъективный момент), которые изначально забили фальшью, хотя затем актеры на совесть разыгрались. Освещение в автомобиле. Оно было достаточным не только для человеческого глаза, но и для менее совершенного объектива камеры (режим ночного видения не применялся). А если проанализировать схему освещения, окажется, что в машине, ориентировочно в районе зеркала, посередине ветрового стекла, были установлены два источника света. Один освещал лицо Юрия Рогозы, так, чтобы оно хорошо «читалось», другой — обрисовывал физиономию собеседника, передавая артикуляцию и мимику, но оставляя лицо неузнаваемым. Ни у одной известной мне модели автомобиля подобным образом не расположены фонари в салоне.

Исключен такого рода световой эффект и от приборной панели.

Теперь о композиции кадра сенсационной любительской видеозаписи. Она, как у всех любителей, неграмотная, кривая. Но любители снимают действие всегда «в лоб», оставляя за кадром другие составляющие какого-либо интересного события. Здесь же — многоплановая композиция: передний план — силуэты зрителей, снятые со спины, а задний (правая часть кадра, не середина!) — участники игры и крупье. Выходит, что снимающий не имел возможности расположить камеру в удобной ему точке или установил ее наспех, не уделив основным объектам должного внимания.

Представим обратную ситуацию. Вы хотите с минимальными затратами разыграть подобную сцену и запечатлеть ее на видео, в стиле непрофессиональной съемки. Если расположить стреляющих вблизи, на весь экран, то имитация выстрела в голову потребует работы специалистов по трюкам, соблюдения мер безопасности и т.п., не говоря уже о количестве необходимых дублей и мастерстве исполнителей. Расположить стреляющих легче и проще на заднем плане, вдалеке. Но как это оправдать? Прекрасный выход — зрители, как бы естественно заполняющие мертвое пространство. Убиваются сразу два зайца — простая, дешевая постановка и любительская, неправильная композиция кадра.

При монтаже передачи в этом эпизоде несколько раз очень умело было применено замедление — в момент, когда ствол касается виска, до момента нажатия на спусковой крючок. Этот прием придает каждому нажатию больше осознанности. Видимо, торопливы и непрочуствованны были эти моменты в оригинале.

Задались ли вы вопросом, почему головы «игроков» были перемотаны чем-то похожим на медицинский бинт, который закрывал их глаза? Неужели в реальности их взгляд не являлся бы самым выразительным элементом этого шоу? На самом деле это скрывает лица актеров, избавляет их от необходимости входить в роль, и, наконец, у одного из них под бинтом находился взрывпакет, имитирующий брызги крови.

Еще одна банальная деталь — один из «камикадзе» стреляет в сторону ЗРИТЕЛЕЙ!!!

Что касается самого выстрела, то знающие люди представляют, на что похожа голова со стороны выхода пули. Впрочем, чтобы комар носа не подточил, демонстрация записи обрывается, едва происходит выстрел. Но если передачу записать и воспроизвести ее покадрово (лучше на компьютере), инсценизация будет очевидна.

Кстати, правдоподобно сыграть то, что происходило бы после окончания дуэли, — невероятно сложная задача как для актеров, так и для режиссера, за решение которой создатели «Русской рулетки» браться не стали.

Все же Юрий Рогоза вправе гордиться: цель достигнута, зрители получили двойную порцию адреналина (не исключено, кто-то — опасную для жизни). Сотни тысяч украинских телеманов стали свидетелями рождения нового отечественного остросюжетного художественного телесериала, где границы выдумки и реальности умело стерты.

Лично мне любопытно, до чего может дойти творческая выдумка и изобретательность Юрия Рогозы? А также то, примет или отвергнет новую форму видеоискусства украинская общественность? Интересно, чувствует ли автор передачи ответственность за возможную передозировку в игре на эмоциях, и на самом ли деле мотивы создания программы «Цвет ночи» такие чистые и благородные, какими преподносит их Юрий Рогоза? Я не буду ждать ответа от автора, рано или поздно на эти вопросы прольют свет его очередные произведения.

ОТ РЕДАКЦИИ

Насколько известно, именно произведения, рассчитанные на скандал, повышают рейтинг канала, заманивая зрителя дилеммой: «Верить или нет». Можно — и нужно — спорить с художественным уровнем нового телепредложения от Ю. Рогозы, но кто знает, может, в случае с серией «Русская рулетка» его автор благодаря инсценировке (чего мы все-таки не беремся утверждать наверняка, так как не посвящены в святая святых передачи) снял со зрителя ответственность за увиденное. Ведь если мы, сидя перед телевизором, спокойно наблюдаем документально заснятую смерть человека, то не утратили ли мы те гуманистические ориентиры, о которых так печемся? Во время вьетнамской войны журналистская мировая общественность исключила из своих рядов телеоператора, который снимал расстрел партизан. Но почему-то никто не выступил с осуждением кадров расстрела четы Чаушеску, сделанных спустя два десятилетия с целью прекратить сопротивление агентов секуритате (трудно допустить, что они принесли удовлетворение даже самым кровожадным врагам диктатора). Неужели времена изменились — и мы привыкли к зрелищу смерти на экране? Как это ни парадоксально, но программа Ю. Рогозы, о которой пишет наш читатель, подкинула тему для обсуждения на наших страницах — о дозволенном и недозволенном на телеэкране. С этой точки зрения показательно, что во время прямых трансляций СNN в «черный вторник» нам не показывали смерть, хотя очевидно, что редакторскими ножницами были вырезаны многие из страшных кадров (впрочем, скептики допускают, что, возможно, в ближайшем будущем мы увидим эти эпизоды на своих экранах). Да, возможно, что это делалось американцами не только по этическим соображениям. Да, можно допустить, что таким образом американские телекомпании творили эпический образ трагедии «атакованной Америки». Но все-таки самое ужасное не было показано. Собственно, поэтому «День» предлагает своим читателям для обсуждения вопрос: «Какова роль средств массовой информации, в частности, телевидения в дегуманизации (или гуманизации) общества? Каковы последствия смакования смерти на экране? И где та граница, которая отделяет здесь дозволенное от недозволенного?» Ответы ждем по адресу: 04212, Киев-212, ул. Маршала Тимошенко, 2л; e mail: master@day.kiev.ua

Ярослав МАГАС, член Союза театральных деятелей Украины, старший лейтенант милиции
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments