Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

«Мы — большой рупор»

Ведущий «Денег» Жан НОВОСЕЛЬЦЕВ — о том, почему для резонансного расследования мало просто найти скандальную информацию, а также возможна ли полная свобода на украинском ТВ
9 ноября, 2012 - 11:33
ЖАН НОВОСЕЛЬЦЕВ

Медиаэксперты отмечают, что в Украине на протяжении 2011—2012 гг. увеличилось количество журналистских расследований. В среднем по меньшей мере 4 раза на протяжении года, по данным ОО «Европейская исследовательская ассоциация», элементы этого жанра использует в своей работе каждый профессиональный журналист. Одним из заметных расследовательских проектов в отечественном телепространстве является программа «Деньги» на канале «1+1». Немало расследований, реализованных журналистами программы, получили огласку, а некоторые привели к увольнению чиновников и возбуждению уголовных дел. Собственно, «Деньги» в этом году стали победителем в ежегодной премии «Фаворит телепрессы».

В сентябре ведущим проекта стал Жан Новосельцев. Журналист еще с 2006 года работал в команде ТСН. В 2008 он стал автором резонансного спецпроекта о милицейском своеволии «Жесть мундира». После выхода программы в эфир пришлось обеспечить журналиста специальной охраной: по словам Жана, полтора месяца вместе с ним нога в ногу ходили трое здоровяков из спецподразделения «Альфа».

Позже — вместе с Алексеем Душкой вел спецпроект журналистских расследований «Личное дело», посвященный теме некачественных продуктов питания и обмана потребителей.

О том, какой сегодня должна быть украинская расследовательская журналистика, «День» беседовал с новым ведущим программы «Деньги».

— Вы начали заниматься расследованиями еще когда работали на Харьковском ТВ. Как развивается, с вашей точки зрения, этот жанр?

— Попав на телевидение, я понятия не имел, что такое расследовательская журналистика, но уже с первого рабочего дня решил, что нужно отснять сюжет о чем-то актуальном, так сказать, «на злобу дня». И обязательно — с элементом расследования. Заинтересованность в этом жанре возникла из-за того, что на областном ТВ журналисты не часто занимаются расследованиями. В своем первом сюжете я рассказал о незаконной продаже трамадола. С тех пор прошло немало времени, но собственный стиль ищу до сих пор, исходя из требований жанра, которые постоянно меняются. Например, если раньше журналисту достаточно было найти какой-то скандальный документ и показать его зрителям со своими комментариями, то сегодня этого мало. Люди хотят лично увидеть, так сказать, всю драму ситуации. К тому же, чтобы это зрелище не было скучным. Жанр расследовательской журналистики, начиная от глубины исследования темы и заканчивая формой подачи материала, — регулярно видоизменяется.

— О чем прежде всего важно помнить журналисту, берясь за расследование?

— Прежде всего журналист, который начинает заниматься расследованием, должен понимать: в любой проблемной теме нет сюжета там, где нет журналиста. Он должен полностью пройти по следам потенциального преступника, глубоко погрузиться в тему, лично все почувствовать. И обязательно попробовать найти что-то, что еще никто не нашел. Для этого нужно иметь широкое мировоззрение и профессиональное упрямство. На каждую ситуацию надо смотреть словно со средины, почувствовать ее. Мы это активно практикуем. Хотя журналистам «Денег» в настоящий момент трудно устроиться продавцом или охранником в супермаркет, чтобы расследовать какую-то потенциальную тему, потому что их уже знают в лицо. Поэтому мы все больше работаем с гримом, с накладными усами и т.п. Кстати, изучаем возможность сотрудничества с журналистами печатных СМИ. Они — профессионалы, как и мы, но их внешность менее узнаваема.

— Сколько в среднем у журналистов «Денег» занимает времени полноценное расследование одной темы?

— Можно снять хороший сюжет за час, а можно — за несколько месяцев. Если ты находишь конкретного человека в конкретном месте и он, к тому же, говорит компрометирующие вещи — вот и тема. Полноценный сюжет в таком случае снимаем на протяжении нескольких дней. Например, на расследование незаконной продажи наркотиков в столице у журналистов пошло только два дня. Нам стало известно, что Центры для реабилитации наркозависимых за 200 гривен делали всем желающими уколы, равноценные действию героина. Наш журналист прошел все этапы приобретения наркотика и разоблачил преступление.

Одно из наиболее длительных во времени расследований связано с французским автогонщиком. Сотрудники милиции совместно с адвокатами переписали его квартиру в центре Киева на подставных людей. Некоторые милиционеры были в схеме, поэтому тормозили ход расследования. Журналисты «Денег» вошли в доверие к правоохранителям, предложили им взятку за информацию. Тогда работа растянулась на полтора месяца. В целом мы параллельно ведем несколько тем.

— Одна из самых больших проблем украинской расследовательской журналистики, как по мне, заключается в том, что далеко не все информационные площадки заинтересованы в предании огласке информации о преступлениях. Особенно если речь идет о лицах высокопоставленных. И даже обнародованная информация не всегда приводит к наказанию виновных.

— На самом деле чиновники вынуждены реагировать на информацию в медиа. Как правило, к нам приходят люди, которые прошли все инстанции — милицию, прокуратуру, суды — но справедливости так и не нашли. У них вся надежда только на журналистов. Мы — словно большой рупор, в который можно громко крикнуть. После выхода в эфир сюжетов всегда рассчитываем на реакцию чиновников и на резонанс.

— Фильм Константина Усова «Лукьяновка — тюрьма №1» (ТВі) вызвал колоссальный резонанс, впрочем, и сегодня проблем в этом СИЗО и в целом в пенитенциарной службе хватает. Также журналисты «Денег» часто раскрывают темы махинаций во время тендерных закупок и незаконной застройки. Но наказанных практически нет.

— По закону, показ проблемного сюжета в эфире национального канала является поводом для возбуждения уголовного дела. Стражи порядка на это должны реагировать. У нас есть примеры, когда возбуждались уголовные дела, в частности по озвученным в эфире фактам земельных махинаций. Но, честно сознаюсь, проследить, чем все завершилось после вмешательства «Денег», пока еще нет возможности. Позитивный результат уже то, что о проблеме стало известно широкой общественности.

— Случалось ли, что милиция, проводя параллельное расследование по той же теме, что и журналист «Денег», каким-то образом вам помогала? Насколько вообще возможно сотрудничество журналиста с правоохранителями?

— Не буду называть ведомство, но как-то нам предложили сотрудничество. Вариант «дружбы» таков: как только журналисты «накопали» важную тему, должны сообщить в ведомство, а оно, в свою очередь, выделит спецгруппу. Логика — мы не просто «выстрелим» в небо информацией о проблеме, но и сразу вместе с отважными стражами порядка задержим потенциальных преступников. Мы согласились. Но, по сути, пользы от такого сотрудничества вышло мало. У правоохранителей, как оказалось, очень много бюрократических моментов, им чуть ли не каждый шаг нужно согласовывать. Когда мы пригласили наших новых «друзей» на совместную съемку, они сначала долго готовили технику, которая переписывалась и сверялась по номерам, а затем вообще начали выяснять, законно ли в этом месте проводить съемку. Словом, сотрудничества не получилось.

— Журналистские расследования — достаточно опасная профессия. Грустный пример — 26 сентября двое неизвестных побили журналиста программы «Деньги» Дмитрия Волкова. Как себя оградить журналистам, занимающимся расследованиями?

— К сожалению, попадаются не только случаи запугивания и давления, но и расправ над журналистами. Впрочем, журналисты, расследуя отдельные темы, четко знают, на что они идут. Со временем вырабатывается определенное профессиональное безразличие, когда ты уже даже не реагируешь на звонки с угрозами. Журналист должен быть физически сильным, уметь защитить себя в разных ситуациях. Относительно меня, то я боксировал, занимался борьбой, а теперь поддерживаю физическую форму бегом и плаванием. Другой ключевой для меня вопрос — травматическое оружие. Я многократно разыгрывал в воображении ситуацию, которая случилась с Дмитрием Волковым. Когда он шел домой, то заметил, что за ним следят. В таких случаях нужно руку держать на кобуре. Но он принципиально не носит оружие. Странно, что до сих пор человека, совершившего нападение, не нашли, ведь журналист своего обидчика опознал.

— Как часто «Деньги» чувствуют давление, связанное с профессиональной деятельностью? Были ли попытки антигероев программы способствовать тому, чтобы сюжет о них не пошел в эфир?

— Попытки сделать невозможной огласку информации в профессиональной журналистке всегда имеют место. Где-то в большей степени, где-то — в меньшей. Нежелание наших «героев» видеть себя в эфире национального канала мы, конечно, чувствуем. Иногда это люди, у которых все схвачено в судах, милиции, прокуратуре. Они, по сути, вообще в этой жизни ничего не боятся, кроме того, что информация об их махинациях приобретет резонанс и они потеряют авторитет. А мы хотим справедливо обеспечить им соответствующую «репутацию». Эти люди, как правило, имеют возможность кому-то из руководства канала звонить по телефону и о чем-то просить. Сознаюсь, случаются моменты, что сюжеты долго не выходят, но это связано не с тем, что нам запретили их выдать, а с угрозами в адрес журналистов. Разбираемся, проверяем факты, приведенные в сюжете, — и в эфир.

— Сюжет «Денег» о даче Виктора Ющенко, построенной в заповедной зоне, удивил многих зрителей. Впрочем, начиная от Межигорья и заканчивая огромной недвижимостью депутатов КПУ, к сожалению, «поле» для работы журналистов просторное. Как вы выбираете приоритетные темы для будущих расследований? Кому отдаете преимущество, если речь идет об именах топовых политиков?

— Пытаемся прежде всего рассказать о том, о чем никто не рассказывал. Вы согласитесь, что история с Межигорьем Виктора Януковича далеко не новая. О ней не писал разве что ленивый журналист. Мы отходим от этих «обсосанных» тем и ищем новые.

К сожалению, в стране есть что расследовать. И общество хочет, чтобы кто-то наконец понес ответственность за имеющееся положение вещей. Думаю, что журналисты, пусть не сразу и не сполна, но могут и должны менять ситуацию в стране к лучшему. Вообще, я уверен, что журналистика принесет большую пользу, если каждый из нас профессионально будет выполнять работу в своем направлении. Думаю, что в Украине достаточно журналистов, профессионально занимающихся расследованиями. Впрочем, случается, владельцы СМИ не понимают того, что этим людям нужно давать полную свободу.

Вадим ЛУБЧАК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments