Украина, позволь мне среди твоего безголовья головой тревожной прорасти!..
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель, критик советской эпохи

Как получить максимум от соглашения о Брекзите

и ЕС, и Британии
19 декабря, 2017 - 10:02
ФОТО РЕЙТЕР

Хаотического Брекзита, в котором нет ответов на ключевые вопросы об отношениях между Объединенным королевством и ЕС, можно избежать, но серьезный политический и экономический ущерб все еще может поразить обе стороны. Что тогда будет считаться очевидной нехваткой срочности в осуществлении необходимых шагов, во избежание подобного сценария?

8 декабря Объединенное королевство и 27 страны — члены Европейского Союза урегулировали некоторые ключевые аспекты соглашения о Брекзит, открывая путь для решения 15 декабря открыть новую главу в переговорах, сфокусированную на обращении к будущему отношений ЕС и Великобритании и переходных договоренностей. Это хорошие новости, не в последнюю очередь потому, что это предотвращает наихудший сценарий: «тяжелый» Брекзит. Но то, что впереди, — еще сложнее.

Какое-то время казалось, что Европа может «во сне» погрузиться в «тяжелый» Брекзит. Высокой оставалась вероятность сценария без конечного соглашения, «на краю бездны», ведь правящая в Великобритании Консервативная партия глубоко разделенная и ЕС, очевидно, не желает действовать стратегически.

Однако в конце Объединенное королевство пошло на решающие уступки, которые позволили переговорам двигаться вперед. Страна согласилась заплатить своим партнерам из ЕС намного больше, чем это было анонсировано в начале. И она обязалась избежать установления «жосткой» границы между Северной Ирландией (часть Объединенного королевства) и Республикой Ирландия (часть ЕС), Северная Ирландия даже сохранит полный доступ к британскому рынку.

Для тех, кто выступал за Брекзит во имя сохранения денег для Национальной службы здравоохранения королевства, это соглашение — словно проглотить горькую пилюлю. Они поймут, что им сложно сообщить избирателям, что решить существующие с ЕС обязательства будет стоить каждому взрослому британцу 1 тыс. евро (1 189 долларов), если не больше. Современные «ленинисты», которые считали Брекзит способом завершить политическую повестку дня, инициированную премьер-министром Маргарет Тетчер, осознают, что им трудно примириться со своим виденьем дерегулированной Британии с продолжающейся настройкой регуляторного режима Северной Ирландии с режимом ЕС.

Но фактом остается то, что «тяжелый» Брекзит может стоить Объединенному королевству и ЕС намного больше в том, что касается рабочих мест и процветания. Даже угроза такого результата начинала наносить вред, ведь частные компании приостановили инвестирование. Политические последствия «тяжелого» Брекзита также могли бы быть страшными. Объединенное королевство и ЕС могут потерять солидное глобальное влияние в момент, когда непостоянная американская администрация ищет возможности разорвать существующий международный порядок, а настойчивое китайское руководство начинает использовать эти усилия в свою пользу.

Если бы Объединенное королевство не действовало во избежание подобного сценария,  оно бы потеряло больше всех: особенно если бы перестало полагаться на разрушающуюся многостороннюю торговую систему, чтобы обеспечить доступ к внешним рынкам.

В любом случае, так как география имеет значение, ЕС останется главным рынком Британии. А поскольку размер имеет значение, Объединенное королевство и в дальнейшем будет зависеть от правил ЕС, особенно в сфере услуг.

Но предотвращение «тяжелого» Брекзита — это лишь первый шаг. Сейчас вопрос в том, относительно какого вида будущих отношений стороны придут к согласию. И ответ далеко не однозначный.

С британской стороны, отсутствие понятного виденья будущих отношений с союзом поражает. Речь премьер-министра Терезы Мэй во Флоренции в сентябре остается самой близкой к предложению, но она оставила много важных вопросов без четкого ответа. И как подчеркнуло законодательное фиаско Мэй в Палате общин 13 декабря, британское правительство остается слишком разделенным для того, чтобы прийти к согласию относительно общей повести дня Брекзита.

С европейской стороны тоже нет четкого виденья. С последним соглашением главный переманиватель относительно Брекзита от ЕС Мишель Барнье одержал тактическую победу. Но шаблон будущего партнерства все же не найти. Руководящие принципы переговоров по Брекзиту, провозглашенные в апреле прошлого года президентами и главами правительств стран-членов ЕС, точно не обеспечивают его. Наоборот, они ввели красные линии, подчеркивающие неделимость «четырех свобод», — свободного передвижения товаров, услуг, капитала и труда — что поддерживает единый европейский рынок. Декларация от 15 декабря намного дальше не идет.

Сейчас переговорная позиция ЕС продолжает в большей степени быть формуемой страхом, что слишком благоприятное соглашение будет побуждать другие страны следовать примеру Объединенного королевства. Кроме этой оборонной точки зрения, нехватка политического консенсуса привела к преимуществу статуса-кво.

Политические эксперты фокусируются на взвешивании «варианта Канады» (соглашение о свободной торговле товарами) против «варианта Норвегии» (что-то похожее на «младшее» членство в едином рынке). Но оба варианта не подходят для партнерства Британии с ЕС. Вариант Канады не решал ни одного из фундаментальных вопросов, касающихся торговли услугами, — это критическое упущение, ведь Объединенное королевство — большой поставщик, а обеспечение этого  требует комплексной нормативной базы. Норвежский вариант просто принимает во внимание проблему, требуя от Британии пассивно принимать все экономическое законодательство, принятое в ЕС.

В документе от 2016 года я с моими коллегами утверждал, что ЕС будет относиться к Брекзиту как к возможности определить новую модель партнерства  со странами, которые хотят сильных экономических связей и связей в сфере безопасностни без политической интеграции. Далее мы утверждали, что когда импульс расширения будет исчерпан, ЕС должен будет работать над разнообразием свои отношения с соседями. Мы предложили строительство «континентального партнерства», которое содержит глубокую экономическую интеграцию, основывающуюся на общей нормативной базе с ЕС, Объединенным Королевством и, возможно, другими странами, принимающие свободное перемещение товаров, услуг, капитала, но не труда. Мы также высказались в интересах постоянного процесса политических консультаций как аналога подчинения Объединенного королевства экономическим правилам ЕС, который предоставляет Британии голос, — но не голосование — относительно создания европейского экономического законодательства.

В официальных кругах ЕС документ был воспринят по меньшей мере холодно, критикой, которая высмеивает нарушение четырех свобод. Но фактом остается то, что хотя интегрированный рынок товаров и услуг требует степени мобильности рабочей силы, это не значит, что все люди должны иметь право пересекать границы и искать работу в стране, которую они выберут. Делать вид, что это так, значит, путать права граждан (конечно, важные в таком политическом и социальном сообществе, как ЕС) с экономической необходимостью. Это плохая экономика и сомнительная политика.

Наша критика также оказывала сопротивление предсказанию более долгосрочных договоренностей перед тем, как детали развода будут решены. Но эта глава сейчас закрыта, а это значит, что для ЕС пришло время думать шире и сделать Британии амбициозное предложение.

Любое разумное соглашение между ЕС и Объединенным королевством приведет к потере влияния, которым сейчас наслаждаются в европейских делах, — результат, который несомненно уменьшит привлекательность подражания такому лидерству. Но даже если нынешние члены ЕС решат, что за пределами «внутреннего круга» ЕС будет лучше, это не конец света. Это, конечно, не является основанием для того, чтобы присоединяться к статусу-кво.

Перевод Наталии ПУШКАРУК, «День»

Жан ПИЗАНИ-ФЕРРИ, профессор в школе управления Hertie (Берлин) и Институте политических исследований (Париж)
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments