Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Писатель и бытие

Памяти Ивана Корсака
29 января, 2018 - 12:28
ФОТО VOLYN-MUSEUM.COM.UA

Неожиданно украинский вопрос вновь остро встал на повестке дня варшавского Сейма после того, как президент Республики посетил Харьков, и во избежание конфликта на государственном уровне была приостановлена травля националистов. Собственно, не так правых активистов, как проукраинской истории, которой по аналогии с РФ пугают детей в соседнем государстве.

Хотя украинские националисты никогда не совершали боевые действия на территории суверенного чужого государства и не проводили карательные акции от имени украинского государства. Соответствующий закон о запрете «бандеровской идеологии», который был принят 26 января 2018, затрагивает не только национальную гордость украинцев, но и нарушает права человека. То есть, если украинец, дед которого воевал в УПА или был членом ОУН, будет прилюдно рассказывать биографию своей семьи или же обычный турист забудет снять с рюкзака красно-черный флаг, идя в публичном месте, они могут быть привлечены к уголовной ответственности и оштрафованы или лишены свободы сроком до 3 лет. Еще большую абсурдность это может приобрести, когда украинские политики, которые исповедуют идеи украинского национализма, должны будут с рабочим визитом посетить Республику Польшу. Что тогда? Неужели демократическая польская власть запретит им въезд в страну? Тогда международный публичный скандал гарантирован.

Существует вероятность, что новая волна откровенной пропаганды стала реакцией на риторику Института национальной памяти Украины и последние законодательные инициативы в Верховной Раде Украины, из которых следует, что наше государство является правопреемницей УНР, а СССР признается государством-оккупантом.

Таким образом, территории, которые после оккупации УНР оказались под Польшей в соответствии с тогдашним административным делением, принадлежат современному украинскому государству, а правительство во главе с Юзефом Пилсудским военным путем завладело рядом территорий, а именно: Холм, Перемышль и т.д. Понятно, что такие территориальные претензии не имеют перспективы, однако рычаги влияния и шантажа Киева Варшавой значительно уменьшатся. Это при условии обдуманной и слаженной информационной работы МИД Украины и Министерства информационной политики Украины.

Дополнительным фактором нездоровой критики Польшей народных героев Украины Бандеры и Шухевича становится чрезмерное количество украинских граждан на заработках в Восточной Европе.

Не скажу, что я хорошо знал Ивана Феодосиевича Корсака. Были ли мы близкими приятелями. Однако поддерживали хорошие отношения. Случалось - друг другу и помогали. И не раз наши пути пересекались.

Корсак мне был интересен как личность. Человек, который «сам себя сделал». Умевший работать на результат. Который достигал успехов. И который, даже когда возникали немалые трудности, умел их преодолевать. И главное - это был человек, деятельность которого имела конструктивный характер.

Я никогда не был в поселке Заболотье, где родился Корсак. Знаю только - это поселок на границе с Беларусью. И что на самом деле к северу от этой границы, на Берестейщине, которая сейчас является частью Беларуси, люди говорят так, как и в Заболотье. Нет, не на белорусском языке - украинском. Точнее - на полесских диалектах украинского языка.

Заболотье, как и Камень-Каширский, где долгое время жил Корсак, - это настоящее Полесья. Есть люди, которые пренебрежительно относятся к полещукам. Мол, полищуки - нецивилизованные, дикие. Прочитайте хотя бы повесть Александра Куприна «Олеся», где есть взгляд «цивилизованного имперца» на жителей Полесья. Да, полещук имеет свои ментальные особенности, которые обусловлены жизнью в сложных условиях. Да, полещук иногда кажется замкнутым, упрямым. Но таким его сделало житье-бытье. А еще полещукам присущ традиционализм. Кстати, лучше всего элементы древней славянской культуры сохранились в Карпатах и на Полесье.

Корсак родился в 1946 году. Это были тяжелые времена - послевоенные. Не знаю, какая генеалогия Ивана Корсака. Да и интересовался ли он ею. Хотя приходилось в древних документах встречать эту фамилию - по крайней мере на Полесье существовала благородная семья Корсаков. Может, Иван Корсак и имел какое-то к ней отношение. Ведь что-то было у него шляхетское - в хорошем смысле этого слова.

Получил Корсак высшее сельскохозяйственное образование. И это понятно. Ведь куда же было идти парню из сельской глубинки? Надо было иметь профессию жизненную, прагматическую - как раз «для своих».

И все же в довольно молодом возрасте (ему тогда еще не было 30 лет!) Корсак становится редактором районной газеты в своем Камень-Каширском районе «Советское Полесье». Конечно, тогдашние «районки» были почти на одно лицо, ничем особенным не отличаясь друг от друга. И публиковали «правильные» материалы, необходимые компартийным органам. И все же «Советское Полесье», насколько помню, на фоне других «районок» Волынской области чем-то отличалось. По крайней мере эта газета мне казалась более интересной. А о редакторе, которого я в то время не знал, коллеги-журналисты говорили как о человеке, который имел свое мнение.

Это, может быть, кажется странным, но во времена «перестройки» Камень-Каширский район, несмотря на «полесский консерватизм», становится одной из революционных ячеек на Волыни. И немалая в этом была заслуга Корсака.

Поэтому по-своему закономерно, что когда в 1990 г. депутаты Луцкого городского совета решили создать фактически первую в Украине демократическую газету, неподвластную компартийным органам, то на должность главного редактора был приглашен Корсак. Это был удачный выбор. Газета называлась «Народная трибуна» Иван Феодосиевич, несмотря на непростые обстоятельства, сумел создать неплохой журналистский коллектив. Были в нем и поэты, и прозаики. В конце концов, сам редактор в то время стартовал как писатель, опубликовав сборник рассказов «Тіні і полиски» (1990) и «Покруч» (1991).

Под руководством Корсака газета выходила в 1990-1995 гг. Также первые выпуски руховской «Народной газеты» готовились и печатались под его патронажем. На страницах «Народной трибуны» было опубликовано немало достойных материалов. А газета отмечалась откровенной проукраинской и демократической позицией.

Но такая позиция не нравилась некоторым руководителям Луцкого горсовета, которые, кстати, позиционировали себя как демократы. Воспользовавшись экономическими трудностями, они решили уничтожить газету, точнее ее редактора, который демонстрировал независимую позицию. Газета не получала финансовую помощь от власти, на жизнь зарабатывала самостоятельно. Но в 1994-1994 гг., когда экономические условия были очень сложными, «Народная трибуна», как почти все газеты в Украине, стала убыточной. Попытки редактора, который вынужден был заниматься хозяйственной деятельностью, найти для газеты средства блокировались. В конце концов, Корсака грубо «подставили» в финансовой сфере. И он вынужден был написать заявление на увольнение.

Мне пришлось быть свидетелем этой циничной ситуации. Более того - помогать ему выйти из нее. И надо отдать должное: Иван Феодосиевич умел «держать удар».

Фактически газета «Народная трибуна» была уничтожена, превратившись в рупор чиновничества Луцкого городского совета. Но Корсак не был сломлен. Он не упал. Ушел в бизнес. Стал представителем ряда украинских фирм в Волынской области. Его бизнес начал успешно развиваться. Конечно, не все было просто. Опорой в этом новом для Ивана Феодосиевича деле стала семья. Без нее - так мне кажется - он бы не достиг успехов в сфере бизнеса.

Возможно, это и подтолкнуло его к созданию газеты под названием «Семья и дом». Все-таки с газетным делом он не хотел расставаться. Эту газету редактировал с 1996 по 2014 гг. Тоже немалый отрезок жизни. Параллельно с этим существовали сайт газеты, радио ФМ с таким же названием. Пришлось Корсаку идти и в политику - иначе заниматься бизнесом сложно. Был депутатом Волынского областного совета.

Но, несмотря на эту загруженность, он оставался творческим человеком, пытался работать на поле культурном. Не знаю всех его культурных проектов, потому что не так часто мы встречались. Иногда мне говорили, что Корсак помогает Союзу писателей, некоторым авторам... Когда мы встречались, он намекал, что отойдет от дел, будет заниматься литературой. Я, со своей стороны, шутил: говорил, что не зря подарил ему ручку для письма на его 50-летие.

Где-то в 60 лет у Ивана Феодосиевича открылось «второе дыхание». Начали выходить его произведения - преимущественно биографические романы. С моей точки зрения, этого как раз не хватает современной украинской литературе. Некоторые из персонажей этих романов были «моими». Это и Вячеслав Липинский («Діти Яфета»), и Михаил Чайковский («Отаман Чайка»), и Юрий Немирич («Немиричів Ключ»), и Даниил Братковский («Мисливці за маревом»). Не знаю, насколько Ивану Феодосиевичу помогли мои публикации об этих личностях (некоторые из них увидели свет в редактируемых им изданиях). И все же надеюсь, что помогли.

Иногда мы пересекались на книжных форумах, так как и издавались часто в одних и тех же издательствах - «Твердыне» и «Ярославовом Валу». Обменивались книгами. Я шутил, что Иван Феодосиевич освобождает меня от лишнего труда - пишет о тех персонажах, о которых мне хотелось бы написать.

Теперь шутить не будем - к сожалению. Иван Корсак умер, когда ему пошел 72-й год. Иногда мне казалось, что он спешил жить. В последнее время каждый год издавал по две книги. Хотел много сказать... И умер во время творческого взлета.

Но остались его дела. И остались книги. В завершение хочу перефразировать слова Сенеки: пусть память о нем для нас имеет не меньшее значение, чем его живое присутствие.

Петр Кралюк
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments