Три страшные враги украинского возрождения - Москва, украинский провинциализм и комплекс Кочубеевщины.
Юрий Шевелев, украинский языковед, историк литературы

«Мы сразу нацелились на лучших»

Разговор с режиссером фильма «Юки» Владимиром Мулою об эмиграции, равенстве перед законом, хоккее и звездах льда
4 декабря, 2020 - 12:35

Владимир МУЛА родился в 1989 в Городенке, на Ивано-Франковщине. В 2006 с золотой медалью окончил Городенковскую гимназию им. А. Крушельницкого. Учился на инженерно-физическом факультете Национального технического университета Украины «Киевский политехнический институт имени Игоря Сикорского». В 2012 получил диплом уровня «Специалист» по направлению «Инженерное материаловедение», но по специальности не работал.

Первые шаги в журналистике Владимир сделал в стенах гимназии — занимался еженедельным обновлением школьной стенгазеты. После переезда в Киев на втором курсе ИФФ НТУУ «КПИ» поддерживал сайт Студенческого профсоюза, а в начале 2008 стал внештатным корреспондентом журнала «Mediasat». В 2009 основал украиноязычное интернет-издание «ТелеПростір».

В качестве телекорреспондента освещал финалы конкурса «Евровидение» в Дюссельдорфе (2011) и в Стокгольме (2016), чемпионат мира по футболу в Рио-де-Жанейро (2014), чемпионат Европы по футболу во Франции (2016), Летние Олимпийские игры в Рио -де-Жанейро (2016) и Зимние — в Пхенчхане, Южная Корея (2018). В 2015 и 2016 выпустил документальные фильмы о жизни украинских эмигрантов за океаном — «Американская мечта» и «Американская мечта. В поисках правды» — последний показывали на борту авиакомпаний, осуществляющих рейсы из Украины за границу.

Uke («Юки») — новая неигровая работа Владимира, вышедшая со вчерашнего дня во всеукраинский прокат. Фильм повествует о украинцах-обладателях Кубка Стэнли Национальной хоккейной лиги — НХЛ, объединяющей команды США и Канады. Uke (сокращенно от Ukrainians) — жаргонное название для выходцев из Украины в Северной Америке.

Героями фильма стали звезды канадского хоккея: двукратный обладатель Кубка Стэнли в составе Philadelphia Flyers Орест КИНДРАЧУК; двукратный обладатель Кубка Стэнли в составе Boston Bruins Иван БУЦЫК; трехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе New Jersey Devils Кен ДАНЕЙКО; победитель Кубка Стэнли в составе Pittsburgh Penguins Джефф ЧИКРУН; обладатель Кубка Стэнли в составе Chicago Black Hawks Эрик НЕСТЕРЕНКО; победитель Кубка Стэнли в составе New Jersey Devils Брюс ДРАЙВЕР; четырехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе Toronto Maple Leafs Эдди ШАХ; победитель Кубка Стэнли в составе Tampa Bay Lightning и Pittsburgh Penguins Руслан ФЕДОТЕНКО и лучший хоккеист всех времен — Вэйн Гретцки (Иван ГРЕЧЕСКИЙ). Зрители также увидят сына знаменитого вратаря Тараса САВЧУКА — Джерри и хоккейного комментатора Келли ГРУДИ. Съемки проходили в течение трех лет в Канаде, США, Беларуси и Украины.

Мула включает в фильм украинскую и американскую хронику конца XIX — начала ХХ в., дает развернутые исторические экскурсы, привлекая в том числе профессиональных исследователей, показывает села и города, из которых за океан переехали деды и прадеды будущих звезд. Хоккей становится поводом, чтобы полнее раскрыть феномен украинской эмиграции первой и второй волн, развернуть картину жизни нашей диаспоры за рубежом. Некоторые приемы, например, реконструкция определенных сцен с помощью актеров, кажутся откровенно наивными; не обошлось и без чрезмерного пафоса. Но в целом, благодаря впечатляющим натурным съемкам (в показе зимних сцен операторы Олег ШЕВЧИШИН, Дмитрий ШИПОВСКИЙ, Станислав ТКАЧОВ, Александр ТЕРНОВЫЙ достигают насыщенности, напоминающей живопись Брейгеля), четко выстроенном ритме повествования, информативной насыщенности и, конечно, наличию в кадре харизматичных героев, к которым Владимир сумел найти подход, фильм смотрится легко и увлекательно. Зрительское внимание безусловно будет сопутствовать ему за рубежом — в тех же Канаде и США.

Мы поговорили с режиссером об истории создания «Юки» и о тех темах, которые он затрагивает.

УКРАИНСКАЯ МЕЧТА

— Владимир, как вы пришли в кино?

— Я долгое время занимался журналистикой, работал на телевидении. В какой-то момент понял, что мне там не очень интересно. Нравилось вести репортажи, ездить на съемки, договариваться с людьми и тому подобное. Но когда ты чувствуешь, что способен сделать больше — то делаешь. Я общался с украинцами в разных сообществах, узнавал, почему человек переезжает из Украины в Америку, как он там живет, адаптируется, достигает чего-то. Об этом много говорят, но когда с этим сталкиваешься лично, все оказывается не так-то просто и легко. Я накопил немало видеоматериала из США, легшего в основу документального цикла, сделал полсотни репортажей, однако материала хватило еще и на полнометражный фильм. Он вышел более телевизионным, но получил положительные отзывы. После этого я нашел немного денег, взял оператора и мы сделали лучший монтаж и звук. Так вышел второй фильм «Американская мечта. В поисках правды», и он хорошо разошелся по каналам и альтернативным медиа-платформам. Поэтому «Юки» стал прицельной работой, я знал, что мне нужно и что делать, но не знал, сколько надо потратить сил, времени и денег.

О «Юки» мы поговорим чуть позже, а сейчас хотелось бы узнать, почему вы сосредоточились на Америке?

— Европа ментально и географически нам ближе, а в Америке многие процессы и ситуаций не очень привычны. Поэтому стремился исследовать американский образ жизни и как украинцы к нему приспосабливаются, их вклад в США, потому что эта тема малоизвестная.

— Разве?

— Вот хороший пример: я часто бываю в Украинском музее в Чикаго. Туда украинцы давно приносили архивные документы, различные раритеты, вплоть до переписки с президентами США. И эти бесценные архивы до сих пор лежат в подвале музея. Там работают 2 очень милые женщины, но у них банально мало возможностей. Недавно они обнаружили, например, что был сенатор украинского происхождения, награжденный медалями при президентстве Рейгана, эти медали у них есть. Такие сокровища лежат никому неизвестные и никем не виденные. В Украине подобная работа более системная, есть институты. В Америке это сложнее, но не менее интересно. Поэтому для меня Америка — это глыба, которую можно поднимать очень долго.

Что вы можете сказать о нашей диаспоре там?

— Это очень неоднородная среда. Есть очень классное молодое прогрессивное поколение. Есть старая волна эмиграции. Они говорят на украинском, но с новой волной не могут найти общего языка. Они говорят: «Вот смотрите, мы когда-то приехали, сделали здесь институты, построили украинские церкви, создали кредитные союзы, а что сделали вы? Сейчас ваша очередь проявлять свою украинскость». Но новые эмигранты часто не хотят этим заниматься. Они переезжают, ассимилируются, не то чтобы забывают украинский язык, но им просто неинтересна активность. Они себя находят в американском мире, у них американская работа. Есть такое мнение, что скорее всего знаменитое Украинское Село — Ukranian Village в Чикаго через 20 лет исчезнет в том виде, в котором оно есть сейчас — с церквями, магазинами, ресторанами, врачами. Потому что старые люди уйдут в вечность, а молодым банально нет возможности арендовать жилье там, потому что дорого. Поэтому вся новая эмиграция селится на окраинах. Может, Ukranian Village переедет туда.

— Какая встреча с диаспоры вам запомнилась?

— Опять же расскажу о Чикаго. Приезжаю, знакомлюсь с Леной Шкробут. Ей уже 60 лет, и она приглашает меня на кофе, потому что ей интересно. Иду пить кофе, говорю на совершенно разные темы с человеком, которого впервые вижу. Если бы в Украине я пошел пить кофе с незнакомой 65-летней дамой — выглядело бы необычно. Но мне действительно интересно общаться со старшими людьми, анализировать их мысли, мировоззрение, узнавать что-то от них. И наше кофепитие получилось очень содержательным. Это я к тому, что диаспора открыта на самом деле. У них тоже есть потребность в свежей информации, в частице Украины. Когда сейчас появляюсь в США, все старые люди начинают писать «Приезжай ко мне», обижаются, если не успеваю посетить. Времени остро не хватает, но когда выпадает — всегда есть люди, с которыми приятно пообщаться. Во-первых, потому, что они сохранили аутентичный украинский. Реально классические украинские слова, которые можно найти в словаре, просто они в Украине затерлись, уже не в употреблении. Во-вторых, старая эмиграция несет уникальную информацию. Можно очень многое почерпнуть, и там, повторяю, непаханое поле для исследований.

Не думали сами там остаться?

— Я не тот человек, который принимает такие решения на ходу. Стараюсь думать наперед. Одно дело — остаться и непонятно чем заниматься, а другое — сознательный переезд, когда понимаешь, что именно там делать. Переехать чтобы переехать мне неинтересно, а переехать, что развиваться дальше — возможно. Но для этого тоже нужны какие-то ресурсы и контакты. Там тебя никто не ждет. Развиваться в Украине тоже возможно. Просто нужен очень рациональный тщательный подход и вера в то, что ты делаешь.

Американская мечта существует?

— Да, и она описана в американской литературе. Это понятие гораздо шире, чем принято думать. Наверное, оно стоит в основе Америки. Все же туда едут за новой и лучшей жизнью. Каждый, кто с клепкой, хочет работать и достигать чего-то, может получить для себя то, чего он хочет, безразлично — ты строитель или айтишник. Ты знаешь правила игры, никто от тебя ничего не скрывает, и если ты эти правила принимаешь, то все у тебя будет окей. Просто очень много времени, в том числе у украинцев, — я это видел собственными глазами — тратится, чтобы эти правила принять. Система же совсем иначе работает. Начиная с уплаты налогов и заканчивая отношениями с соседями. Если примешь это — все будет хорошо.

— А у нас такая система могла бы прижиться?

— Если бы все люди были равны перед законом и не было дырок в законодательстве, позволяющие законы обойти — то вполне. Потому что в мире все давно придумано. Нам не надо изобретать велосипед. В Америке ты знаешь, что за любые нарушения или неправильные действия ты получишь наказание — в виде штрафа или просто замечания. У нас же люди не привыкли даже делать замечания. Вот на примитивном уровне — идешь по улице и видишь, что кто-то ломает ветку дерева. Сколько людей подойдет и сделает замечание? Думаю, 10 из 100, и то это очень хороший показатель был бы. На таком банальном уровне у нас нет ответственности людей за свои поступки.

Когда я впервые попал в Америку, у дома, где нас поселили, стоял некий метровый столбик, который вверх поднимался. Мне было интересно, что это такое, никогда такого не видел. Поднял его, увидел, что там куча кабелей и контактов, удовлетворил любопытство, опустил. Соседка увидела это, позвонила в телефонную компанию, оттуда позвонили моему работодателю, тот на следующее утро у меня спрашивает: «Что ты уже натворил?» — «Да ничего вроде». Оказывается, ему звонили из компании, я хотел несанкционированно подключиться к Интернету. Это я к тому, что когда люди попадают в этот мир, сразу понимают, что можно, и что нет. И это действительно работает.

UKE

— Как появился «Юки»?

— Идея заключалась в том, чтобы сделать кино, востребованное на западном рынке. Я не хотел делать фильм только для Украины, но и для канадцев, американцев и этнических украинцев, на украинском не говорящих. Там огромное сообщество украинсцев. Большой массив людей, которые не общаются на языке, но знают, что их деды-прадеды из Украины, они ассоциируют себя с нами. Поэтому, когда я думал, что снять, то тема хоккея возникла быстро. Ведь многие украинцы становились победителями Кубка Стэнли, это все узнаваемые люди, и поэтому именно через сюжетную линию НХЛ, надеюсь, получится привлечь англоязычную аудиторию, которая следит за матчами и знает упомянутых персонажей. Вторая линия — так мы сможем о нашей стране тоже рассказать, чего на Западе не хватает. Если Украина там упоминается, то преимущественно в негативном свете, по поводу скандалов и катастроф. А здесь классная патриотическая и в лучшем смысле пропагандистская история, которую на Западе, надеюсь, воспримут положительно.

Вы сами имели отношение к хоккею?

— Нет, и у нас хоккейная история только повод. Мы много рассказываем о пути, который эти спортсмены прошли к признанию. Путь этот непрост. Там и адаптация, и издевательства, и безденежье — все эти процессы очень знакомы типичному украинском эмигранту в Канаде. Когда поднимаем эти темы, то рассказываем о ситуациях, с которыми сталкивались новоприбывшие украинцы. Потому это и вызывает такой восторг в Канаде сейчас. Они на самом деле очень долго ждали, когда кто-то сделает эту историю, а это из года в год не происходило.

Похоже, вы взяли идею, лежавшую на поверхности. Даже странно, что никто этого не сделал до сих пор.

— На самом деле многие идеи лежит на поверхности, но важно взять и доработать до конца. Потому что это 3 года работы, и нужны силы на долгую дистанцию.

— Было трудно?

— Прежде аспект — финансовый, второй — сложность встречи с этими людьми. Мы нацелились сразу на лучших. Украинцев, выступавших в НХЛ — множество. А мы взяли тех, кто выигрывал Кубок. Их имена навсегда зафиксированы на Кубке. Это была дерзкая инициатива, потому что к звездам достучаться непросто, но с другой стороны я четко понимал, что если мы их получим, то наш фильм получит самый высокий уровень с точки зрения и информации, и качества, на него будут ссылаться как на первоисточник.

Почему наши там столь успешны?

— Начнем с того, что украинцев там очень много. Только по переписи — 1,7 миллиона. А еще надо понимать климат и ежедневную рутину. Эти люди имели много времени, чтобы бегать с клюшкой по замерзшим канадским озерам. Зимы очень долгие, тебе заняться нечем. Все звезды происходили из бедных семей. Не надеялись ни на кого. Когда Грецки играл за Эдмонтон и уже имел профессиональный контракт с НХЛ, его отец Уолтер все равно помогал ему деньгами, потому что в то время хоккеисты не зарабатывали бешеные гонорары, как сейчас. А тот же Уолтер работал в телефонной компании, а его папа — то есть дед Уэйна — имел большую ферму, где они выращивали все, продавали это и с того жили. Украинцы, приезжавшие в Канаду, осваивали землю. Им ее давали большое количество, и они работали на ней день и ночь. Но и землю давали неприспособленную к обработке, поэтому следовало ее еще очистить и это тоже колоссальный труд, сделанный для страны, и это тоже надо помнить, потому что Канада не была такой равнинной и обустроенной, как сейчас. Когда дети этих тружеников выходили на улицы, их сначала не воспринимали. И только когда они начинали играть в хоккей и добиваться успеха, к ним уже относились как к своим. Хоккей очень способствовал социализации. Ну и добавлялось то, что украинская нация сама по себе трудолюбива.

В чем специфика съемок спортивных звезд?

— Они тебе выделяют крайне мало времени. И ты не можешь качать права. Ты не можешь попросить еще 15 минут, нет. Тебе дали полчаса — это как раз и есть полчаса. И я пытался вмещаться в эти дедлайны. Иначе не получишь располодение с их стороны. Когда ты договоренности соблюдаешь, тогда они тебя уважают, идут на контакт и дают возможность двигаться дальше.

Как прошла встреча с Грецки?

— Он поразил своим спокойствием и сдержанностью. Незвездностью, я бы сказал. Нет лишних движений в кадре. Он сел перед камерой и он твой, слушает, не прерывает. Может, он уже и понял вопрос, но дает сформулировать мысль. И он оказался очень открытым. Не говорил: «А давай я на этот вопрос не буду отвечать». Ничего не избегал, и мы еще потом немного пообщались. За свою жизнь он дал тысячи интервью, и я четко понимал, что многие из моих вопросов он уже слышал, но все равно ответил.

И на меня очень сильное впечатление произвел его отец Уолтер. 82-летний дед после инсульта помнит украинский, и не только помнит — формулирует целые предложения, и еще он показывает, как нужно относиться к окружающим — с уважением и сочувствием — чем заставил меня даже задуматься о своем поведении по отношению к другим людям. Мы в силу разных причин на это не обращаем внимания. А он ко всем — с очень открытым сердцем, помогает кому может, хотя и здоровье уже не то. Его по праву в Канаде называют отцом хоккея, везде приглашают... Я не уверен, что даже после кино зрители поймут, какой величины эти люди. Портрет Уэйна Грецки хотят напечатать в Канаде на 5-долларовой банкноте. Идет опрос соответствующий, и Грецки лидирует.

ПОКАЗАТЬ И ПОДДЕРЖАТЬ

— Планируете ли вы прокат за границей?

— В Канаду будем заходить через кинотеатры — наш фильм там ждут, а потом запланированы показы на платформе Amazon Prime Video. Проблема в том, что сейчас в Канаду въезд запрещен, и публичные мероприятия там ограничены. Но, надеюсь, в 2021 сможем это сделать, и это будет яркая украинская история, работающая на укрепление культурной дипломатии между странами. Ресурс, который дает это кино на всех уровнях — правительственном, культурном, человеческом — просто безграничный.

— Какие  у вас ныне планы?

— Я сейчас погружен в дистрибьюцию. Потому сделать кино — только часть дела, а вот донести его до зрителя — 60% успеха или больше. Хочу показать фильм как можно более широкому кругу в Украине. И в дальнейшем тоже хочу заниматься документалистикой. Я считаю это направление очень перспективным, просто здесь уже есть своеобразная ловушка, которая заключается в том, что трудно будет повторить уровень «Юки». Хочется каждый фильм делать по крайней мере не хуже предыдущего. А без финансовой и институциональной поддержки это сложно. Поэтому хотелось бы иметь возможность и роста и каких-то финансовых перспектив. Чтобы мы не тратили по полгода на поиски инвестиций, не думали, где мы будем спать, на чем добираться, потому что это сильно влияет на качество продукта — когда не знаешь, на чем завтра доедешь к спикеру.

Я знаю, что вы когда-то занимались футболом и бальными танцами. А еще какие-то увлечения у вас есть?

— Еще играю на гитаре, но сейчас времени нет ни на что.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ