Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Восьмая ближневосточная война

12 января, 1996 - 20:51

Уже более двух недель продолжается боевая операция Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) в секторе Газа под кодовым названием «Льющийся свинец» (в ряде изданий она называется «Литой свинец»). Главной целью ее определено прекращение ракетных обстрелов южных районов Израиля, проводимых палестинскими боевиками из организации ХАМАС. Пока достичь поставленной задачи не удалось, тем не менее, интенсивность обстрелов значительно снизилась. В то же время зона обстрелов увеличилась: воздушные тревоги объявлялись в городах Ашдод и Беэр-Шева. Раньше ракеты палестинцев до них не долетали.

Это уже восьмая по счету арабо-израильская война, предыдущая велась в 2006 г. в южной части Ливана. В военном отношении ее принято считать неудачной. Тогда борьба велась на ливанской территории с организацией «Хизбалла» и стоила израильской армии относительно больших потерь личного состава. Неудача на поле боя дополнилась тогда серьезным информационным поражением. На этот раз международная обстановка вокруг очередного конфликта на Ближнем Востоке существенно изменилась, в первую очередь — в арабском и даже в мусульманском мире, а также в Европе.

Легко прослеживается интересная закономерность. Степень поддержки ХАМАС прямо пропорциональна квадрату расстояния от центра конфликта. Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган выразил уверенность в том, что «Аллах накажет Израиль за бесчеловечные акции в Газе». Ливия организовала воздушный мост между Бенгази и египетским Эль-Ариш, чтобы эвакуировать раненых палестинцев. Однако Египет обвинил ХАМАС в том, что исламисты воспрепятствовали сотням раненых палестинцев покинуть Сектор Газа. На уровне парламентариев в поддержку палестинцев высказывались в Азербайджане. Наибольшую активность проявил Иран. Однако в арабском мире он встретился с активным противодействием. Поэтому в Тегеране выбрали Латинскую Америку. Туда отправилась иранская делегация, возглавляемая министром промышленности и рудников Али-Акбаром Мехрабианом. Она провела встречи и переговоры с руководством Боливии, Никарагуа и Венесуэлы. Выделив этим странам многомиллиардные льготные или безвозвратные кредиты, Тегеран надеялся на поддержку этими странами своей антиизраильской позиции. Однако все ограничилось заявлением Уго Чавеса, что Израиль осуществляет в Газе «акты геноцида». Учитывая статус президента Венесуэлы как infante terrible мировой политики, это высказывание было просто проигнорировано в мировых столицах.

Хотя в центре внимания европейских политиков был украинско-российский газовый спор, тем не менее и канцлер Германии Ангела Меркель в беседе с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом, и лидер социал-демократов, министр иностранных дел Франк Вальтер Штайнмайер в телефонном разговоре с председателем Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом заявили, что ХАМАС должна немедленно в одностороннем порядке прекратить обстрелы израильской территории. Аналогичную позицию занял президент Франции Николя Саркози. Руководители Чехии — председателя ЕС — выразили Израилю полную поддержку. Традиционно поддержали Тель-Авив и в Вашингтоне резолюциями обеих палат Конгресса.

Хотя на телевизионных экранах показывают уже ставшие ритуальными антиизраильские демонстрации в мусульманских странах, официальные лица проявляют невиданную раньше сдержанность. В Индонезии официальная критика в адрес Тель-Авива практически ограничилась замечанием, как писала газета The Jakarta Post, что «своими действиями Израиль... способствует нагнетанию новой напряженности в регионе».

Не поддерживает ХАМАС и Саудовская Аравия, что видно из публикации во влиятельной газете Al-Sharq Al-Awsat, которую издает в Лондоне один из принцев правящей в Эр-Риаде династии. Характерно название статьи главного редактора Тарика Аль-Хамида: «Кровь Газы – как коммерческий проект». «Если возникшая ныне эскалация — это предпринимаемая с помощью ХАМАС попытка Ирана сорвать вероятные сирийско-израильские переговоры, то пусть эта сторона назовет вещи своими именами. Если это было сделано ради укрепления позиции Сирии на этих переговорах, то пусть эта сторона скажет и об этом». Несомненно, что на позиции Саудовской Аравии отражается все возрастающая напряженность в отношениях с Ираном. Она вполне иллюстрируется тем, что в конце декабря прошлого года было подожжено и разграблено здание представительства саудовской авиакомпании в Иране. Все это сопровождалось оскорблениями саудовского монарха. Подобные вещи очень болезненно воспринимаются в арабском мире. В Эр-Риаде справедливо полагают, что такие действия не могли происходить без санкции иранских властей. Естественно, что саудовское руководство не хочет поддерживать ХАМАС, которую оно рассматривает как иранскую агентуру и сирийскую креатуру.

Не скрывает своего раздражения позицией ХАМАС, и соответственно Сирии, и Египет. В Каире долго и безуспешно уговаривали руководство организации продлить перемирие с Израилем, которое истекло в декабре прошлого года, и не обстреливать территорию последнего. Лидеры ХАМАС отвергли план урегулирования, разработанный президентами Египта и Франции. В Каире должны учитывать все углубляющееся противостояние с Ираном. На пятничном намазе в иранской столице 9 января аятолла Ахмад Хатами назвал президента Египта Хосни Мубарака предателем и призвал силой свергнуть его режим. Связанная с Ираном оппозиционная организация «братьев-мусульман» устроила демонстрации студентов в Каире, в результате которых 70 человек было арестовано. Ирану в связи с этим был заявлен дипломатический протест. Кроме того, в Каире с величайшим подозрением восприняли попытки Турции вмешаться в конфликт. Египетское руководство, которое уже долгое время замыкает на себе арабские связи с Израилем, категорически не хочет уступить кому-либо (а Турции — тем более) свое привилегированное дипломатическое положение.

Большинство арабских режимов очень не против того, чтобы израильскими руками нанести серьезное поражение ХАМАС, а также и другим радикальным группировкам, тесно связанным и финансируемым Ираном и поддерживаемым Сирией. Это обстоятельство обрекает Дамаск на некоторую дипломатическую изоляцию в арабском мире, что и заставило президента Сирии Башара Асада обратиться к Турции во время своего последнего визита в Анкару в конце прошлого года за возможным посредничеством в переговорах с Израилем по Голанским высотам. ХАМАС и его противостояние с Израилем разыгрывается Дамаском весьма осторожно. Несомненно, что попытки открыть новый фронт на ливанской границе были пресечены подконтрольной Дамаску «Хизбаллой», несмотря на требования Ирана. В Тегеране рассматривают открытие второго фронта против Израиля как меру ослабления давления на ХАМАС и спасения последнего от военного поражения. Однако президент Сирии Башар Асад отказывается от таких действий не в последнюю очередь из-за того, что прекрасно осознает военную слабость его страны в возможном противостоянии с Израилем и опасные последствия этого шага для своего режима. Пока же в интересах Дамаска — продолжать острую фазу конфликта максимально долго. Затягивание военной фазы операции в Газе неизбежно приведет к увеличению боевых потерь ЦАХАЛ. Хотя уроки предыдущей войны в Ливане, судя по всему, были учтены израильским военным руководством и армия подготовлена гораздо лучше, но пули находят свои жертвы. Общественное мнение Израиля крайне чувствительно к фронтовым потерям, и политики с этим должны считаться. В сирийской столице ждут усиления внутреннего давления на израильское руководство. Кроме того, борьба с боевиками в городских кварталах неизбежно приведет к увеличению потерь среди мирного населения, за которыми прячутся террористы. Они устраивают огневые точки в жилых домах, не позволяют женщинам и детям покидать их перед израильским налетом, а также эвакуировать раненных в Египет. В Дамаске ожидают усиления международного давления на Тель-Авив, для чего устраиваются демонстрации по всему миру.

Если Сирия заинтересована в затягивании конфликта, то израильским политикам есть куда спешить. В начале февраля должны пройти парламентские выборы, и главным партиям нужно что-то предъявить избирателям. Лучшего, чем прекращение ракетных обстрелов, не придумаешь. Поэтому на данном этапе Израиль не хочет прекращения операции. Министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни в интервью газете The Washington Post заявила: «Мы ведем войну с целью не допустить обстрелов своей территории в будущем. Мы не просим мировое сообщество помогать нам. Но мы просим дать нам больше времени для достижения поставленных целей». Ей есть о чем беспокоиться. По данным газеты «Маарив», партия Ливни «Кадима» начинает уступать правой партии «Ликуд», возглавляемой Беньямином Нетаньяху. Левая партия «Авода» во главе с министром обороны Эхудом Бараком набирает силу благодаря операции «Льющийся свинец». Поэтому с израильской стороны у военной операции есть вполне очевидный временной рубеж — конец января.

Уничтожить полностью боевую инфраструктуру ХАМАС даже в результате достаточно успешной операции ЦАХАЛ навряд ли удастся. Можно нанести значительный ущерб и затруднить ее последующее восстановление, однако не более того. Характерно, что, преследуя военных руководителей ХАМАС, израильская армия практически не занимается политическим крылом организации. Таким образом усиливаются противоречия между находящимися в безопасном Дамаске экстремистскими руководителями ХАМАС типа Халеда Машааля и теми, кто реально сталкивается с израильской армией.

Пока в Газе разворачиваются драматические события, возрастает напряженность на Индостанском субконтиненте. И если начнутся бои между армиями государств с атомным оружием, то конфликт на Ближнем Востоке покажется милой детской игрой.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments