Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Руководство НСЖУ упрямо игнорирует правду

Еще раз — о «свободном распространении информации» во время войны
10 ноября, 2017 - 14:17

2 ноября — в Международный день борьбы с безнаказанностью за преступления против журналистов — председатель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко выступил с почти программной статьей «Системная безнаказанность за преступления против журналистов — как с ней бороться». С определенными общими положениями, содержащимися в статье, можно в принципе согласиться, потому что действительность в сфере журналистики не радует. В частности, Томиленко пишет: «К сожалению, журналистов бьют так же, как били при предыдущей власти, а нападающие так же остаются безнаказанными. Позиция стражей порядка известна: нередко это безразличие, промедление, игнорирование, а временами (что особенно опасно!) — непосредственное участие в противоправных посягательствах на право журналистов исполнять профессиональные обязанности».

А вот дальше в статье содержатся утверждения весьма дискуссионного, если не сказать больше, характера: «Стоит напомнить, что безопасность журналистской деятельности охватывает свободу сбора и распространения информации журналистом, свободное высказывание своих оценочных суждений. Это гарантирует статья 19 «Общей декларации прав человека», которая ратифицирована Украиной и имеет силу международного договора: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное их изъявление; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Зато в Украине распространяется сомнительная практика преследования журналистов за свободное высказывание своих взглядов, даже с квалификацией таких действий по статье 111 Уголовного кодекса Украины (государственная измена)».

Да, «Общая декларация прав человека» действительно содержит такую статью. Однако в ней сказано и другое:

             Статья 29

1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.

2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен испытывать только такие ограничения, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения надлежащего признания и уважения прав и свобод других и обеспечение справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

             Статья 30

Ничто в этой Декларации не может быть истолковано как предоставление любому государству, группе лиц или отдельным личностям права заниматься любой деятельностью или совершать действия, направленные на уничтожение прав и свобод, изложенных в этой Декларации».

Что это все значит в конкретных украинских условиях? Продолжается война, пусть и «гибридная», на которой погибли тысячи украинских военных — добровольцев, армейцев, нацгвардейцев, пограничников, морских пехотинцев. Война эта стала следствием организованной из-за «поребрика», то есть Кремлем и Лубянкой, «Русской весны» в 2014 году и вторжения регулярных военных формирований РФ и разного сорта «добровольческих отрядов» и «подразделений военных компаний», то есть — наемников. Во время этой «весны» было провозглашено несколько «народных республик», которые имели цель объединиться в «Новороссию»; из них остались «ДНР» и «ЛНР», находящиеся на российском иждивении. Ни для кого в мире (кроме тех, кто состоит на службе у Путина и «полезных идиотов») все это не является тайной — во время спутникового наблюдения и компьютерных технологий нетрудно отследить все, что движется из РФ в «ЛДНР» и наоборот (скажем, «груз 200»), включительно с тем печально известным «Буком», из которого был сбит малазийский пассажирский самолет.

Кроме того, как известно, Россия оккупировала Крым, а затем разыграла там комедию «референдума» и «возвращения исконной русской земли». Эта аннексия не признана никем, кроме Науру и еще кого-то из того же ряда, даже Беларусью, ни одной почтенной международной организацией. И заметим то, что засвидетельствовано самими же российскими официальными институциями: операция эта началась еще 20 февраля 2014 года, когда в Киеве на Банковой еще сидел Янукович. Сегодня же из оккупированных территорий Крыма и Донбасса заходят, в том числе и в Киев, диверсионные группы, жертвами террора которых становятся не только политики и те, кто воевал с россиянами и их сателлитами, но и гражданские люди, случайные прохожие. Кроме того, украинских граждан российские спецслужбы похищают на территории Украины и вывозят в РФ. Это тоже общеизвестные факты.

Составляют ли все эти вещи угрозу «уничтожения прав и свобод» в Украине, и не только в ней? Безусловно. Достаточно хотя бы бегло пересмотреть сообщения из «ЛДНР» и из Крыма, чтобы убедиться в этом. Дошло до того, что 7 ноября в Севастополе манифестанты вышли с плакатами, на которых было откровенно написано о московской оккупации и о том, что в Украине их права защищались лучше. А такая же судьба готовилась и всем остальным, кто попал бы под омофор Кремля — либо в «Новороссии», либо во всей Украине. То есть Украина противостоит России и ее сателлитам и наемникам в «гибридной войне», чтобы не позволить Кремлю превратить права и свободы, зафиксированные в «Декларации», в мусор, как в настоящее время это делается в самой РФ. А потому журналисты Украины должны выполнять свой долг перед обществом, не действовать во вред миллионам своих сограждан, ставя под реальную угрозу их права на свободу и на саму жизнь. Между тем «свободное распространение информации» во время войны, когда журналист игнорирует свои обязанности перед обществом, может во многих случаях стоить жизни не только военным, но и гражданским, и в таком случае полностью закономерно может квалифицироваться как государственная измена. Я уже не говорю об откровенной агитации, направленной на развал фронта и тыла, об откровенной лжи, которой кичатся некоторые журналисты.

Но... В статье господина Томиленко вообще нет слов «война» и «оккупация», нет даже «политкорректного» упоминания о «конфликте на Донбассе». Вместе с тем осуждается власть за то, что не дает возможности объективно освещать ситуацию в Украине и говорится о том, что в объективной информации заинтересованы партнеры Украины. Вопрос почти риторический: имеют ли хотя бы малейшее моральное право вести речь о «преследовании» и «объективной информации» те, кто откровенно пренебрегает своей журналистской обязанностью хоть как-то вспоминать о том, что Украина является жертвой агрессии со стороны тоталитарной для него России? Проще говоря, те, кто игнорирует правду ради каких-то «лакомств»?

Но нечего. Хочу лишь напомнить всем борцам за безграничную свободу распространения информации и свободное публичное высказывание любых мыслей, что после войны по приговорам Нюрнбергских процессов («большого» и «малого») Юлиуса Штрайхера за его журналистскую деятельность повесили, а Отто Дитриха осудили на семь лет. Одновременно британцы казнили Уильяма Джойса («лорда Гау-Гау»), ведущего англоязычных передач немецкого радио, который всего лишь «высказывал свою позицию». Десятки же коллаборантов-журналистов в годы войны были строго наказаны, бойцами Движения Сопротивления.

И это было не «преследование журналистов», а обеспечение предпосылок для свободной журналистской деятельности, для обеспечения человеческих прав и свобод.

Сергей Грабовский
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ