Это суровая диалектика - чтобы пойти дальше, надо знать, откуда идти.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, журналист, профессор Киево-Могилянской академии, исследователь голодомора в Украине

«Больше всего меня поразило грузинское застолье»

Гражданка Нидерландов Сандра Рулофс — первая леди Грузии
13 января, 2004 - 00:00


О своей супруге Сандре новоизбранный президент Грузии Михаил Саакашвили говорит, что ее рейтинг — в два раза выше, чем у него и государственного министра Зураба Жвания, вместе взятых. В популярности Саакашвили, получившего около 96% голосов избирателей, действительно есть заслуга Сандры — и немалая. Первая леди не только свободно говорит по-грузински, но и владеет мингрельским, чем совершенно покорила сердца жителей этого региона Грузии. Безусловно, не только способности лингвиста (Сандра Рулофс закончила институт иностранных языков в Брюсселе), сделали ее столь популярной в стране мужа. «Хорошая, добрая, простая, искренняя», — так говорят о ней грузины.

— Сандра, где вы поженились с Михаилом Саакашвили?

— Сначала я собиралась поехать в Африку, по линии Красного Креста заниматься гуманитарной работой, но Мишико меня отговорил. Сказал, что в Грузии тоже можно заниматься гуманитарной работой. Еще до Грузии мы поехали в Америку, где он должен был продолжить учебу в магистратуре Колумбийского университета по стипендии американского Конгресса. Там мы расписались, а когда приехали в Тбилиси — обвенчались в Сионском соборе. До этого я крестилась и приняла православие.

— Почему вы переехали жить в Грузию?

— Два года мы прожили в США, а в Грузию приехали, потому что Мишико был избран депутатом парламента. Это был 1995 год. Я была беременна, мы ждали сына. Рожала я в Голландии. Мальчика назвали Эдуардом — в честь моего отца. В Тбилиси я начала работать в Международном комитете Красного Креста, где всегда мечтала работать. В течение двух лет я занималась изучением тех социальных проблем, в решении которых мы могли помочь бедным слоям населения. Много ездила по стране, встречалась с людьми и знакомилась с условиями жизни. С первых же дней в Тбилиси я начала учить грузинский, чтобы говорить с людьми на их языке.

Потом мне предложили работу в консульстве Королевства Нидерланды, и еще два года я проработала здесь до открытия посольства. Когда Эдуард пошел в школу, ему нужно было уделять больше времени. Ну, а чтобы совсем не замыкаться на домашних делах, я занялась своим гуманитарным фондом, который открылся в 1997 году. Он называется «Soko». Мы помогаем школам, домам престарелых, интернатам для детей с ограниченными возможностями, многодетным семьям — всем, кто нуждается в помощи. Фонд финансируется в основном спонсорами из Голландии. Деньги на благотворительность жертвуют люди, которые были в Грузии и знают, какая здесь ситуация, или те, кому я рассказываю, как здесь трудно живется народу. Вот на эти деньги мы и покупаем книги, игрушки, одежду, продукты питания, все необходимое для бедных и устраиваем для них различные благотворительные акции. Это маленькие проекты, но я их называю «маленькие вкусные акции».

— До знакомства с Михаилом вы знали, что существует такая страна, как Грузия?

— Представьте себе, знала. За год до знакомства с Мишико я побывала в Грузии. Это было в 1992 году. Я, одна русская женщина и еще две фламандки из Москвы поехали в Кутаиси на поезде. И пока мы ехали, я учила грузинский алфавит. Я тогда не знала, что он может мне пригодиться в жизни. Просто, во-первых, я люблю изучать языки, а во-вторых, это уважение к народу и стране, куда приезжаешь. Оказалось, что он мне очень даже пригодился в дальнейшем.

— Сколько всего языков вы знаете?

— Шесть, включая грузинский. Сейчас изучаю мингрельский.

— А мингрельский зачем, это же диалект?!

— Потому что на нем в Грузии разговаривает один миллион человек. («Сандра, а вот по-русски ты говоришь хуже, чем по- грузински. Нужно больше практиковаться. Ты же знаешь, что мы должны налаживать отношения с Россией», — это замечание невестке делает отец Михаила Саакашвили, который, сидя в сторонке, помогает Сандре преодолевать языковой барьер).

— И какое впечатление на вас произвела Грузия?

— Когда я впервые побывала в Грузии, здесь уже было неспокойно. Мы приехали на поезде, но уехать на нем не смогли. В Абхазии началась война, и дорогу закрыли. Пришлось в Москву из Кутаиси лететь самолетом. Потом я переписывалась со своими грузинскими знакомыми. Через год я встретила Мишико. Он сразу сказал мне: «I’m from Georgia, but not from America». Я тоже его удивила, сказав, что не только знаю, где это, но и видела его страну. Более того, я уже могла по-грузински писать свое имя и фамилию.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Я консультирую голландские фирмы, продолжаю заниматься благотворительностью. После «революции роз» гуманитарный интерес к Грузии возрос. Появилось много спонсоров, которые через мой фонд хотят помочь грузинскому народу в трудной ситуации. Еще я преподаю французский язык в одной из бизнес- школ, это очень интересно.

— Какие у вас отношения в семье?

— Сейчас главная проблема в семье — то, что у нас разные ритмы жизни. Муж очень занят, поэтому иногда в течение дня мы видимся мельком, хотя Мишико очень нравится проводить время в кругу семьи. Когда у него бывают свободные минуты, он проводит их с сыном. Мы очень любим ходить в гости к его родителям. Мишико внимательный отец, он гордится сыном и его успехами в школе. Эдуард талантлив, особенно в математике — безусловно, это заслуга дедушки. Неплохо рисует, играет на пианино, мастерит разные поделки. Может быть, у Миши не так много времени сейчас заниматься сыном, но он делает для него и для своей родины такое важное дело, что его можно простить за это.

— Как часто в семье бывают конфликты и как они разрешаются?

— Семьи без конфликтов не бывает, но сейчас и на них практически не остается времени.

— Насколько Михаил внимательный муж, часто ли он дарит цветы и подарки?

— Он очень галантный. Цветы? Да, иногда дарит. Но не так часто, как хотелось бы. Как и многие мужчины, он забывает годовщины нашей свадьбы. Но в этих случаях я следую совету своей мамы — в этот день утром я ставлю на видное место пустую вазу с водой.

— Кстати, как складываются отношения вашего мужа с тещей?

— Если теща — это моя мама, то отношения у них нормальные, поскольку видятся они редко. Моя мама гордится своим зятем. Отец тоже. Но классическая ревность родителей к мужчине, увезшему единственную дочь за пять тысяч километров, конечно, есть. Естественно, они хотят, чтобы он лучше заботился обо мне и об их внуке.

— Любите ли вы заниматься домашним хозяйством?

— Да, люблю, но не постоянно. Люблю готовить, когда жду гостей. Но варить повседневные обеды — нет. Домашние дела не должны занимать большую часть времени, его должно хватать на что-нибудь еще.

— Вам нравится грузинская кухня, удалось ее освоить?

— Очень нравится, особенно все, что связано с орехами. А еще очень люблю русскую кухню — борщ, окрошку. Из грузинской кухни уже научилась готовить хачапури, аджапсандал и еще кое-что. Но всегда стараюсь, чтобы на столе постоянно были ветчина, картофель и овощи, как это принято в Голландии.

— Насколько прихотлив в еде Михаил?

— Я знаю, что он любит, и стараюсь готовить именно эти блюда. Он очень любит мингрельскую кухню, например эларджи (блюдо из творога с большим количеством зелени и специй. — Ред. ), любит курицу с рисом и супы.

— Вы прекрасно играете на фортепьяно и поете. У вас есть другие увлечения?

— Еще я играю на флейте, увлекаюсь живописью, люблю общаться с людьми, гулять в парке или на природе, заниматься спортом, ходить в гости, слушать музыку.

— Вы жили в Европе, в Штатах, многое повидали. Что вас больше всего удивило в Грузии?

— Во-первых, для меня переезд в Грузию не был резкой сменой обстановки, поскольку я уже имела опыт жизни с грузином и успела понять менталитет грузинского народа, его характер, узнать кое-какие обычаи и традиции. Но когда мы переехали в Тбилиси, меня удивили отношения между людьми. Они какие-то особенные, не такие, как везде. Здесь доброжелательность чувствуется даже в общении с совершенно незнакомыми людьми. Пара слов — и вы уже говорите как хорошие знакомые. А еще меня поразило грузинское застолье. Это что-то из разряда уникального.

— Сандра, вы активно занимались предвыборной кампанией своего мужа. Непривычно видеть жену политика, раздающую на улицах предвыборные листовки. Как это воспринималось в народе?

— Думаю, нормально. Я слышала столько добрых слов, мне дарили то букетик фиалок, то шоколадку, то чурчхелу. Это была не односторонняя акция, а диалог. Главное, что я не ощущала себя иностранкой, ко мне относились как к своей, потому что они чувствовали, что я пытаюсь что- то сделать для них. Я стараюсь быть сама собой — простой в общении, не задирать нос оттого, что я жена Саакашвили. Я хочу, как и мой муж, быть полезной этой стране, которая стала и для меня родной. Я очень люблю Грузию и ее народ.

— Я знаю, что народ отвечает вам взаимностью и считает, что будущая первая леди — одна из самых обаятельных женщин. Много ли времени вы уделяете внешности, какую косметику предпочитаете, какой стиль одежды?

— Я бы не сказала, что много времени провожу перед зеркалом. Немного косметики, иногда парикмахерская. Одежду покупаю то здесь, то за границей. Теперь придется всему этому уделять намного больше внимания. Возраст (смеется) и положение обязывают.

Этери КАКАБАДЗЕ, Тбилиси (www.ng.ru, печатается с сокращениями)
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments