Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Испытание на прочность, или Портрет эпохи в интерьере

Благодаря воспоминаниям Владимира Хандогия читатель имеет прекрасную возможность заглянуть за кулисы, за которыми создавалась и создается история
30 января, 2018 - 10:05
С 2010-ГО ПО 2014 ГОДЫ ВЛАДИМИР ХАНДОГИЙ — ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ И ПОЛНОМОЧНЫЙ ПОСОЛ УКРАИНЫ В СОЕДИНЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ / ФОТО С САЙТА ZIMBIO.COM

Воспоминания известного украинского дипломата, Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины Владимира Хандогия «Дипломатические сюжеты: Невымышленные истории карьерного дипломата» заметно выделяется среди книг этого популярного жанра своей заостренной полемичностью. В конце концов, это можно понять. Отозванный летом 2014 г. с должности Чрезвычайного и Полномочного Посла в Великобритании, он, не получив от министра никаких предложений, принял решение уйти в отставку. И это тогда, когда в его возрасте, казалось бы, еще работать и работать.

Но на самом деле книга не о критическом отношении к ошибкам «команды младореформаторов», которая пришла в Украине к власти на гребне революционной волны. Она о непростом, но важном советском периоде «фантомной дипломатии», который лег крепким кирпичом в фундамент украинского державотворчества. Когда воспитанники Министерства иностранных дел УССР, имея уже наработанный опыт многосторонней дипломатии, забрали на свои плечи основную тяжесть обеспечения внешнеполитических интересов молодой независимой страны. И читать об этом, должен признаться, по-настоящему интересно, потому что «сюжеты» его выписаны со знанием дела, где личное тесно переплетается с рассказами о событиях знаковых для нашей страны. Причем, рассказывая о прошлом, автор прибегает к неожиданным ретроспекциям, параллелелям с современностью. Например, касаясь «крымского кризиса» 1993 г., он не обходит и принципиальных оценок просчетов, в том числе кадровых, «Украинских руководителей с приставкой «и.о.», которые весной 2014 года принимали незапамятные для Украины решения. По мнению известного дипломата, если бы они в свое время «действовали так же решительно, как Кравчук в 1993 г., или Кучма в 2003-м во время конфликта вокруг Тузлы, то, возможно, сегодня мы бы жилы в другой стране. И хотя это был наш первый опыт реагирования на ситуации, связанные с претензиями нашего северного соседа на территориальную целостность Украины, он заслуживает того, чтобы о нем помнили. Институционная память в дипломатии, — отмечает автор, — это основа успеха».

Кстати, мотив необходимости сохранения институционной памяти в книге прослеживается постоянно. А в том, что проблема эта актуальна для нынешнего Министерства иностранных дел Украины, автор более чем убежден. Так, по его мнению, «из-за бездумных псевдолюстрацонных мер утрачен уникальный кадровый резерв украинской дипломатической службы. И все это делалось во имя создания «новой европейской дипломатической службы». Те, кто причастен к международной деятельности, очевидно, догадался, что речь идет об увольнении в 2014 г. с дипломатической службы целой группы опытных украинских дипломатов, прежде всего послов в ключевых европейских столицах. Для многих это действительно стало полной неожиданностью, потому что никаких обвинений в их нелояльности к новой власти или тем более в профнепригодности им не было предъявлено. Между тем, именно в этот период нашей дипломатии, согласитесь, ощутимо не хватало их опыта и взвешенности в принятии важных для нашей страны решений.

В книге присутствует понимание автором сверхважного значения МИД Украины в системе координат нашего государства, которое переживает сейчас, возможно, самые драматичные времена своей новейшей истории. И эта его обеспокоенность, а еще очевидная угроза эрозийных процессов как в государстве, так и в ее отдельных институциях, свидетелями чего мы с вами являемся, дает ему — опытному дипломату — право на те довольно резкие, как это может показаться некоторым, оценки, которые мы встречаем в воспоминаниях В.Хандогия. Да и, в конце концов, такое право он заслужил, учитывая свою более чем сорокалетнюю дипломатическую деятельность сначала в МИД УССР, а, следовательно, в СССР и в Российской Федерации, и наконец, развивая внешнеполитическое ведомство новообразовавшейся независимой Украины.

Следует здесь напомнить,, что Владимир Хандогий — один из тех немногих отечественных дипломатов, кто не обошел ни одной карьерной ступени, начиная от должности атташе «сказочного» (по высказыванию одного из ветеранов украинской дипломатической службы) Министерства иностранных дел УССР в неблизком 1976 г., и до исполняющего обязанности Министра иностранных дел Украины в не таком далеком 2009-м. Листая страницы его объемной книги (а это почти 600 страниц формата фолио) иногда ловишь себя на том, что знакомишься не с жизнеописанием конкретного человека, а, собственно, всего украинского внешнеполитического ведомства, которое, несмотря на свою некую декоративность советского периода, в новейшие времена сыграло, как говорят — в нужное время и в нужном месте — важную роль в становлении независимой Украины, защите и отстаивании ее национальных интересов в мире. Погружаешься в его историю, и не казенную и отретушированную, как порой бывает в нашего брата-дипломата, а описанную через фигуры многочисленных действующих лиц — от рядовых его работников до министров и президентов, с кем автору выпало работать и общаться. И, конечно, знакомишься с богатейшим фактажем по вопросам внешней политики, накопленным им в течение десятилетий. Часто малоизвестным, а то и неизвестным широкой общественности. Например, немногие знают, что автором текста памятной речи Буша-старшего с трибуны Верховной Рады УССР 1 августа 1991 г., когда он жестко предостерег украинских депутатов от «неосмотрительных» шагов по обретению Украиной независимости, была не кто иная, как Кондолиза Райс, в будущем госсекретарь США. Или что Украина имела реальную возможность еще в 1993 г. получить резолюцию Совета Безопасности ООН относительно территориальной целостности нашего государства и нерушимости ее границ, которая была бы обязательной к выполнению, в ответ на постановление Верховной Рады Российской Федерации о включении г. Севастополь в состав России. Тогда, по мнению автора, всех подвела чрезмерная доверчивость наших ооновских переговорщиков, которых россияне «банально «развели», убедив их ограничиться заявлением председателя Совета Безопасности. И здесь хотелось бы отдать должное Хандогию-рассказчику за его желание быть откровенным и беспристрастным в своем рассказе, вопреки устоявшемуся мнению о дипломатах как человек далеко не склонных к искренности. Особенно когда приходится признавать просчеты, к которым они лично причастны. Такое стремление к объективности в оценивании явлений и фигур, которые он описывает, довольно ощутимо в его «дипломатических сюжетах».

Читая страницы, посвященные, в частности, его старшим коллегам — Геннадию Удовенко и Анатолию Зленко, в очередной раз убеждаешься, как важно, что в начале становления нашего независимого государства у руля украинского внешнеполитического ведомства стояли именно эти признанные мастера дипломатического искусства, хотя отношения с ними у В. Хандогия складывались по— разному. Отдает он должное и деятельности таких своих коллег, как В.Батюк, А.Бутейко, В.Василенко, М.Дашкевич, Б.Тарасюк, Б.Гудима, В.Огрызко, Ю. Богаевский с которыми автора связывали долгие годы совместной деятельности и в родном министерстве, и за рубежом. Довольно интересны его оценки и отдельных представителей советской и российской дипломатической школы, в частности, А.Громыко, О.Трояновского, Ю.Воронцова, А.Козырева. Изобилует текст его книги также именами международных деятелей, а именно — К. Вальдхайма, К. Анана, Переса де Куэльяра, с которыми автору приходилось иметь дело во время его длительной работы в ООН. Настоящий калейдоскоп имен известных и не очень, которые вводят читателя в сложный, временами циничный и жестокий мир международных взаимоотношений, в котором Украина с помощью своих дипломатов стремится обеспечивать, а часто и отстаивать свои национальные интересы.

Иначе говоря, благодаря воспоминаниям Владимира Хандогия широкий читатель имеет прекрасную возможность заглянуть за те кулисы, за которыми создавалась и, собственно, создается история. Вполне возможно, что не все согласятся с отдельными его рассуждениями относительно деятельности тех или иных лиц, или их роли в украинской дипломатии. В частности, на мой взгляд, автор мог бы быть более критичным, вспоминая определенные персоналии, особенно из числа знакомых ему по совместной работе еще в советском «эмзеэсе» лиц. Впрочем такой его субъективизм вполне естественен, учитывая личностный момент мемуаров как жанра. Да и, наконец, сам В.Хандогий отмечает, что его книга — «это своеобразные эскизы к портрету эпохи в интерьере собственных оценок и ассоциаций автора». Прибавим — эпохи, которая испытывает на прочность и наше независимое государство, и наш народ, частью которого являются украинские дипломаты.

Александр БОЖКО, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments