Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

«Сейчас все зациклены на политике»

Ирина Гордейчук — о том, что программы об искусстве тоже могут быть рейтинговыми и чем Киевская Русь может помочь сценаристам
22 мая, 2015 - 12:31
Ирина Гордейчук
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»

Ирина Гордейчук — телеведущая, кинокритик и автор «Дня» — пришла в редакцию специально за «Маршрутом №1», посвященном Полтаве. Она пропустила его в продаже, но решила все же найти и прочесть. Рассказывает, что как человек, постоянно открывающий для себя свою страну, ей важно не пропускать такие вот «путеводители». А мы, в свою очередь, воспользовались моментом и расспросили Ирину Алексеевну про родной Крым, интеллектуальный туризм и необходимость в познании собственной страны. Про войну и культурную сферу. Ну, и про кино, конечно же.

Ирина Гордейчук — интересный собеседник. Работает на телевиденье с 1985 года. В 1995—2002 годах была автором и ведущим программы «Имя» на канале «ТЕТ». В 2002—2003 годах — автор и ведущая программы «Эгоистка» на канале К1. В 2002—2007 годах на телеканале была автором и ведущей программы о кино «Своя роль». Была программным директором Киевского международного кинофестиваля, членом международного жюри КМФ «Молодость», членом жюри Одесского международного кинофестиваля. И это даже не половина профессионального списка ведущей и кинокритика. Поэтому общение вышло насыщенным. Смотрите видеинтервью уже в ближайшее время на сайте «Дня», а пока публикуем самые интересные моменты разговора.

О НОВОМ УКРАИНСКОМ КИНО

— В последние три года украинское кино начало заявлять о себе. Очевидно, к моему сожалению, в последующие три года будет спад. Денег на кино выделено очень мало. Тем не менее, за эти несколько лет много хорошего снято. Я бы сказала, не так много хороших полнометражных фильмов, как много замечательных короткометражек сделано, где молодые режиссеры и не совсем молодые настолько профессионально себя показывают и настолько интересно работают. И что самое главное — удачные темы и сюжеты.

Что мне всегда не нравилось в молодом кино — так это страсть к «жареным» темам. Это же очень легко пойти в детдом, в дом престарелых, пойти поснимать бездомных. Да, это иногда страшно, но ... Во-первых, ребята 18—20 лет еще толком, кроме репортажа, ничего о них сказать не могут. Не потому, что они не талантливы, а потому что они многого еще не пережили. Я всегда даже своим ребятам, студентам-телевизионщикам, говорю: снимайте и пишите о том, что вы знаете. Вы еще не можете выстрадать какие-то темы, к счастью. Потом, возможно, вы напишете какой-то совершенно замечательный очерк, книгу, снимите кино, а сейчас пишите и снимайте о том, что любите. О родителях, о том, какие у вас с ними проблемы, о первой любви, о первом поцелуе, о том, что вы, например, чувствуете себя по-другому, не как все. И вот сейчас молодые ребята, очень многие, снимают какие-то такие короткометражки. Мне это очень нравится. Ну, посмотрим, что будет к следующему году.

Есть, конечно, и замечательные, очень хорошие, очень сильные, сильные на мировом уровне, полнометражные фильмы. Например, «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Некоторые мои друзья говорят: «Мы не хотим, чтобы нашу страну видели в таком виде». Но дело же не в том, что показывается в фильме, дело в том, какой фильм! А этот фильм замечательно, талантливо сделанный. Мирослав придумал такую форму, которой не было ни у кого и никогда. Даррен Аронофски как-то о нем сказал — а этот фильм получил уже больше 40 призов — «Кино было и до «Племени» и будет после, но таким оно уже не станет никогда. Снять фильм с актерами-аматорами, глухонемыми, без звука, без музыки, — и когда ты все понимаешь! Не знаю, что получиться у Мирослава со вторым фильмом, сейчас он работает над фильмом под рабочим названием «Люксембург», говорят, он будет еще более жестким — о Чернобыле. Настоящего режиссера нужно судить не по первому фильму, по второму. Первый часто бывает всплеском, взрывом. А второй фильм уже показывает, в чем есть твое ремесло.

ПРО ФИЛЬМЫ О МАЙДАНЕ И ВОЙНЕ

— Если речь идет об исторических фильмах, то не нужно снимать «шароварные» фильмы. История — это то же самое время, только бывшее когда-то. В то время люди тоже любили, предавали, воевали. Мне кажется, нужно делать фильмы, опираясь на какую-то историю. А вот это проблема, сценариев хороших у нас мало...

Но не стоит забывать, что есть же и современная Украина... Мне сейчас кажется опасной тенденция, что так много фильмов о востоке, о Майдане. Я например, на фестивалях, кроме очень талантливых, видела и совершенно проходные. А жаль. Есть люди, профессионалы, та же Лариса Артюгина, которые были на Майдане с первого дня и до последнего. Они чувствуют это каждой своей клеточкой. Поэтому им сам Бог велел, что называется, снимать эти фильмы.А многие просто прибежали на Майдан и поснимали. И очень часто — я даже на фестивале DOCUDAYS.UA такие фильмы видела, когда поверхностно выхватили одну героиню и не проследили за ней — им было лень. Кажется, что снимали фильм всего полдня. Ну и что? Это только нивелирует великое и трагическое событие, которое перевернуло нашу жизнь.

Но с этим тоже можно бороться. Если человек хочет сам снимать, пусть снимает. Но когда на такие фильмы, иногда с заведомо неталантливым сценарием, даются деньги, только потому что это тема такая — это неправильно. Лучше дать тогда уж на какую-то современную мелодраму...

О ПРОПАГАНДЕ

— Я не считаю, что кино должно нести прямо пропагандистскую нагрузку. Быть таким, какое сейчас Россия часто делает, чем вызывает оторопь. Я, русская, говорю с ними на одном языке — на русском, но я не понимаю их. Тем не менее, вот эта их пропагандистская работа началась очень и очень давно. И даже не предполагая, что случится с нами, мы очень давно с коллегами говорили о том, что Россия пытается возродить империю. Но никто не думал, каким образом она будет пытаться это делать. Было много фильмов о Фурцевой, о сыне Сталина, о самом Сталине и о многих других личностях. И это были достаточно качественные работы, не «мыло», с реальной историей, сюжетом. Это же все было не просто так. На это у них выделялось много денег.

Мне кажется, нам над этим тоже надо думать. Может быть, не настолько прямолинейно, что ли, но нам надо говорить о нашей истории, о каких-то пусть даже исторических мелодрамах, но наших. О той же Киевской Руси, там же столько историй, это же все настолько красиво! Только нужно учится сценарному делу и писать хорошие сценарии. И поощрять меценатов, чтобы они вкладывали деньги в кино. У государства денег, ясно, не хватит на это.

МНОГО ПОЛИТИКИ, МАЛО ИСКУССТВА

— Я, заточенный на телевиденье человек, когда-то думала, что жить без него не смогу. А сейчас я почти не смотрю. Мне не интересны все эти ток-шоу, которые идут у нас. Мне было бы интересны, например, такие программы, где два ведущих — good guy и bad guy      — обсуждали бы фильмы. Но не скучно, а чтобы было два человека, которые были бы между собой в конфронтации. Мы когда-то хотели сделать такую программу, но не нашли финансирования, это был 1998 год, когда все валилось.

Сейчас все зациклены на политике, если какие-то шоу или интервью — то обязательно с политиками. Но не могут же быть одни политики на телевидении! Мне не хватает передач о поэзии, о живописи... Живопись — это же клондайк для телевидения, там же можно сделать такую красивую картинку. У меня был задуман проект под условным названием «Я родился в феврале 2014-го». О художниках, которые пробыли весь Майдан. А профессия в общем-то не располагает, это же одиночная профессия. Для меня это было очень неожиданно. Мы хотели сделать цикл программ, — это же удивительно интересные люди, — но не нашли денег... Сейчас телевиденье интересуют другие программы, это правда.

Общалась Мария СЕМЕНЧЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments