Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Что даст Соглашение об ассоциации с ЕС — Донбассу?

Размышляли спикеры «Киевского диалога»
25 июня, 2013 - 10:56
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

«Киевский диалог» — это независимая неполитическая инициатива, которая возникла на основе диалога украинского и немецкого гражданского общества относительно идеи создания свободной демократической Европы. Цель проекта — информирование о процессе евроинтеграции и распространение знаний о Европе. Именно в рамках «Киевского диалога» в Донецке на днях состоялась публичная подиумная дискуссия «Структурные реформы на Донбассе. Шансы и возможности для региона после возможного подписания Соглашения об ассоциации с ЕС». В дискуссии приняли участие как представители Германии — в лице депутата Бундестага «Союз 90/Зеленые», спикера по вопросам внешних отношений ЕС Виолы фон КРАМОН и Генерального консула Германии в Донецке Клауса ЦИЛИКЕНСА; так и представители Украины — профессор кафедры экономической теории НаУКМА, председатель правления Института экономических исследований и политических консультаций Игорь БУРАКОВСКИЙ и профессор кафедры международных отношений и внешней политики Донецкого национального университета Игорь ТОДОРОВ.

По мнению Виолы фон Крамон, трансформация Донбасса может быть удачной и походить на изменения Восточной Германии после присоединения к Западной. «Ситуация в Украине может измениться только в случае, если изменения будут структурными и будут касаться всех сфер. Донбасс никогда не сможет привлечь инвестора и туриста, если для этого не будут созданы предпосылки: инфраструктурные, культурные, социальные. У Украины есть реальные шансы конкурировать в Европе, но страхи возникают именно потому, что люди этого не знают», — говорит она. В то же время Игорь Тодоров считает, что «Донбасс является локомотивом евроинтеграции Украины, но его жителям не хватает украинской идентичности».

О возможностях для Донбасса и о рисках для Украины — в прямой речи спикеров «Киевского диалога».

Виола фон КРАМОН: «В Донбассе мы должны взять за основу экологию и права человека»

— Один из первых и важнейших вопросов: почему Европейский Союз хочет заполучить Украину в качестве партнера. Для Германии это совсем не значит, что Украина должна выбрать позицию против России. Для Украины это возможность решать проблемы на межнациональном уровне сообща. Проблемы, которые мы могли бы решать вместе, — это защита окружающей среды, климата, а также общественная безопасность — борьба с организованной преступностью.

Я уже в четвертый раз в этом регионе, и за это время у меня возникли некоторые идеи по решению проблем в нем. Возьмем пример — город Мариуполь. Население города не сможет сразу почувствовать на себе изменения. Это более долгий процесс, не сиюминутный. Соглашение об ассоциации будет требовать соблюдений европейских норм предприятиями. Это касается условий труда рабочих, загрязнения окружающей среды — воды, почвы и воздуха. Например, если предприятие будет экспортировать свою продукцию в ЕС, то стандарты производства этой продукции будут увеличены. На таком предприятии будет осуществляться поддержка и помощь со стороны Европейского Союза. К примеру, мы должны взять за цель, чтобы в Мариуполе была вода такой же чистой, как в Рурской области Германии. Конечно, это долгий процесс трансформации региона. Но у нас уже есть такой опыт — когда объединились запад и восток Германии, инвестиции шли как с общественной, так и с частной стороны. Этот процесс смог реализоваться только при соблюдении условий. В Мариуполе второй вопрос — создание рабочих мест, которые будут предложены жителям региона взамен на место, которое они потеряли. Нужны инвестиции со всех сторон. Для этого необходима правовая безопасность, которая будет предоставлена участнику Соглашения об ассоциации. Также необходим правильный инвестиционный климат, например в банковской сфере. Соглашение об ассоциации могло бы помочь в строительстве этой платформы.

Нужно понимать, что процесс реструктуризации промышленности будет происходить в любом случае, производство будет падать. Нам необходимы сильные профсоюзы. Все не смогут работать в промышленности, и в этом со временем не будет необходимости. Но рабочий должен быть уверен, что если он потеряет место на производстве, ему предоставят другую достойную работу, возможно, совершенно иного характера. К примеру, это может быть место в сфере энергоэффективности — установка солнечных батарей. Поэтому должен быть человек, который будет отвечать за перераспределение рабочей силы, переквалификацию. В Германии подобная система работает хорошо. Но это возможно только лишь потому, что система между профсоюзами и государством налажена и хорошо профинансирована.

Игорь ТОДОРОВ: «Нам не ставят требований, которые мы не можем выполнить»

— Я хотел бы отметить, что впервые за всю историю Европейского Союза он имеет такие большие желания, претензии, требования к определенной стране. Я не могу припомнить того, чтобы какая-нибудь еще страна вызывала со стороны ЕС такой интерес. Подтверждение этому — требования, которые обозначены в «списке Фюле» вначале 19, а теперь 11. Есть понимание, что все они должны быть выполнены. По большому счету нам не ставят требований, которые мы не можем выполнить.

То есть, с одной стороны, есть теоретическая возможность того, что требования будут исполнены. Но с другой стороны, существует (и в ЕС, и в Украине) мнение, что все требования не смогут быть выполненными. Что же делать в таком случае? У ЕС есть эксклюзивная политика по отношению к требованиям к Украине, но у нее нет реального механизма влияния. Потому что на самом деле здесь срабатывает комплекс интересов, иногда противоположных, которые характерны нашей политической элите — как власти, так и оппозиции. И они значительной мерой связаны с другим вектором. К сожалению, у нас есть практика, когда отношения с Российской Федерацией объективно связаны с отношениями с Европейским Союзом. И на самом деле сейчас ситуация в некоторой степени похожа на ситуацию с 2008 годом, когда Украина была в шаге от подписания соглашения с НАТО.

Дело в том, что значительная часть нашей экономической элиты действует в своих интересах, а не в интересах национальных. Когда интересы национальные совпадают с интересами кошелька — хорошо, когда нет — тем хуже для национальных интересов. Поэтому есть некоторые заявления, которые касаются преимуществ Таможенного союза, но при этом нет обратного пути от «европейского вектора». Складывается мнение, что на этом противоречии стараются играть. То есть происходит поиск пути для улучшения собственных интересов. Понятно, что много украинских компаний зарегистрированы в ЕС как юридическое лицо, как резиденты ЕС. Они действую достаточно прозрачно и соответственно европейским нормам. Поэтому они заинтересованы именно в этом векторе. С другой стороны, у нас есть теневые структуры, которых больше устроит вариант России, где такие же правила существования являются нормой. И как раз требования Фюле рассчитаны на существенные внутренние изменения и лишения этого сектора экономики. Конечно, Европа не может на это повлиять. Они могут только задавать вопросы Президенту и требовать от него конкретных ответов.

Помимо того, у оппозиции может возникнуть неоднозначный ответ насчет евроинтеграционных процессов. Они могут поставить ультиматум: или Тимошенко и ЕС, или никакой ассоциации без Тимошенко. Но так поступать нельзя. Тем более это противоречит позиции самой Юлии Владимировны. И по большому счету, если с нашей стороны будут юридические обязательства, вопрос об освобождении Тимошенко будет вопросом времени.

Я бы сказал оптимистично, что Украина обречена на европейскую интеграцию и полноценное членство в ЕС. Этот вопрос, без сомнения, будет разыгран на выборах 2015 года. При этом, с формальной точки зрения, все политические силы, за исключением коммунистов, будут пользоваться этим пунктом. И Партия регионов, и объединенная оппозиция будут подавать эту информацию в разных акцентах. Конечно, у этих выборов будут угрозы европейской интеграции. Уже сейчас мы можем наблюдать это. Есть некоторая политическая воля (а мне кажется, что власть имеет при себе запасной вариант), в связи с которой был принят закон о референдуме, на котором теоретически можно поставить вопрос о ТС и при этом не ставить вопроса об ассоциации. Потому как если ставить эти оба вопроса, результаты везде будут позитивными. Ведь для наших граждан плюрализм — это нормальное явление. Так вот, если вопрос будет поставлен только в форме о Таможенном союзе и результат будет положительным, то произойдет обратное — все наши законы и стратегии сойдут на «нет». Эту карту разыгрывает Виктор Медведчук с его якобы «украинским выбором», который, по сути, является антиукраинским.

Традиционно я говорю о том, что Соглашение об ассоциации даст нам европейские стандарты, которые нужно будет исполнять. К примеру, это качество автомобильных дорог и права потребителя. Наши производители, имея задание выходить на европейский рынок, должны будут повышать качество своих товаров. В конце концов, в такой конкурентной борьбе между импортерами и нашими продуктами будет выигрывать именно наш производитель. Что же касается Донецкой области, то отдельно стоят экологические проблемы, которые сегодня нужно решать комплексно. Этот вопрос окажется уже не на уровне внутренней политики, а на уровне международных обязательств Украины.

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, «День» Донецк
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments