Бесконтрольная власть развращает людей
Этель Лилиан Войнич, английская писательница

Как заставить Кремль нервничать

Волонтерское сообщество InformNapalm продолжает раскрывать преступления российских военных в Украине — с помощью Интернета и по примеру «Моссада»
15 января, 2016 - 11:14
РОССИЙСКИЕ ТАНКИ ПРИБЫВАЮТ НА ПЛАТФОРМАХ ПОЕЗДА. КРЫМСКИЙ ПОСЕЛОК ГВАРДЕЙСКОЕ, НЕДАЛЕКО ОТ СИМФЕРОПОЛЯ, 31 МАРТА 2014 ГОДА. АННЕКСИРОВАВ КРЫМ, РОССИЯ ПЕРЕБРОСИЛА ТУДА ТЯЖЕЛОЕ ВООРУЖЕНИЕ / ФОТО РЕЙТЕР

В зимние праздники специалисты международного проекта InformNapalm «подарили» российским воякам несколько материалов об их беззаконии на территории Украины. В частности, во время расследования по делу офицера Главного разведывательного управления Генштаба Российской Федерации Азиза Банышева волонтеры допустили, что военный причастен к незаконной торговле органами. Мы уже рассказывали о сенсационных и важных материалах InformNapalm — в статье «Вежливое оружие». Проекту почти два года, его поле деятельности с востока Украины расширилось на Ближний Восток, что раздражает российских высокопоставленных чиновников. О преступлениях россиян во время мнимого перемирия на Донбассе, о том, как боевиков выдали... тучи, и о том, зачем Украине свой «Моссад» — «Дню» рассказал учредитель проекта InformNapalm Роман Бурко.

ЧЬИ ПОЧКИ?

На Донбассе продолжается условное затишье. Какую роль в ситуации на востоке Украины сегодня играют российские военные?

— На протяжении всей войны, с момента ее начала и до сих пор, российские армия и спецслужбы играли и продолжают играть ключевую роль в конфликте. Меняются лишь подходы и тактика агрессора, которые зависят от активности боевых действий. В момент ожесточенного противостояния россияне бросают в бой целые подразделения, сводные батальонно-тактические группы, а во время снижения активности на передовой выполняют функции инструкторов и специалистов узкого профиля, выступают в роли снайперов, готовят диверсионно-разведывательные группы, занимаются внутренним перераспределением сферы интересов, зачистками неугодных полевых командиров и тому подобное. Разумеется, разведка социальных профилей не дает полную картину действий противника, но в комбинации с информацией от местных жителей, анализом видеосюжетов и данных агентурной разведки складывается интересная доказательная база.

В нашем расследовании относительно 8-й отдельной мотострелковой бригады (горной), военная часть 16544, из состава 58-й армии Южного военного округа РФ было показано, как военнослужащие данного подразделения пробирались к украинской границе вместе с техникой, маскировались под «ополченцев» и действовали на территории Украины, а затем получали награды от Министерства обороны РФ за свои преступления. Это один из примеров, когда удалось обнаружить группу фигурантов из одного соединения и установить, что они были на Донбассе именно в составе соединения. Также бывает, что эксперты InformNapalm в отдельном расследовании находят доказательства пребывания на Донбассе конкретного военнослужащего, который позирует среди российских наемников в составе бандформирований «ДНР» или «ЛНР».

Какие преступления, кроме участия в военной агрессии, совершают российские офицеры на территории Украины?

— Во время недавнего расследования, связанного с выявлением военнослужащего ГРУ ГШ РФ Азиза Банышева, удалось установить его путь от создания «агентурной легенды» в Турции до участия в войне на Донбассе. Особый интерес вызвали августовские записи Азиза, которые сохранились в google-кеш, где он настойчиво пытался продать якобы свою почку. Что может заставить офицера, который проходит службу в элитном подразделении и получает солидные гонорары, продавать свою почку? Логика войны склоняет нас к версии, что мужчина, приехавший убивать украинцев и имеющий доступ к биологическому материалу, не обремененный моральными принципами, вряд ли станет, сидя на танке, писать под тремя разными фамилиями объявление о продаже почек...

Подобные факты позволяют допустить коммерческую составляющую в деятельности российских вооруженных сил в этой войне. Донбасс является зоной, где в настоящее время правят мафия кланов ГРУ ГШ РФ и Федеральной службы РФ. Они контролируют все виды легального и нелегального бизнеса: наркотраффик, торговлю оружием, работорговлю и, вполне вероятно, «черную» трансплантологию.

Таким образом, во время активных боевых действий решаются военно-политические интересы РФ, а в моменты «перемирия» — бизнес-интересы руководства российских групп и воинских подразделений. Все наши расследования, доказывающие это, имеются в открытом доступе на сайте сообщества InformNapalm.

ОТ АНАЛИТИКИ — К ИНФОРМАЦИОННЫМ ОПЕРАЦИЯМ

Проекту InformNapalm около двух лет. На чем сейчас делаете акцент в расследованиях?

— Мы действуем ситуативно и постепенно расширяем сферу деятельности. В частности, реагируем на новые вызовы мировой безопасности. Наше сообщество разрослось в сетевую структуру, которая объединяет людей из разных точек мира, разных национальностей и вероисповеданий. Но если в 2014 году акцент в нашей деятельности был на аналитической работе и сборе доказательств российской агрессии против Украины на Донбассе и в Крыму, в прошлом году мы сконцентрировались на формировании базы данных расследований и расширили поле нашей деятельности до Ближнего Востока. От сухого анализа мы перешли к реализации собственных информационных операций. Этим мы заставили нервничать первых лиц Кремля, которым, в частности, пришлось реагировать на публикацию личных данных пилотов Воздушно-космических сил РФ в Сирии. Также это способствовало изменению пропагандистских подходов российских СМИ: теперь они пытаются скрывать лица пилотов, ретушировать бортовые номера самолетов, снизили количество «победно-эпических» сюжетов о военной операции России в Сирии. Но InformNapalm все равно «ловит» их на разных деталях и разоблачает. Это, безусловно, влияет на морально-психологическое состояние военных преступников: они делают больше ошибок.

В 2016 году мы будем продолжать «жечь врага»: не только раскрывать факты о его военных преступлениях, но и размещать в открытом доступе собранную нами разведывательную информацию. Это заставит Кремль нервничать и тратить свои ресурсы на борьбу с последствиями утечки данных...

— Команда ресурса активно использует метод OSINT-расследований, то есть работает с открытыми источниками информации. Что нужно знать и уметь, чтобы эффективно применять эту технологию?

— Наши навыки мы получали и оттачивали в течение двух последних лет. Важно иметь гибкое мышление и стремиться отыскать истину. «Дьявол кроется в деталях», поэтому самая невзрачная, на первый взгляд, деталь может подтолкнуть к раскручиванию цепочки важных фактов.

Из базовых знаний — это, конечно, работа с поисковиками, видеосервисами, спутниковыми картами и ресурсами архивации данных. Но все это приходит с опытом. Есть приемы, которым трудно обучить, потому что они требуют креативного подхода. Например, один из наших волонтеров определил отправную точку в расследовании «по облакам». Сравнивая места съемки с деталями фотографий, найденных у нескольких наемников, по контурам облаков расследователь получил зацепки, позволившие впоследствии определить местность, где была расположена техника боевиков.

«ДЕЙСТВИЯ ОФИЦЕРОВ ФСБ ИЗРЯДНО НАС ПОВЕСЕЛИЛИ»

После недавней публикации расследования по российскому офицеру Константину Мишкину вы обнаружили, что он «почистил» свой профиль на Facebook от компрометирующей информации. Как российские военные реагируют на появление материалов о них?

— Мы публикуем информацию об объекте расследования, когда видим, что из его социального профиля уже нечего выжать, но в то же время можно спровоцировать его или специальные структуры Федеральной службы безопасности РФ на действия, которые дополнят картину косвенными доказательствами. В случае с офицером 53-й зенитно-ракетной бригады Вооруженных сил РФ Константином Мишкиным, который получил Георгиевский крест IV степени, мы понаблюдали за действиями «особых служб», отвечающих за сокрытие утечки информации. Действия офицеров ФСБ изрядно нас повеселили. Кроме затирания данных из профиля объекта, российские спецслужбы через подконтрольные им ресурсы поспешили дискредитировать наши данные, но опять опозорились. Они создали эпическую новость, в которой сначала обвинили волонтеров InformNapalm в том, что они «работали, а не отмечали новогодние праздники», а затем слепили версию, по которой Георгиевский крест IV степени Константину Мишкину якобы «подарили друзья».

Подчеркну, что Георгиевский крест — высокая награда, которую военнослужащие получают за подвиги и отличия в боях по защите родины при нападении внешнего противника или за подвиги и отличия в боевых действиях на территории других государств. Офицер — не «свадебный тамада» и на уставную форму он не имеет права прикрепить награду, которая не соответствует его статусу. Но российские пропагандисты предпочли навязать своей читательской аудитории мысль, якобы в России все настолько плохо, что офицеры покупают себе незаслуженные награды. И это можно считать очередной информационной победой в противостоянии с агрессором.

Поскольку на своей территории Россия войны не ведет, Мишкина могли наградить Георгиевским крестом за подвиги и отличия в боевых действиях на территории других государств. Кроме того, по данным украинских и международных исследователей офицеры 53-й ЗРБр ВС РФ подозреваются в уничтожении малазийского «Боинга» рейса MH17, также они могут быть причастны к уничтожению украинской авиации в зоне АТО, которую сбили на больших высотах.

ТАКТИКА «ПУБЛИЧНОГО ВЫЖИГАНИЯ»

Кто и как сейчас использует материалы InformNapalm? В частности, как на них реагируют украинские спецслужбы?

— С опытом мы все больше разочаровываемся в работе украинских спецслужб. Раньше мы возлагали на них большие надежды, но теперь убеждаемся в существенной бюрократизации и малоэффективности этих органов.

Мы не хотим приуменьшать работу офицеров среднего звена: в разных силовых ведомствах мы поддерживаем горизонтальные связи с патриотическими специалистами. Но эти специалисты сами признаются, что руководство тормозит любую инициативу и не дает ход многим процессам. Динамика развития событий и скорость обмена информацией диктуют новые правила войны. Если мы хотим побеждать, скорость принятия решений в силовых ведомствах и спецслужбах не должна отставать от скорости изменения обстановки. Не работает система «собрал — доложил — засекретил — отложил». Вместо этого оперативная и важная информация откладывается в запыленный архив и «умирает» в нем.

Из-за этой неэффективности, неспособности силовых структур к разработке спецопераций, InformNapalm перешел к тактике «публичного выжигания». Мы поняли, как та или иная информация «поджигает торф» в болоте российской пропаганды, и мы делаем это, оперируя только фактами из открытых источников, выводя их в публичную сферу.

В условиях войны Украина нуждается в создании абсолютно новой структуры с широкими полномочиями и возможностями в проведении разведывательной, диверсионной и информационной работы. Идеально, если это будет гражданская структура, по примеру израильского «Моссада». Ни одна из существующих сегодня в Украине специальных структур, включая с СБУ и Силы специальных операций, не тянет на роль украинского «Моссада». Но мы верим, что силами украинского общества и союзников Украины за рубежом не только наша армия, но и наши спецслужбы станут лучшими в мире. Для этого InformNapalm катализирует «сжигание» старых догм и апробирует новейшие принципы сетецентрической войны, когда боевая мощность увеличивается благодаря созданию информационной сети.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...