Хорошо делают только то, что делают будучи свободными
Шарль Луи де Монтескье, французский философ, писатель

«Вежливое оружие»

61 воинская часть РФ есть в базе данных сообщества InformNapalm, волонтеры которого показывают наглядно присутствие оккупантов в Украине
11 сентября, 2015 - 12:31
21 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА. КИЕВ. ВЫСТАВКА «ПРИСУТСТВИЕ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА АГРЕССИИ РОССИЙСКИХ ВОЙСК НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ» / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»
РОМАН БУРКО

Активисты создали ресурс в начале 2014 года. В «копилке» проекта уже есть два обстоятельных расследования по катастрофе «Боинга-777», сбитого в небе над Донетчиной, колоссальные базы данных российских подразделений, воюющих в Украине, и даже таблицы с шевронами военнослужащих РФ. Материалы сайта в целом выходят на 22 языках! При этом InformNapalm («ИнформНапалм») — сугубо волонтерский проект. По словам основателя, журналиста Романа Бурко, первыми к команде приобщились волонтеры из Крыма и Грузии, потом присоединились жители оккупированного Донбасса, свободной части Украины и других стран мира.

Кто-то в команде InformNapalm почти круглосуточно занимается OSINT-исследованиями (термин OSINT расшифровывается как Open Source INTelligence, в переводе с английского — «разведка открытых источников информации». — Авт.), кто-то переводит по пять часов в сутки, кто-то репостит новости в соцсетях. Каждый волонтер тратит на ресурс столько времени и сил, сколько считает нужным. Некоторые OSINT-исследователи, задействованные в проекте, являются давно известными экспертами — например, Ираклий Комахидзе из Грузии, Антон Павлушко из Германии, Аль Гри из Израиля и другие. Все волонтеры познакомились благодаря Интернету, и сеть, собственно, является главным пространством для их работы. Роман Бурко рассказал «Дню» о том, сколько и каких российских армейцев воюет в Украине и почему оккупанты любят сами себя выдавать.

«ОТ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КОЛИЧЕСТВА ВРАЖЕСКИХ ВОЙСК НАДО ПЕРЕХОДИТЬ К ИЗУЧЕНИЮ ИХ КАЧЕСТВ»

— Украинские медиа часто упоминают о присутствии российских войск на Донбассе. Но говорят об этом достаточно абстрактно. Каковы реальные масштабы присутствия военных РФ?

— Мы больше года работаем над этой проблемой и ищем способы, как побудить украинские медиа детальнее изучать факты ведения Россией непровозглашенной войны на Донбассе. СМИ привыкли к риторике и абстрактным комментариям политиков и властей предержащих. Почему-то обычно достаточно громких заявлений о «десятках тысяч российских военных на Донбассе», но немногие могут обоснованно назвать конкретные подразделения Вооруженных сил РФ, действующие в Украине. Сначала мы надеялись, что ответы на это могут дать спецслужбы, но чем больше погружались в аналитику и заводили знакомства в силовых структурах, тем больше понимали, что и у этих органов нет системного подхода.

В конце августа этого года мы презентовали собственную попытку систематизации российского военного присутствия на Донбассе. Если я начну перечислять все подразделения ВС РФ, кадровых бойцов которых обнаружили на Донбассе на протяжении года, это будет очень долго, поэтому советую просто собственноручно проанализировать инциденты, собранные на нашем ресурсе InformNapalm.org. Сейчас в нашей базе данных 116 случаев, где зафиксирована 61 воинская часть РФ с конкретными наименованиями бригад, батальонов, дивизий и центров. Также составили таблицу с местами фиксации военнослужащих, подразделений или техники, периодом их пребывания в Украине. В таблице указаны род войск и задачи, которые выполняет то или иное подразделение. Для наглядности на инфографике по материалам базы данных мы провели так называемые кривые Безье от постоянного места дислокации обнаруженных объектов к их месту пребывания на оккупированной территории Украины.

Хочу подчеркнуть: количество войск — то есть живой силы противника и техники — есть смысл считать только тогда, когда вам надо знать конкретное число боеприпасов и площадь для захоронения убитых врагов. Сейчас мы не ведем активных наступательных действий, да и громкими заявлениями, которые не имеют больших оснований, вряд ли можно кого-то привлечь на свою сторону — имею в виду мировое содружество и западных политиков. Поэтому надо от немых показателей общего количества вражеских войск переходить к изучению их качеств, что мы и попробовали сделать в собственном исследовании. Уникальность этой работы в том, что она основывается на разведке открытых источников противника, то есть мы изучаем материал, который сами российские пропагандисты, военные и случайные наблюдатели размещают в Интернете.

— Какие конкретно российские воинские подразделения присутствуют в Украине? Как меняется их количество в течение конфликта?

— Когда мы говорим о конкретных подразделениях, надо понимать, что они обычно сведены в роты и батальонно-тактические группы. В состав групп могут входить бойцы из разных подразделений, в частности нами фиксировались случаи, когда группы были смешаны с наемниками, а кадровые российские военные выступали в роли снайперов, специалистов-инструкторов, разведчиков, офицеров связи, операторов сложных систем и комплексов российского вооружения и т.п. Например, в июне 2015 года мы обнаружили снайперов 19-й отдельной мотострелковой бригады Вооруженных сил РФ, которые были прикомандированы к незаконному вооруженному формированию «Сомали». Также неоднократно в рядах НВФ «ДНР» и «ЛНР» фиксировали кадровых военных из 33-й, 18-й и 8-й ОМСБр, 7-й военной базы РФ, военнослужащих частей воздушно-десантных войск и частей специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба РФ.

Относительно того, как меняется их количество, дать однозначный ответ сложно. Основное количество войск находится во временных тренировочных лагерях вдоль неконтролированных участков границы и время от времени осуществляет рейды на украинскую территорию.

«ЗАРУБЕЖНЫЕ ЭКСПЕРТЫ ВКЛЮЧАЮТ НАШУ ИНФОРМАЦИЮ В ОТЧЕТЫ»

— Какой эффект от собранных вами данных?

— Спектр использования нашей информации широк. Мы обнародовали далеко не все собранные нами материалы, часть передаем в разработку доверенным офицерам в разных силовых структурах. Эффективность использования информации, конечно, оставляет желать лучшего, потому что «Минские соглашения» налагают свой отпечаток. Например, в период активных боевых действий мы концентрировались на сборе координат расположения боевиков и группировок незаконных вооруженных формирований, искали скопления техники и передавали данные военным, узнавали от инсайдеров с оккупированных территорий мобильные номера телефонов боевиков и передавали эту информацию офицерам СБУ. Во время работы, когда это возможно, пытаемся получить отзыв по отработке информации, в 60% случаев мы его получаем, но все взаимодействие настроено горизонтально, на официальном уровне этого сделать невозможно, потому что государственная система и ее силовые блоки в частности очень забюрократизированы и неповоротливые.

— Что назовете главным результатом своей работы к этому времени?

— Лично для меня главным показателем действенности InformNapalm является постоянное расширение наших возможностей через присоединение к сообществу новых людей: специалистов по разработке видео, графики, переводчиков и расследователей. При полном отсутствии финансирования и помощи от государства или грантодателей мы реализуем проекты, которые и на высоком уровне выглядят качественными. Например, наши расследования по катастрофе рейса MH17 дали важный пласт информации о перебрасывании военнослужащими воинской части 83466, 147-го автомобильного батальона материального обеспечения РФ, колонны зенитного ракетного комплекса «Бук» к украинской границе. Перебрасывание осуществили ровно за 14 суток до трагедии с MH17. Это расследование провел волонтер команды с позывным «Виталий», который постоянно находится на оккупированной территории.

Второе расследование InformNapalm по теме «Боинга-777» касалось тягача Volvo, который перевозил ЗРК «Бук» по территории, контролируемой боевиками. Фотография этого тягача как вещественное доказательство присутствует в отчетах международной следственной группы. Волонтеры сообщества определили точное место расположения базы техники боевиков, на которой этот автотягач заметили в октябре, через несколько месяцев после трагедии. Это — город Снежное, недалеко от шахты «Ударник», на территории, находящейся под контролем боевиков. Местом падения обломков «Боинга» был район Шахтерска, а это около 20 км от Снежного, где и зафиксировано появление тягача Volvo. Это расследование провела волонтер с позывным «Виктория», она тоже живет в восточной части Украины и успела сама оценить ужасы «русскаго мира» во время оккупации ее города Краматорска российскими наемниками. Меня лично радует, что команда InformNapalm на собственном примере демонстрирует, что патриоты Украины живут всюду: и на Донбассе, и в Крыму есть много людей, которые самоотверженно работают ради общей победы над врагом.

Еще одним большим достижением проекта можно считать то, что нашу информацию замечают и включают в отчеты зарубежные эксперты, следящие за ходом событий на востоке Украины. Например, один из недавних отчетов американской негосударственной организации Atlantic Council («Атлантический Совет») «Прячась у всех на глазах», посвященный российской агрессии в Украине, официально перевели на русский и украинский языки именно волонтеры нашего сообщества, что указано на страницах самого доклада. В этом отчете были использованы и материалы InformNapalm.

«...БЫТЬ ЧАСТЬЮ «КУЛЬТА ВЕЖЛИВЫХ ЛЮДЕЙ»»

— Вы собираете доказательства присутствия российских военных в Украине, в частности в соцсетях. Как российские военные выдают себя?

— Соцсети — очень полезный инструмент для ведения OSINT-расследований. Там находим неопровержимые фото- и видеодоказательства. Современное поколение российских контрактников и офицеров выросло на «Одноклассниках» и «ВКонтакте», они привыкли делиться своими впечатлениями с друзьями с подросткового возраста. И на военной службе их привычки часто продолжаются в виде хвастовства на публику. Этому способствует пропагандистская истерия, накручивающая культ «вежливых людей». Большинство стремится быть частью этого культа. Каждый раз, когда российские военные пишут комментарии, проверяют свои фамилии в украинских волонтерских базах данных, размещают собственные фото с геотегами и попадают в кадр российских пропагандистских каналов, — они попадают и в поле нашего внимания. Я даже не скрываю методику наших расследований. Больше года материалы для наших расследований не угасают, ведь никакие запреты ФСБ, никакие предупреждения со стороны контролирующих органов не способны остановить жажду военных РФ быть частью «культа вежливых людей». Это - психическое заболевание нового уровня, которую мы используем, чтобы донести правду о войне на востоке Украины и ее участниках.

— Как «помогают» в работе российские СМИ?

— Почти каждый их пропагандистский сюжет содержит интересную информацию. Иногда в видео попадают образцы вооружения, которого в Украине никогда не было, иногда по сюжетам можно идентифицировать место нахождения незаконного вооруженного формирования, тактическую символику, спрогнозировать действия боевиков по их случайным фразам в сюжетах. Полностью скрыть информацию почти невозможно, всегда окажется факт, неприметный журналисту, который становится находкой для нашего наблюдателя.

«ПОСТОЯННО ОТБИВАЕМ МОЩНЫЕ ХАКЕРСКИЕ АТАКИ ИЗ РОССИИ»

— Какова ваша аудитория? Какой интерес к ресурсу иностранных медиа?

— Волонтеры сообщества не раз проводили консультативные встречи с представителями разных организаций и дипломатами разных стран. Делились информацией о ходе военного конфликта и фактах российской агрессии в Украине. Также мы постоянно фиксируем интерес к нашим публикациям и расследованиям зарубежных государственных структур. Из анализа IP-адресов посетителей сайта известно, что его читают в Госдепартаменте США, в правительственных структурах Швеции, Германии, Франции, Болгарии, Нидерландов, Канады, Словакии, Эстонии, Грузии, Латвии, в структурах НАТО.

Время от времени мы находим ссылку на работу проекта и в западных СМИ, в частности в The Guardian, BBC и др. Реноме проекта постоянно растет, но это не такой быстрый процесс     — Запад медленно и осторожно воспринимает новые инициативы. Поскольку наш проект создан только в 2014 году, он не имеет официальных представительств и не принадлежит ни к одной официальной организации, можно считать большим достижением, что на нашу работу обращают внимание не только через мониторинг нашей информации, но и в соответствующих заявлениях. Например, российский оппозиционный политик, председатель политической партии «Западный Выбор» Константин Боровой недавно в интервью раскритиковал программу, связанную с грантом от посольства США журналистам стран Балтии для противодействия российской пропаганде. При этом он обратил внимание на работу проекта InformNapalm, поставил его в пример как ресурс аналитиков и криминалистов, которые выявляют и исследуют факты российской агрессии.

— Какова реакция представителей России на материалы InformNapalm?

— Они пытаются на официальном уровне не привлекать внимание к работе нашего проекта, потому что несколько раз уже обжигались на этом. Еще в прошлом году был один сюжет, кажется, на канале «Россия 24», где они попробовали выставить расследование нашего эксперта Ираклия Комахидзе относительно 138-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады как дезинформацию. Но на «России 24» не смогли спорить с фактами и спустили все в риторику без конкретных оснований. Со временем участие военнослужащих этой бригады в авантюре Кремля подтвердили новые расследования нашего сообщества.

После этого было продолжительное затишье, которое российские СМИ прервали попытками дискредитации нашего ресурса — попробовали привязать его к украинским спецслужбам. Но это способствовало большей заинтересованности проектом и привело к нам новых волонтеров, которые шутят между собой, что они теперь «агенты Госдепа» и «разведчики НАТО». Еще мы постоянно отбиваем мощные хакерские атаки с территории России и получаем угрозы физического уничтожения.

«У НАС НЕТ НИКАКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ. ДЕЙСТВУЕМ ТОЧЕЧНО И ИНИЦИАТИВНО»

— На скольких языках работает ваш ресурс?

— Кроме русского, проект давно доступен на украинском, белорусском, болгарском, польском, немецком, английском, испанском и французском языках. На этих языках периодичность перевода достаточно высока, еще есть версии с меньшей частотой обновлений. Это — варианты на чешском, словацком, турецком, португальском, нидерландском, грузинском, литовском, венгерском, итальянском, китайском и японском языках. Недавно к нам присоединились волонтеры, которые начали переводы на азербайджанском и шведском языках. Таким образом сейчас у нас есть 22 языковые версии сайта с разной периодичностью публикаций. Поскольку все построено на волонтерских принципах и у нас нет постоянной редакции, активность той или иной языковой версии зависит от самих переводчиков.

Каждый перевод делается живым человеком — носителем языка, а не с помощью машинного способа мультиязыковой локализации сайтов. Для нас важно налаживание взаимодействия между инициативными людьми по всему миру, которые не только следят за событиями в Украине, но и могут делать правильные месседжи своему окружению, чтобы помочь общественности понять, что в действительности происходит на украинском фронте и на других фронтах мира, где задействованы российские спецслужбы, пятая колонна Москвы и российские оккупационные войска.

— Чем еще занимается команда InformNapalm, кроме сбора информации о российских войсках в Украине?

— У нас нет никаких ограничений, мы действуем точечно и инициативно. Когда получаем информацию от инсайдеров о возможном наступлении вражеских войск или провокациях с обстрелами и терактами, пытаемся предупреждать об этих действиях и просчитывать эффекты от распространения этой информации по открытым и адресным каналам. При необходимости работаем не только как журналисты-волонтеры, но и как исследователи. Нам важно помочь Украине преодолеть вражескую агрессию и остаться при этом объективными наблюдателями с собственным трезвым виденьем ситуации.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments