Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Летайте тренажерами facebook

Опыт, необязательный к применению
27 апреля, 2018 - 12:50
ФОТО РЕЙТЕР

Месяц назад я прекратил посещать Facebook. Без всяких на то поводов, просто из-за нехватки времени и неясного ощущения дискомфорта, преследовавшего во время просмотра бесконечного потока эмоций в ленте. Социально-сетевой целибат совпал со слушаниями Марка Цукерберга в сенате США и волной журналистских расследований, охвативших мировые СМИ. И эта месса стоила Парижа. Сразу оговорюсь: не отношу себя к хулителям прогресса нашего цифрового времени, не считаю возможным заталкивать уже выпущенных джиннов в бутылки. Но присмотреться к ним и понять природу превращения парней в футболках из Кембриджа в шейхов Каймановых островов, не мешает. 

Facebook, конечно же, не человеческое сообщество, хотя на таком определении настаивают служащие конторы господина Цукерберга. Пусть каждый из нас выбирает друзей и темы бесед, но машины и алгоритмы принимают решение об их составе и содержании. Человеческий агломерат, спаянный оптико-волоконной и беспроводной связью, состоит из террористов и шпионов, расистов и монахов, правительственных и общественных организаций, и, безусловно, обычных людей, которые, заплатив «Фейсбуку», могут мгновенно приобрести большую популярность. Поэтому социальная сеть — скорее супермаркет, собравший разношерстную публику, где персонал угождает посетителю во имя роста количества потребителей. Прав один их журналистов New York Times, сказавший, что каждый из нас не клиент, а орудие компании. Ведь новостная лента платформы приобретает товарный вид благодаря нашим сообщениям.

О манипуляциях общественным мнением и торговле личными данными пользователей, о природе пресловутых алгоритмов, ведущих себя как собаки, признающие лишь одного хозяина, написано и сказано за этот месяц немало. Нет нужды стараться поставить на теле Facebook еще одну копию клейма. Ведь есть у сети и заслуги. «Просидев» в ней, познакомившись с ее штучками из репертуара цыганских гадалок, повышающими самооценку клиентов, убеждаешься в полезности простого, необходимого людям инструмента коммуникаций. Что ж... Трудно назвать изобретения ума, которые бы не открывали одновременно и дверь в завтрашний день, и ящик Пандоры. Так что надо учиться составлять алгоритмы. Теперь и для общения с информационным пространством, которое подавляет нас, врываясь в открытые окна мониторов и телеэкранов.

Как мне кажется, настала пора объявить о начале войны с машинами. Без луддитской ненависти к станкам, без деклараций и поиска casus belli, однако с благородной идеей в голове. Надо уменьшать возможности «умной» техники в руках у не таких уж разумных ребят тупо управлять человеком. Моя жена постоянно враждует с программами стиральной машины, которые строго предписывают ей соблюдать зависимость времени стирки от типа белья, расхода воды и ее температуры. Пока наши жены не роботы, они лучше машин представляют, что им нужно получить в результате процесса стирки. Однако разработчикам бытовой техники проще типизировать действия пользователей и, постоянно изменяя программные алгоритмы, создавать новые модели машин, стимулируя потребительские запросы.

В этом смысле Facebook — машина посложнее и поважнее. На слушаниях в США Марк Цукерберг не смог объяснить сенаторам, как именно работают алгоритмы его детища. Скорее всего — и сам не представлял полной картины функций платформы, созданной сотнями специалистов в течение десятилетия. И вряд ли найдется человек, способный разобраться во всех деталях работы сложного саморегулируемого механизма. А значит, мы столкнулись с новым явлением управления социальной средой, где распространением информации и эмоций занимаются электронные мозги. И эти мозги, как бы высоко ни взлетали наши фантазии, никогда не станут лучше человеческих. Иными словами, идея искусственного интеллекта пусть себе живет, как утилитарная задача анализа больших объемов информации и поиска оптимальных решений среди множеств, однако биороботам не суждено завоевать планету. Знаю это по дегустационному опыту, где самые совершенные газохроматографы могут распознать все молекулы в вине, но не способны сказать, доставит ли оно нам радость. 

Впрочем, предоставим футурологические прогнозы футурологам. Поговорим о практике. С появлением социальных сетей изменился характер СМИ. Теперь у них уже нет монополии ни на распространение информации, ни на публичные комментарии событий. Однако стремление к демократизации общества, получившего благодаря сетям неограниченное право высказываться  «на весь мир», обернулось не раскрепощением, а зависимостью. Во-первых, все спецслужбы мира послали Цукербергу «валентинки» за предоставленную возможность «без шума и пыли» собирать информацию о каждом из нас, да еще осуществлять грандиозные операции влияния за сущие копейки. Во-вторых, не контент, а деньги определяют темпы и масштабы распространения информации. Если группа серийных убийц назовется «фиалкой» и заплатит за рекламу и продвижение, то она соберет гораздо больше сторонников и «лайков», чем неплатежеспособный борец за гражданские права униженных. То есть, издание любого толка, с адресом, регистрацией и авторским коллективом, по сравнению с социальной сетью выглядит более ответственным и полезным для общества.

Конечно, сеть родила многих блогеров, предоставила возможность высказываться порядочным людям. Однако не они определяют тренды и эмоциональную погоду. Скорее наоборот. Профессиональные мнения чаще всего получают минимум голосов «за». А это значит, что журналистские сообщества должны интегрироваться не только в редакционных стенах. В мировой практике есть немало примеров объединения СМИ, принадлежащих разным собственникам и разным странам, ради решения принципиальных  проблем и проявления гражданской солидарности. В нашей стране, где ни в одной из отраслей нет влиятельных профессиональных групп, где огромное информационное поле состоит из сотен огородиков и такого же количества приемов агрокультуры, особенно необходим импульс для интеграции журналистов. Это надо сделать хотя бы для самосохранения. Повод подают сами социальные сети. Как увеличение армии знахарей повышает спрос на грамотных врачей, так и плотные ряды пишущих «на свій хлопський розум» поднимают престиж людей, знающих дело.

Мы ходим в супермаркеты независимо от того, принадлежат ли они честным или жуликоватым хозяевам. Это вопрос нашего комфорта, а не принципов. Точно так следует относиться к Facebook. В конце концов, следить за тем, чтобы нас не дурили, наше потребительское право и обязанность. Они одинаковы и для торговых, и для социальных сетей.

Прекратив ежедневные посещения Facebook, я стал спокойнее относиться к событиям, на которые не могу повлиять. Сеть, как тренажер, дает нам иллюзию управления в игровом мире, где стук по клавишам превращается в действие на мониторе. И она же вовлекает в сопереживание. Нас волнуют исходы всевозможных поединков, сконструированных программами и людьми. Иногда это повышает адреналин, иногда просто мешает работать и жить.

 

Олександр Прилипко
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments