Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

«Он нам не царь»: дурная бесконечность

Могут ли в России в обозримом будущем возникнуть массовые и при этом мирные протесты
8 мая, 2018 - 10:14
ФОТО РЕЙТЕР

Акция Алексея Навального «Он нам не царь» вполне предсказуемо подверглась жесткому разгону в Москве и ряде других городов. Всего было задержано более 1600 человек, в том числе в Москве — 704 человека, включая самого Навального, и в Петербурге — 229 человек. Среди задержанных — как демонстранты, так и случайные прохожие. Особо старались задерживать журналистов, чтобы минимизировать освещение демонстраций в независимых СМИ и соцсетях. Среди задержанных немало несовершеннолетних, в том числе школьников младших классов. Правда, их довольно быстро отпустили. География протестов достаточно широка. Кроме Москвы и Петербурга, это — Челябинск, Якутск, Тольятти, Краснодар, Астрахань, Красноярске, Калуга, Калининград, Новокузнецк, Белгород, Самара, Владимир, Воронеж, Тверь, Барнаул, Новокузнецк, Пенза, Благовещенск, Курган, Кемерово, Ростов-на-Дону, Екатеринбург, Томск, Иркутск. В большинстве случаев акции не были разрешены властями.

По части новых политтехнологий надо отметить использование для разгона и избиения сторонников Навального при явном попустительстве полиции, участников НОД (Национально-освободительное движение), возглавляемого скандально известным депутатом Госдумы от «Единой России» Евгением Федоровым. Среди нодовцев немало бывших участников боевых действий в Донбассе на стороне сепаратистов. Люди в казачьей форме, равно как в форме «ЛНР» и «ДНР», ждали сторонников Навального на Пушкинской площади еще до начала митинга, причем оставались в мерлушковых шапках, несмотря на нетипичную для начала мая 24-градусную жару. Вероятно, недоработка администрации президента, а может — нехватка средств: летним обмундированием не успели обеспечить. При этом, если кого-то из боевиков НОД все-таки задерживали, их потом отпускали из отделений полиции без оформления протоколов. Избиения демонстрантов проходили под лозунгами: «Революция и майдан не пройдут!», «Предатели, валите в Америку!», «За Родину, за Путина!»

Кроме старых добрых колорадских ленточек, нодовцы экипировались и в новинку — футболку с надписью «Путин — наш государь». Но на самом деле НОД в случае масштабного кризиса погоды не сделает. Хотя руководители движения утверждают, что в нем уже до 165 тыс. членов (цифра представляется многократно завышенной — для получения субсидий от Кремля и околокремлевских бизнесменов), на практике в наиболее многочисленных акциях НОД в Москве участвуют сотни, в лучшем случае — 1—2 тыс. человек. По сравнению с силами полиции и Роснацгвардии — капля в море. Зато использование боевиков для разгона мирных демонстраций чревато для России новыми репутационными потерями, так как заставляет помнить о погромах, устраиваемых черносотенцами с благословления властей для подавления революции 1905 года. Впрочем, о репутации в Кремле, как представляется, давно забыли.

5 МАЯ. МОСКВА / ФОТО ИЛЬИ ЯШИНА

На улицы Москвы лидеру оппозиции удалось вывести, по разным оценкам, от 1,5 тыс. до 10 тыс. человек, в Петербурге и Екатеринбурге, — 2—3 тыс., в Челябинске — 3,5 тыс. Но даже если ближе к истине верхние пределы оценок числа демонстрантов, это еще не создает реальной угрозы действующей власти. Путин и его окружение реально испугаются только тогда, когда на улицы Москвы протестовать против пожизненного правления Путина выйдут десятки, а еще лучше — сотни тысяч человек, как в Ереване.

Накануне акции Навального в Москве на разрешенную демонстрацию в защиту свободного интернета и против блокировки мессенджера Telegram собралось более 12 тыс. человек. Такого рода демонстрации власти готовы разрешить, чтобы слегка выпустить пар. Сама блокировка Telegram далеко неоднозначно воспринимается российской политической элитой. Наиболее продвинутая ее часть понимает технологическую невыполнимость затеи, как и то, что «закон Яровой», на котором она основывается, принят без учета реалий современного интернета. Полностью заблокировать Telegram, равно как и другие мессенджеры, можно, только отгородившись стеной от мирового интернета по образцу Китая или Ирана, а на столь радикальный шаг российская власть пока что не готова. Хотя многие воспринимают инцидент с Telegram как подготовку к полной блокаде интернета в России, почему так много людей и вышло на демонстрацию в защиту детища Павла Дурова.

В свете последних событий в Армении Кремль и на акцию Навального смотрел с большой опаской, хотя заведомо было понятно, что ереванских масштабов она не достигнет. Но движение Никола Пашиняна напугало российские власти, а у страха, как известно, глаза велики. Поэтому Кремль решил для разгона демонстрации использовать новейшее «чудо-оружие» в виде НОД. Ну что ж, в этом есть и некоторый положительный момент для непримиримой российской оппозиции. Не исключено, что, увидев воочию, как казаки Донбасса совместно с полицией метелят его сторонников, Алексей Анатольевич поменяет свою позицию если не по Крыму, то хотя бы по Донбассу, и открыто призовет прекратить поддерживать сепаратистов и вывести оттуда российские войска.

Но главный вопрос заключается в другом: могут ли в России в обозримом будущем возникнуть столь же массовые и при этом мирные протесты, как в сегодняшней Армении. В настоящий момент на него приходится ответить отрицательно, и прежде всего потому, что в России отсутствует какая-либо общенациональная объединяющая идея, а силовые структуры давно уже не чувствуют себя частью народа. Навальный в качестве объединяющей идеи предлагает лозунг: «Долой Путина, олигархов и коррупционеров!». Этот лозунг близок десяткам миллионов россиян, но вот подвигнуть большинство из них на открытое противостояние с властями, погнать под полицейские дубинки он не может. Для этого нужен какой-то позитивный лозунг, способный доходчиво объяснить россиянам, как именно надо будет строить светлое будущее в послепутинской России. У Навального же основная идея сводится к тому, чтобы изъять деньги у олигархов и отдать их простому народу. Но без конкретного механизма перераспределения это — чистой воды популистская демагогия, и люди это чувствуют.

Полиция же в России, в отличие от полиции в Армении, давно уже ощущает себя над народом, но в то же время народа боится и потому готова жестоко подавлять народные выступления. Дурную бесконечность российской действительности может изменить только кризис и развал структур управления. Но он скорее может произойти под воздействием внешних факторов и критического роста уровня некомпетентности в путинской команде. Протесты могут ускорить этот процесс, но самостоятельно инициировать его не в состоянии.

Борис СОКОЛОВ, профессор
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments