Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Гуманитарное наступление в сфере обороны

Валентина ГОШОВСКАЯ: «Военная реформа — задание общегосударственное»
2 апреля, 2004 - 00:00


Вчера в Украине начался очередной призыв юношей на военную срочную службу. Тем временем Министерство обороны страны совместно с профильным комитетом Верховой Рады готовят ко второму чтению проект Закона «О реформировании Вооруженных сил Украины». Какой видит новую украинскую армию руководство оборонного ведомства, и как к этому будут идти Вооруженные силы «Дню» рассказала первый заместитель министра обороны по вопросам гуманитарной политики и связей с Верховной Радой Украины Валентина ГОШОВСКАЯ. Надеемся, что в этом интервью многие наши читатели, которые так или иначе связаны со службой в вооруженных силах, а также народные депутаты и члены правительства, от которых напрямую зависит судьба военной реформы, найдут ответы на многие волнующие их вопросы.

НОВЫЕ ОРИЕНТИРЫ

— Валентина Андреевна, чем обусловлено создание в отечественном оборонном ведомстве гражданской администрации и каковы основные принципы ее работы?

— В Украине уже был гражданский министр обороны. Однако в то время вопрос разделения политического и военного руководства не стоял. Разграничение функций и полномочий между Министерством обороны и Генеральным штабом осуществлено впервые. Причем речь идет не только о назначении гражданского главы ведомства, но и о формировании команды, способной реализовать государственную политику в оборонной сфере.

Разграничение функций практически завершилось. Процесс этот очень сложный, для многих болезненный и не всеми воспринимается однозначно. Но это единственный путь к повышению эффективности деятельности оборонного ведомства.

Понятно, что новые формы наполняются и новым содержанием. Сегодня мы уже можем говорить о создании на базе бывшего Главного управления воспитательной работы Минобороны немногочисленного Департамента гуманитарных проблем и социального развития, который будет координирующим и аналитическим органом в реализации гуманитарной и социальной политики государства в Вооруженных силах.

Органом военного управления, который будет планировать, организовывать и контролировать деятельность командования по вопросам гуманитарного, и социального развития, должно стать Главное управление по гуманитарным вопросам и социальной защите Вооруженных сил Украины Генерального штаба Вооруженных сил.

Новыми структурными звеньями являются и Департамент по связям с Верховной Радой Украины и органами исполнительной власти, а также Управление информационной политики, которое будет сформировано в ближайшее время.

Такая необходимость продиктована самой жизнью, процессами, происходящими в обществе, трансформацией политических ориентиров. Я была депутатом Верховной Рады, когда принималось решение о внеблоковом статусе Украины. Тогда оно было оправдано. Однако сегодня мы понимаем, что страна, не входящая в систему коллективной безопасности, не имеет весомых гарантий национальной безопасности. Государство должно менять ориентиры, — это и является философией бытия независимой Украины.

Общественность стремится осуществлять действенный гражданский контроль над отечественными Вооруженными силами. Процессы демократизации армейской жизни также требуют по-другому смотреть на будущее каждого отдельного военнослужащего и Вооруженных сил в целом.

— Как проходил процесс вашей «адаптации» на новой должности?

— В первую очередь, хочу сказать, что мое назначение на должность первого заместителя министра обороны по гуманитарной политике и по связям с Верховной Радой Украины я расцениваю как большое доверие со стороны Президента Украины и министра обороны Украины. Я осознаю всю ответственность за порученный мне участок работы. А также то, что гуманитарная сфера в Вооруженных силах Украины нуждается в существенном реформировании. Объем задач, требующих решения, значителен. Приходится сочетать взвешенность с оперативностью в принятии и реализации решений. Все это обуславливает чрезвычайно напряженный режим работы, как личный, так и моих коллег.

Мне было бы намного труднее, если бы у меня не было опыта работы в Совете национальной безопасности и обороны Украины. Скажу откровенно — сложно. Все время хочется «объять необъятное», но именно большая ответственность прибавляет мне сил. Я чувствую постоянную поддержку министра обороны, офицеров и работников центрального аппарата Минобороны.

«В ЗОНЕ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ»

— Минобороны находится «в зоне особого внимания» Верховной Рады. Как вы как первый заместитель министра в целом оцениваете уровень сотрудничества вашего ведомства с парламентом?

— Министерство обороны стремится сотрудничать со всеми профильными комитетами, отслеживать прохождение через парламент всех законов и постановлений, которые касаются Вооруженных сил. Очень внимательно относимся к адресованным нам запросам народных депутатов, — а их, например, только за последние два месяца обработано около семисот. Самым главным результатом плодотворного сотрудничества с Верховной Радой на это время является принятие в первом чтении проекта Закона Украины «О реформировании Вооруженных сил Украины». Путь к нему был долгим. Если просмотреть материалы коллегий Минобороны, можно убедиться, что, начиная с 1996 года, на 41-ом заседании коллегии рассматривались 48 вопросов, так или иначе связанных с реформированием армии. То есть, как видите, реформа — это не «феномен» сегодняшнего дня. Трансформация военной организации в Украине началась не вчера. Напомню, что в процессе перестройки, а впоследствии — реформирования Вооруженных сил Украины к концу 1996 года было сокращено почти 410 тысяч личного состава, за 1997 — 2002 годы уволено с военной службы около 76 тысяч офицеров и прапорщиков. В то же время хочу отметить особенности современного этапа военной реформы. Во-первых, все направления реформирования подробно разработаны, рассмотрены и одобрены в ноябре прошлого года Советом нацбезопасности, утверждены соответствующим указом Президента Украины. Во-вторых, конкретные пути реформирования базируются на Военной доктрине Украины, Перечне реальных и потенциальных угроз национальной безопасности Украины в военной сфере и задачах Вооруженных сил Украины, которые разработаны и одобрены в Кабинете Министров и в ближайшее время будут утверждены. Самое главное, что реформирование впервые сопровождается созданием надежных механизмов социальной защиты тех, кто будет увольняться. Впервые за все годы военной реформы разработан специальный законопроект, который уже подготовлен к рассмотрению во втором чтении. Поэтому, по нашему мнению, перед Верховной Радой стоит задача законодательного обеспечения развития армии, принятия соответствующих решений по социальным гарантиям военнослужащим, учета потребностей Вооруженных сил во время формирования Государственного бюджета Украины. И здесь мы очень рассчитываем на понимание и поддержку народных избранников.

— Представляя законопроект о реформировании армии с парламентской трибуны, министр обороны Евгений Марчук назвал нынешний военный бюджет «бюджетом проедания»...

— Около 90% бюджета Министерства обороны идет на содержание Вооруженных сил и только 10% — на развитие (закупку техники и вооружения, их модернизацию, научные разработки). Уже начиная с 2006 года, это соотношение изменится и составит соответственно 65% и 35%.

Если и впредь держать боевой потенциал, численность и структуру ВС на уровне развитых европейских стран и при этом хронически их недофинансировать, армия из субъекта обеспечения национальной безопасности превратится в элемент опасности. Подтверждением этого тезиса являются события в Броварах, Артемовске, трагедии в Скнылове, с Ту-154, сбитым над Черным морем. Возмещать ущерб, нанесенный пострадавшим из-за просчетов военных, вынуждены налогоплательщики, не говоря уже о том, что потерю родных нельзя компенсировать никакими деньгами...

По нашим подсчетам, если закон о реформировании Вооруженных сил не будет принят вовремя, для осуществления реформы понадобится дополнительно еще 175 млн. грн. Если же все будет идти по плану, мы на следующий год высвободим около 600 млн. только на социальную защиту военнослужащих, военных пенсионеров. Такие шаги позволят в значительной степени повысить престиж военной службы в обществе.

— Чем современные подходы к проблемам социальной защиты отличаются от существовавших раньше?

— Раньше был только базовый Закон Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» от 1991 года. В отличие от того документа, проект Закона «О реформировании Вооруженных сил Украины» предусматривает более гуманные подходы к реализации социальных гарантий лиц, подлежащих увольнению из рядов вооруженных сил. Люди получат значительную денежную помощь при увольнении (наш министр называл эти суммы: майор — 12 тыс. грн., полковник — до 30 тыс. и так далее), на 30% большую пенсию, четкие гарантии обеспечения жильем. Для этого отыскиваются соответствующие резервы. Позиция и Президента, и Министерства обороны — Евгений Марчук говорил об этом не раз — однозначна: без достаточного финансирования реформа осуществляться не будет. Сегодня то, что предусмотрено проектом закона, принятым в первом чтении, согласно нашим подсчетам, финансово обеспечивается. Однако если вдруг ситуация изменится, никто, естественно, не будет выбрасывать людей на улицу.

— И все-таки, какие социальные проблемы планируется решить в первую очередь?

— Хочу отметить: когда мы говорим об обеспечении жильем, то мы ведь надеемся не только на те 304 млн. грн., которые заложены в Госбюджете. Сегодня мы серьезно рассматриваем внутренние резервы, — и этот тоже очень сложный вопрос. Мы получаем тысячи обращений с просьбой передать те или другие объекты гражданским структурам. Однако если, к примеру, ведомственных санаториев было 27, а теперь — 10, и обеспечить путевкой военнослужащего, в соответствии с действующим законодательством, мы можем раз в 15-16 лет, — то куда же их еще дальше передавать?

Теперь следующее. У нас более 46 тысяч бесквартирных. За счет бюджетных ассигнований мы можем построить до пяти тысяч квартир. В прошлом году, например, впервые, и это стоит отметить, финансирование жилищных программ осуществлялось в полном соответствии с планами, буквально день в день. Эта тенденция сохраняется и сейчас. Кроме того, создается комиссия по предварительному рассмотрению всех имущественных операций. Ее задачей является анализ предложений, поступающих в

«закон о реформировании — это первая попытка направить процесс, до сих пор происходивший стихийно, в цивилизованное, законодательное русло»

«если разумно распорядиться ресурсами, которые высвободятся во время сокращения, у нас будут очень крупные внутренние резервы и большие возможности для решения острых социальных проблем»

Министерство обороны, на предмет задействования всех имеющихся резервов для существенного улучшения обеспечения семей военнослужащих жильем. Мы провели небольшой анализ: за два года около 300 объектов «выменяли» всего 83 квартиры... В комиссию уже поступило около сотни «квартирных» предложений. Рекомендации будут вырабатываться коллегиально, в состав комиссии входят представители органов военного управления, профсоюзов и тому подобное, — и каждый будет иметь один голос. Выводы будут представлены министру, который и будет принимать окончательное решение.

Уверена: если разумно распорядиться ресурсами, которые высвободятся во время сокращения, у нас будут очень крупные внутренние резервы и большие возможности для решения острых социальных проблем. Руководитель нашего ведомства настаивает именно на таком подходе. Такая же позиция и у нас — членов его команды. Вопрос ставится таким образом: сначала — социальное обеспечение, социальные гарантии, а затем — сокращение.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

— Один из самых болезненных, на наш взгляд, вопросов: как будут определять, кого сокращать, а кого — нет?

— Мы стремимся создать профессиональную армию. Таким образом, у нас едва ли не впервые за годы независимости появилась возможность отобрать для службы действительно лучших — наиболее профессионально подготовленных, с соответствующим образованием, высокими моральными качествами. Наши рекомендации, которые мы постоянно рассылаем, «социальные карты», непосредственная работа в войсках именно на это и направлены.

Кроме прочих, «социальная карта» содержит данные о составе семьи, количестве детей, наличии других кормильцев и тому подобное. Министр обороны ни одного приказа об увольнении не подписывает без подробного ознакомления с этой карточкой, причем докладывать ему о каждом кандидате на увольнение мы должны, не заглядывая в нее... То есть одна из главных целей реформирования — выявить и оставить на службе настоящих профессионалов. Все это мы разъясняем сегодня во время «горячих линий», приемов в Кабинете Министров, в Доме офицеров. Министр лично дважды в месяц общается с людьми, работники центрального аппарата Минобороны на сегодня побывали в гарнизонах, то есть «обратная связь» с войсками поддерживается постоянно.

Кстати, мы не только болезненно воспринимаем негативные отклики в средствах массовой информации, касающиеся Вооруженных сил, но и тщательно каждый из них проверяем. За беспристрастно поданную действительно тревожную информацию всегда очень благодарны, — такова наша позиция. Конечно, не хотелось бы, чтобы информационные материалы использовались для отработки сомнительных пиар- технологий, ведь речь идет о человеческих судьбах...

— Очевидно, первыми «в очереди» на увольнение будут стоять женщины-военнослужащие...

— А вот здесь вы не правы. Сейчас в Вооруженных силах служат почти 21 тысяча женщин. Так вот, к вопросу их увольнения министр приказал подходить очень осторожно. Во многих случаях женщины-военнослужащие являются единственными кормилицами в своих семьях, да и в целом женщине в этой жизни тяжелее, чем мужчине...

— Какие новации вводятся в кадровой работе?

— Реформирование затронет, несомненно, и высшие военные чины. Хочу отметить, что Высшая аттестационная комиссия Минобороны, которую я недавно возглавила, сегодня нарабатывает такой подход к решению кадровых вопросов: какой бы вопрос ни рассматривался — о направлении на учебу за границу, назначении на ту или иную должность и тому подобное, решение должно приниматься на конкурсной основе. Мы должны рассматривать по меньшей мере три кандидатуры на одно место. Раньше такого не было. Главное, чтобы мы, так сказать, не заформализовали эту процедуру, чтобы она действительно была действенным механизмом.

— Проблема номер один для уволенного в запас — найти работу...

— Это, безусловно, так. Мы считаем, что решению этой проблемы будут способствовать положительные тенденции в развитии рынка труда и экономики в целом. Кстати, это еще один аргумент в пользу своевременности военной реформы: когда же ее и начинать, как не в условиях позитивных сдвигов в экономике?

В то же время должна отметить, что трудоустройство уволенных в запас военнослужащих будет непростой проблемой. Для ее решения мы сотрудничаем с Государственным центром занятости Министерства труда и социальной политики Украины, Национальным координационным центром адаптации военнослужащих, уволенных в запас или вышедших в отставку, Министерством по делам семьи, детей и молодежи. Также изучаем возможности трудоустройства в Государственной таможенной службе, Государственной пограничной службе. Последние данные наших исследований свидетельствуют, что 10—15 тысяч бывших военнослужащих могут быть устроены на государственные предприятия Министерства обороны. Сегодня разрабатываются новые программы и заключаются соглашения с международными организациями по переобучению кадров. Если раньше речь шла о десятках людей, то сейчас, в частности, новый норвежский проект охватит около 1600 человек.

Следует, конечно, учитывать и региональную специфику: если в Киеве на одного человека может приходиться до двух десятков вакансий, то в Тернополе, на Ровенщине и тому подобное, наоборот, на одно рабочее место — 70—80 соискателей.

— Судя по некоторым последним заявлениям и предложениям, в частности, представителей парламентской оппозиции, второе чтение закона о реформировании Вооруженных сил может быть еще более бурным, чем первое...

— Это нужно предусматривать. Ведь закона ждут десятки тысяч военнослужащих, работников и членов их семей. С ним они связывают свою дальнейшую судьбу. Мы надеемся, что второе чтение законопроекта пройдет в начале апреля. Комитет Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны 24 марта тщательно рассмотрел все предложения народных депутатов, а их поступило более 70, и принял решение подать этот документ на рассмотрение парламента. Единственное, чего я боюсь, — это искажения сути закона. Нам нужен реальный, действующий закон. Предусмотреть гарантии и льготы можно какие угодно, но если они не будут подкреплены должными материальными и финансовыми ресурсами, то это будут пустые слова. Все мы хотим сделать для наших защитников как можно лучше, но эти стремления должны быть в пределах возможностей государства.

Мы должны осознать, что закон о реформировании — это первая попытка направить процесс, до сих пор происходивший стихийно, в цивилизованное, законодательное русло. Хочется, чтобы все это понимали. В связи с этим вспоминается известное высказывание Довженко: «Двое смотрят в воду. Один видит там голубое небо, другой — только болото». Ведь реформирование армии — это не только сокращение. Это еще и выведение вооруженных сил на качественно новые, более высокие параметры. Многое здесь зависит от профессионально подготовленных кадров.

КАДРОВЫЕ ГАРАНТИИ

— Сегодня волнуются также многие курсанты военных вузов — доучатся ли они, получат ли специальность, не окажутся ли ненужными государству?

— По законопроекту о реформировании, курсанты, в случае ликвидации их вузов или уменьшения объемов государственного заказа, продолжат обучение в других вузах по родственным специальностям за счет бюджета. Сегодня мы впервые просчитываем ситуацию до 2015 года, чтобы не было так: набрали курсантов, а через три-четыре года не знают, куда их распределить. Каждый военнослужащий хочет и должен быть спокоен за свое будущее, иметь определенные гарантии, и потому люди ждут принятия закона о реформировании Вооруженных сил. Об этом свидетельствуют сотни писем и телефонных звонков как в Минобороны, так и, в частности, в профильный комитет Верховной Рады.

— Много вопросов читателей «Дня» касаются и диспропорций в пенсионном обеспечении...

— Если закон будет принят, те, кто будет идти (уже идет) на пенсию с 1 января нынешнего года, будут получать пенсию, повышенную где-то на 30%. Но мы знаем о той значительной диспропорции, которая — вследствие других подходов — началась еще в 1992 году. Полковники, вышедшие на пенсию в 1992, 1993, 1994 годах, получают меньше, чем нынешние пенсионеры-прапорщики. Действительно, эта проблема болезненна для общества — есть уже около десятка законопроектов народных депутатов, наши предложения о том, как преодолеть эту диспропорцию, два постановления Кабинета Министров, позволяющие выравнивать пенсии в пределах 20%, но этого недостаточно. Для того, чтобы выровнять полностью, требуется на сегодня еще в среднем полтора миллиарда гривен — фактически еще треть военного бюджета.

В Кабмине есть новый проект постановления, с нашими конкретными предложениями, принятие которого позволило бы ликвидировать разрыв постепенно, но довольно быстро. Хочу подчеркнуть, что людей, которых это касается, никто не бросит на произвол судьбы. Хотя эта проблема, как и многие другие, досталась нам, так сказать, в наследство, но именно нам предстоит эти вопросы решать, и мы ищем механизмы их скорейшего решения. Но нам очень нужна общественная поддержка и доверие.

Хочу также отметить, что законопроекты по Вооруженным силам разрабатываются в комплексе. Принят в первом чтении Закон Украины «О внесении изменений в статью 12 Закона Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей», который обяжет предоставлять военнослужащим, прослужившим до 20 лет, служебное жилье, а тем, кто прослужил более 20 лет — постоянное. Средства на это ежегодно будут закладываться в госбюджете. То есть принятие закона о реформировании армии не будет означать, что на этом мы остановимся, — последует целый ряд законопроектов, которые сейчас находятся на различных стадиях разработки и проработки.

— Какие проблемы вы считаете первоочередными в сфере военного образования, медицины и тому подобное? В чем суть провозглашенной гуманитаризации военного образования?

— В соответствии со стратегией реализации государственной гуманитарной политики в Вооруженных силах Украины, в вузах должна готовиться новая генерация украинской военной элиты. Поэтому выпускникам военных вузов будет читаться большой курс философских, общеисторических дисциплин. Существуют проблемы и в системе подготовки военных кадров гуманитарного профиля, которые приходят на смену заместителям командиров по воспитательной работе. На сегодня акцент сделан на подготовку специалистов по военной психологии, журналистике, культурно-просветительской работе и тому подобное.

После своего «ночного» визита в Киевский военный лицей имени Ивана Богуна (заехала как-то без предупреждения поздно вечером, по дороге с работы), я поинтересовалась, кто же там сегодня учится. Удивилась, узнав, что среди лицеистов — не только дети-сироты, но и сыновья государственных служащих высокого ранга. Однако главное, что только небольшой процент их потом получает военное образование и выбирает своей профессией защиту Родины... Была я и во Львовском военном институте Государственного университета «Львовская политехника», посещала Военный институт Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, где учатся курсанты гуманитарного профиля. В этих военных учебных заведениях тоже существуют проблемы, требующие решения.

Что касается медицинской сферы, то главное сегодня — сохранить медицинскую базу в процессе реформирования Вооруженных сил. В наших ведомственных клиниках, военных санаториях сейчас одна из лучших в Украине медицинская аппаратура, работают профессионалы высочайшего класса.

— Валентина Андреевна, какая существует система социальной защиты военнослужащих Вооруженных сил Украины, участвующих в международной миротворческой операции в Ираке?

— Статьей 11 Закона Украины «О порядке направления подразделений Вооруженных сил Украины в другие государства» предусмотрены гарантии социальной защиты лиц военного, гражданского персонала и членов их семей. Непосредственные участники боевых действий на территории других государств пользуются льготами, предусмотренными Законом Украины «О статусе ветеранов войны и гарантиях их социальной защиты». Лица из военного, гражданского персонала, ставшие инвалидами во время выполнения своих военных или служебных обязанностей, пользуются льготами, предусмотренными тем же законом для инвалидов войны. Согласно статье 10 этого же закона его действие распространяется на семьи военнослужащих, погибших (пропавших без вести) или умерших вследствие ранения. На военнослужащих, выполняющих задачи в составе миротворческого контингента в Ираке, распространяются льготы, гарантии и компенсации, определенные Законами Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей», «О Вооруженных силах Украины» — несмотря на то, что они контрактники, а также «О пенсионном обеспечении военнослужащих, лицах командного и рядового состава органов внутренних дел и некоторых других лиц». Постановлением Кабинета Министров от 5 мая 1994 года №290 утвержден порядок выплаты из госбюджета компенсаций военнослужащим, которые стали инвалидами (в случае установления первой группы инвалидности платится $65 тысяч, второй — $55, третьей — $40), а также членам семей погибших — $105 тысяч.

Министерство наладило связь с семьями военнослужащих, которые сейчас в составе украинских миротворческих контингентов находятся за пределами Родины (это раньше тоже не делалось), постоянно оказывает помощь близким погибших миротворцев. Вы же знаете, что в Ирак, в частности, первым ездил наш министр, были там начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины, главнокомандующий Сухопутными войсками ВСУ: отнюдь не с рекламной целью, а как люди, для которых там нет мелочей, — ни в одном вопросе.

В завершение хочу сказать следующее. Мы убеждены, что реформирование, развитие, достижение высокого уровня боевой готовности вооруженных сил, а также обеспечение надежных гарантий социальной защиты военнослужащих, — задача общегосударственная. Ее реализация требует неотложного объединения усилий всех государственных структур, органов местного самоуправления и решительных скоординированных действий. Надеемся на соответствующую поддержку общественности, всего общества. Государству нужна надежная, хорошо оснащенная современная армия, способная выполнять возложенные на нее задачи. Граждане, посвятившие жизнь военной службе, должны иметь соответствующие государственные гарантии, причем финансово обеспеченные, а их семьи — достойный уровень жизни.

Марьяна ОЛЕЙНИК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ