Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

Брексит и европейский порядок

Или о том, что поможет ЕС справиться со своим переходным периодом
9 октября, 2018 - 10:30
В ВЕЛИКОБРИТАНИИ СОТНИ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ ВМЕСТЕ СО СВОИМИ СОБАКАМИ ПРОШЛИ ПО ЦЕНТРУ ЛОНДОНА, ПРОТЕСТУЯ ПРОТИВ БУДУЩЕГО BREXIT / ФОТО РЕЙТЕР

Осталось всего несколько месяцев до того, как Великобритания официально выйдет из Евросоюза. Пока что дебаты о Брексите в основном сосредоточены на его экономических аспектах. Если Британия покинет ЕС, не заключив взаимного соглашения о выходе, ущерб, скорее всего, будет весьма значительным. А дела обстоят таким образом, что заключение такого соглашения далеко не гарантировано.

«Жeсткий Брексит» будет означать, что 29 марта 2019 года в 23.00 по гринвичскому времени членство Великобритании во всех договорах ЕС, в том числе в таможенном союзе и общем рынке, а также в международных соглашениях, заключeнных Евросоюзом, прекратится. Великобритания станет просто «третьей стороной», что приведeт к огромным последствиям для торговли Евросоюза, в частности, к хаосу на британской границе.

Однако Брексит, конечно, будет иметь и огромные политические последствия. С точки зрения повседневной жизни, Евросоюз обычно воспринимается как общий рынок и таможенный союз. Но в своей основе это политический проект, опирающийся на конкретную идею европейской системы государств. И именно эта идея, а не экономические соображения, и является реальной причиной Брексита. И именно поэтому британское решение выйти из ЕС (с соглашением или без него) окажет глубокое влияние на европейский порядок в XXI веке.

Большинство британцев, которые с незначительным перевесом проголосовали за выход из ЕС на референдуме 2016 года, тревожились не по поводу экономического богатства, они требовали полноценного политического суверенитета. И их определение суверенитета опирается не на объективные факты, касающиеся настоящего или будущего страны, а на прошлое Британии, глобальной державы XIX столетия. Для них не важно, что сейчас Великобритания превратилась среднюю по размерам европейскую державу с небольшими или вообще никакими шансами стать когда-нибудь вновь глобальным игроком, причeм как в составе ЕС, так и вне этого союза.

Если остальные страны континента последуют британскому примеру и предпочтут XIX век XXI, тогда ЕС развалится. Все страны будут вынуждены вернуться к запутанной системе суверенных государств, которые борются за превосходство и постоянно сдерживают амбиции друг друга.

В таких условиях у европейских стран не будут никакой реальной силы, а значит, они навсегда покинут мировую арену. Европа, разрываемая между трансатлантизмом и евразианизмом, станет лeгкой добычей для великих неевропейских держав XXI века. В худшем сценарии Европа может даже превратиться в поле боя для более крупных держав. Европейцы больше не смогут сами определять своe будущее; их судьба будет решаться другими государствами.

Старый, приходящий в упадок европейский порядок XIX века изначально возник после Тридцатилетней войны (1618—1648). Предшествовавшая ему средневековая система опиралась на универсальную церковь и империю, которые погибли в ходе Реформации. После серии религиозных войн и появления сильной территориальной власти этот порядок был заменeн на «Вестфальскую систему» суверенных государств.

В дальнейшем на протяжении нескольких веков Европа правила миром, при этом Британия была доминирующей европейской державой. Тем не менее, Вестфальская система была разрушена в первой половине XX века двумя мировыми войнами (в реальности обе были европейскими войнами за мировое господство). Когда в 1945 году замолчали пушки, европейцы, причeм даже европейские союзники-победители, фактически утратили свой суверенитет. На смену Вестфальской системе пришeл биполярный порядок Холодной войны, в котором суверенитет стал прерогативой двух неевропейских ядерных держав — США и СССР.

Евросоюз задумывался как попытка восстановить европейский суверенитет мирным путeм, объединив национальные интересы европейских стран. Цель этого проекта всегда заключалась в предотвращении возврата к старой системе силового соперничества, конкурирующих альянсов и сталкивания лбами за гегемонию. Ключом к успеху стала континентальная система, опирающаяся на экономическую, политическую и правовую интеграцию.

Брексит наглядно подчеркивает материальное значение интеграции на таком уровне. В ходе британских переговоров с ЕС вновь всплыла старая проблема — ирландский вопрос. Как только Республика Ирландия и Соединeнное Королевство вошли в ЕС, исчезла необходимость в воссоединении Ирландии, а длившуюся несколько десятилетий гражданскую войну между католиками и протестантами в Северной Ирландии удалось прекратить. В практическом смысле интеграция в ЕС означала, что больше не имело никакого значения, какой именно стране принадлежит Северная Ирландия. Но теперь, когда Брексит поворачивает историю вспять, возникла угроза возврата призраков прошлого.

Европейцы должны внимательно следить за ирландской проблемой, потому что на континенте потенциал возобновления подобных конфликтов ещe выше. Сейчас формируется новый мировой порядок, и его центр будет находиться в Тихом океане, а не в Атлантическом. У Европы есть один — и только один — шанс справиться со своим переходным периодом. Старые европейские национальные государства не смогут участвовать в новой конкуренции, если они не объединятся. И даже в этом случае достижение европейского суверенитета потребует огромных и сосредоточенных усилий политической воли, а также находчивости.

Тоска по славному прошлому — это последнее, что поможет европейцам справиться с проблемами, которые стоят перед ними. Прошлое уже завершилось, такова его природа. Европа — с Великобританией или без неe — должна смотреть в будущее.

Проект Синдикат для «Дня»

Йошка ФИШЕР, министр иностранных дел и вице-канцлер Германии (1998—2005 гг.)

Йошка ФИШЕР
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments