Всякая диктатура свободного слова не терпит.
Сергей Ефремов, украинский общественный, политический и государственный деятель

Нужна теледеколонизация!

Реальный национальный продукт должен составлять свыше 50%, а украиноязычная продукция на общенациональных телеканалах — не меньше 3/4
24 октября, 2014 - 12:01
Нужна теледеколонизация!
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / День

Если когда-то Владимир Ульянов-Ленин, исходя из потребностей большевистской пропаганды, не без основания произнес: «Важнейшими искусствами для нас являются кино и цирк», — то сегодня, учитывая общий прогресс цивилизации и совершенствование пропагандистских инструментов, Владимир Путин мог бы произнести (или, возможно, и произнес в тесном кругу своих сатрапов): «Важнейшим орудием манипулирования массами для нас является телевидение».

Как раз год назад в программе «Шустер-live» ведущий отметил: «В украинском информационном пространстве доминирует Россия». Прежде всего эта констатация касалась телевизионного пространства. Для независимого и суверенного государства это выглядело ситуацией противоестественной, которая вместе с другими факторами делала Украину объектом политики другого государства и делала невозможным ее существование как субъекта международного политического процесса. Территория Украины «простреливалась» с востока на запад и с севера на юг телеканалами РФ, например: Первый российский Национальный, РТР, НТВ, RTVI, ТВЦ, РЕН-tv, ТНТ и т. п. Они настойчиво и последовательно формировали в сознании миллионов украинских телезрителей кремлевское виденье политических событий в России, Украине и мире, а главное — навязывали свое мнение об Украинском государстве, об украинской истории и культуре. Все это делало РФ чрезвычайно активным политическим игроком как в международных делах, касающихся Украины, так и в наших внутренних процессах, предоставляло Кремлю и Лубянке чрезвычайно большие возможности манипулирования электоральными настроениями соседей, даже мироощущением и мировоззрением украинцев.

Вместе с тем режим Януковича вовсе не волновала абсурдная, учитывая логику защиты национальных интересов, ситуация, когда другая страна всесторонне присутствовала в телеинформационном пространстве Украины, даже господствовала в нем, прямо и опосредствованно, последнее — через многочисленные телесериалы о храбрых чекистах, разведчиках и офицерах СМЕРШа, которые выиграли войну, о коварных грузинах и глуповатых хохлах, которые только путаются под ногами, и, наконец, об эффективном менеджере Сталине. Все это ежедневно «крутили» местные младшие партнеры российских телеканалов наподобие «Интера», ICTV, СТБ, «Тониса», контент и стилистика которых мало отличались от московских. В частности, насмотревшись бесконечных ФСБшно-кавказских боевиков на ICTV, можно было подумать, что именно Украина уже два десятилетия воюет в Чечне и Дагестане.

И больше: даже Первый национальный телеканал Украины в те времена производил впечатление тамбовского или рязанского областного телевидения. Следовательно, Кремль, опираясь на мощную телевизионную информационно пропагандистскую базу в Украине, имел возможность навязывать нашей стране свою повестку дня, осуществляя непосредственное вмешательство в массовое сознание украинцев, имея замечательные исходные позиции для идеологического и психологического манипулирования украинским обществом. В результате миллионы украинских мозгов стали дистанционно управляемыми из-за границы. Ответственность за это несут все режимы в независимой Украине, потому что ни один (при Кравчуке, Кучме, Ющенко) не предпринял активные попытки уменьшить эту всестороннюю телеинформационную зависимость Украины, а режим Януковича вполне сознательно использовал российскую телевизионную пропаганду для борьбы с украинской оппозицией. В результате сложилась очень опасная и унизительная для Украины ситуация, когда независимость государства начала становиться призрачной и с каждым годом де-факто уменьшалась.

И все это дало о себе знать в этом году, когда миллионы людей, обманутые щедро транслируемой в Украине российской телепропагандой с ее «разрушенным Крещатиком» и «разграбленным Киевом», «распятыми мальчиками» и «убитыми бандеровцами беременными женщинами», стали «сырым человеческим материалом» терроризма и сепаратизма, так называемыми «ватниками», а кое-кто — и боевиками.

Следовательно, информационная теледеколонизация является не столько теоретической, сколько важной практически политической проблемой, от решения которой в немалой мере зависит судьба нашей страны. Так как до сих пор, несмотря на Революцию достоинства, актуальной является задача отвоевания национального информационного пространства Украины, прежде всего телевизионного, прекращение ситуации, когда якобы украинские СМИ способствуют расколу нации и подпитывают центробежные настроения в стране. Конечно, негативные процессы, которые шли на протяжении прошлых лет, заторможены, а частично и прекращены (особенно в сфере теленовостей), однако результат далек от желаемого. Скажем, до сих пор чувствуется нехватка квалифицированно поданных (образно говоря, с «киевоцентрической точки зрения») сообщений из-за границы, в случае необходимости должным образом прокомментированных. Отечественные каналы транслируют преимущественно то, что видят в мире операторы ведущих западных компаний, а это не всегда охватывает сферу потенциальных интересов украинской аудитории (впрочем, куда хуже — это неявная трансляция российских новостей о событиях на Западе, Востоке и в «близком зарубежье».).

ЖАНРЫ, ФОРМИРУЮЩИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЗРИТЕЛЯ

Но если с полным правом можно констатировать позитивные изменения в продукции новостийщиков, в стилистике и содержании политических ток-шоу и в экспериментах с прообразами общественного телевидения, то с развлекательными программами и телефильмами, особенно сериалами, дела крайне плохи. А такие жанры формируют мировоззрение массового зрителя не меньше, если не больше, чем теленовости. Причем делают это ненавязчиво, без давления, мягко передергивая исторические факты или создавая надлежащую ауру. Например, практически все развлекательные шоу и конкурсы на украинском телевидении (даже там, где с новостями все в порядке) идут с ярко выраженным доминированием русского языка и — главное — имперско-московской культурной стилистики. Для нормальной страны была бы абсолютно неприемлемой ситуация, когда для 2/3 ее населения украинский язык является родным (данные переписи), а среди четырех членов жюри телешоу украиноязычный ятолько один — и тот постоянно сбивается на русский; тем более когда на экране один-единственный ведущий, разумеется, русскоязычный, который пытается разговаривать «па-масковски» с украиноязычными участниками. А для нынешней Украины такая ситуация считается нормой — мол, вопрос о языке телевидения сегодня не ко времени. Что же ко времени? Продолжение превращения украинцев в малороссов, в часть «русского мира»? При этом, заметьте, речь не идет о вытеснении русского языка с телевидения, а о введении его в более-менее приемлемые рамки и об исчезновении раз и навсегда с экрана тех, кто вызывающе игнорирует украинский язык.

НАРОД КОЛОНИИ ВИДИТ СЕБЯ ГЛАЗАМИ МЕТРОПОЛИИ

Ну а что касается телесериалов, то здесь проблема еще сложнее. Уже полтора десятилетия российские медиа-продакшн целенаправленно втемяшивают украинским зрителям, что Украина и Россия — это одна страна с общей исторической судьбой, а украинцы и россияне — это один и тот же народ. Людям навязывается с помощью многолетней привычки к СМИ другого государства, которые раньше были «центральными», мир совсем иной повседневности. Структуры того мира, который приходит с экрана телевизора через многоразовый импринтинг становятся структурами внутреннего бытия и поведения миллионов законопослушных граждан Украины. Благодаря этим сериалам до недавнего времени рядовой украинец больше переживал о проблемах Урюпинска и Владивостока, чем своего города, и лучше знал семейное законодательство соседнего государства, чем своего. Но реальные, можно сказать, грубые, камни на дороге лежат под твоими ногами, а ты видишь только виртуальные камни под ногами жителей Урюпинска. Именно виртуальные, потому что дело не только и не столько в посредничестве масс-медиа России, а в той колоссальной машине для «промывания мозгов», в которую включены практически все российские телеканалы, они же — средства массовой дезинформации, принудительной мифологизации массового сознания. Поэтому рано или поздно, а неминуемым было спотыкание об эти — реальные — камни для миллионов и миллионов украинцев. Больше всего споткнулись о реальность Донбасс и Крым, но большое число местных жителей и сегодня не замечает ее.

Народ колонии видит себя глазами метрополии — эта азбучная сентенция популярных в мире и малоизвестных в Украине постколониальных студий как можно лучше воплощается именно в телевидении. С этим надо заканчивать — и как можно скорее, не жалея средств и усилий. При этом пропаганду «русского мира» нельзя побороть только контрпропагандой (скажем, художественной популяризацией «украинского мира»). Надо так же системно предлагать перепрочтение, реинтерпретацию российской имперской культуры, выходя за пределы устоявшихся стереотипов. Скажем, нужны украинские экранизации «Белой гвардии» Булгакова и книг Виктора Суворова; украинские сериалы о Сергее Королеве и Юрии Кондратюке; украинские фильмы о Второй мировой войне, о героизме и преступлениях красных партизан, о громадной гекатомбе, называемой «битвой за Днепр», и т. п.

Учитывая то, что нынешний российский имперский миф в значительной степени основывается на несметных телефильмах о «спасении мира Россией во время войны», стоит особое внимание посвятить этому периоду. При этом надо рассказывать не только о борьбе УПА, как считают некоторые, а системно деконструировать всю советско-российскую мифологию; скажем, «Молодая гвардия» («столб» донецко-советского мифа) — это, кроме всего прочего, еще и настроенные антисоветски ее руководители Иван Земнухов и Иван Туркенич. А маршал Родион Малиновский совмещал в себе советского военачальника и идейного оппонента советской системы.

Кроме того, хватает и украинцев — героев войны с нацизмом, которых советская пропаганда откровенно игнорировала или изредка вспоминала. Скажем, блестящий летчик-истребитель, уроженец Никопольщины Иван Бабак, которого в Люфтваффе хорошо знали и звали «летучим демоном»; герои штурма Рейхстага сумчанин Алексей Берест, представитель Донецка Виктор Провоторов и черниговец Степан Орешко; старший лейтенант Григорий Голобородько (в мирной жизни — слесарь-механик из Полтавщины), разведгруппа которого первой встретилась с американцами на Эльбе; женщины-танкисты — механик-водитель Тамара Охрименко, командир танка Екатерина Петлюк, командир танковой роты Ирина Левченко. За каждым и каждой из них стоит сюжет сногсшибательного фильма или сериала.

Но — и это главное! — украинцы воевали с нацизмом и его союзниками не только в Красной армии; они вступили во Вторую мировую войну 1 сентября 1939 года в составе Войска Польского (тогда, когда СССР был фактическим союзником Германии) и закончили ее 2 сентября 1945 года. Так долго среди народов-победителей воевали только поляки и китайцы. И вот еще один сюжет, уже не красноармейский. Одна из ключевых битв на Тихом океане разгорелась на острове Иводзима в конце зимы 1945 года. Американские войска стремились получить этот остров, потому что он давал возможность создать на нем авиабазу, самолеты которой контролировали бы воздушное пространство над Японскими островами. Разумеется, японское командование пыталось этого не допустить. Однако американская морская пехота дралась самоотверженно, и вскоре на наивысшей горе острова был установлен флаг США. Одним из тех морских пехотинцев, которые этот флаг подняли, был сын эмигрантов-лемков сержант Михаил Стренк.

ЗАЩИТА И КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

А экранизация военных воспоминаний Льва Копелева и «Бабьего Яра» Анатолия Кузнецова (оба — по рождению киевляне)? Эти произведения написаны на стыке двух культур — украинской и российской (собственно, их авторы себя определяли как бипатридов — для них украинская культура была своей) — неужели же отдать эти книги московским режиссерам? Надо, образно говоря, забрать у российского имперского официоза историю Второй мировой войны и делать фильмы не только о сугубо украинских героях, а в целом военное антиимперское кино. С тем, чтобы идеологически наступать на путинский режим не только на наших территориях, но и на территории самой России (есть Интернет, через который они придут к миллионам россиян) и тем самым приближать время, когда этот режим упадет. То есть теледеколонизация — это, с нашей точки зрения, не глухая оборона, а активная, динамичная защита, с переходом в контрнаступление.

В целом же оперативно-тактическим следствием нескольких лет теледеколонизации (кажется, военный термин здесь вполне уместен) должна стать ситуация, когда на телевидении реальный национальный продукт будет составлять свыше 50% (при сведении к минимуму российско-советского достояния), а украиноязычная продукция на общенациональных телеканалах — не меньше 3/4. И в кинопрокате, с которым тесно связано телевидение, ежегодно должно появляться не менее десятка коммерчески привлекательных украинских лент для массового зрителя, а также несколько элитарных (это не считая всех остальных — неудачных, без которых не обойтись, экспериментально-дебютных и т. п.). Дальше эти ленты переходят на телевидение, где и без того хватает украинских сериалов. Следовательно телеинформационное пространство Украины станет в достаточной степени целостным и украинским.

ИНИЦИАТИВА

На прошлой неделе на внеочередном заседании Верховной Рады Украины народные депутаты не проголосовали за включение в повестку дня проекта закона о внесении изменений в Закон «О телевидении и радиовещании» относительно защиты интересов государства, которыми предусматривалось запрещение трансляции в теле-эфире аудиовизуальных произведений, среди главных героев у которых есть работники правоохранительных органов, Вооруженных сил, специальных служб Российской Федерации и/или СССР и/или Российской империи (кроме аудиовизуальных произведений советского производства, которые были изготовлены до августа 1991 года и таких, «в которых прославляются захватчики Украины»). Министр культуры Украины Евген Нищук заявил, что Минкультуры вместе с Государственным агентством Украины по вопросам кино, Госкомтелерадио и Нацсоветом по вопросам телевидения и радиовещания будет продолжать работу в этом направлении. Кроме этого, Государственное агентство Украины по вопросам кино, продолжая экспертную оценку фильмов российского производства на предмет угрозы национальным интересам Украины, в среду приняло решение не выдавать прокатное удостоверение семи лентам. Экспертная комиссия по вопросам распространения и демонстрирования фильмов дала экспертную оценку следующим фильмам: «Кадетство», «Гончие», «Следственный комитет», «Спецназ», «Десантура», «Морпехи» и «Военная разведка».

Фильмы запретили для кино-телепоказа, публичного коммерческого видео и домашнего видео на территории Украины. Ранее Госкино запретило 13 российских фильмов.

Сергей ГРАБОВСКИЙ, Игорь ЛОСЕВ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments