Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Как остановить олигархизацию власти

19 января, 2006 - 19:29

Это явление угрожает Украине, считает директор Центра перспективных социальных исследований при Министерстве труда и социальной политики и НАН Украины, доктор политических наук Валентина ГОШОВСКАЯ.

— Олигархизация власти — это новый для украинского политикума термин. Что он означает? Это когда к власти приходят олигархи? Но бытует мнение, что в Верховной Раде нынешнего созыва почти 300 миллионеров. Почему же термин «олигархизация власти» появился только сейчас?

— Речь идет не о количестве олигархов в парламенте, а о классической системе олигархизированных партий. Это явление было известно в начале 20-х годов в Европе. Олигархизация в украинском варианте — это когда свои правила игры навязывают 4-5 самых богатых партий. Они уже продолжительное время были в парламенте группой или фракцией. А значит, имели много возможностей проводить собственные законы, лоббировать идеи. Один депутат может поднять какой-то вопрос, но он его не решит. А если речь идет о группе или фракции, то она имеет силу предложить закон, провести его, проконтролировать, как он выполняется. Партии, представленные в Верховной Раде группами на протяжении нескольких созывов, являются полноценными субъектами законодательной власти. Они и принадлежат к олигархическим. Лидер в таких партиях не менялся более десяти лет. У них очень большой центральный комитет и свои контролирующие ревизионные органы.

— Нас пытаются убедить в преимуществах таких «мощных» политических сил. А в чем их опасность?

— Эти партии способны подавить любую инициативу ячеек — областных, местных, районных. Если те не соглашаются с чем-то, их моментально распускают. Эти силы настолько финансово обогащены и имеют устоявшийся электорат, что это позволяет им за счет авторитета, проплаты услуг средств массовой информации навязывать любое мнение, «протягивать» любую идею, которая, не исключено, может идти вразрез с интересами народа. Самый большой вред они нанесли в период перехода от мажоритарной избирательной системы к партийной. И сделали абсолютно все, чтобы принять самое «трагичное» избирательное законодательство в Европе. Венецианский комиссия дала ему чрезвычайно отрицательную оценку. Закон о выборах очень несовершенен, несовершенны и изменения к Конституции, касающиеся избирательного процесса. Напомню, такие изменения вносились и лоббировались лидерами партий, которые свыше 20 лет находились в Верховной Раде и делали все, чтобы еще на 5 лет закрепить за своими партийными силами парламентские кресла. Они создали закон четко под себя. Состоялось своеобразное консервирование елит. Контроль за избирательным процессом в ЦВК будет только со стороны парламентских партий. Бюджет за счет налогоплательщиков будут иметь только парламентские партии. А он, кстати, очень большой. И никого из народа не спросили, хотят ли они финансировать ту или иную партию. И может получиться так, что мой налог будет использоваться на партию, которую я считаю вражеской для общества.

— Украина идет своим путем или повторяет чьи-то ошибки?

— Был период и в Италии, когда после мажоритарной внедрялась пропорциональная избирательная система. Народ увидел, какой она нанесла ущерб. Провели референдум и отменили эту систему. И у нас тоже такое может быть. Думаю, нам не избежать политических, экономических, моральных, духовных проблем. Деградации в определенной степени. Пройдет немного времени, — и люди поймут, что значит не иметь своего депутата.

Поэтому избиратели должны знать поименно тех, кто инициировал эти изменения. Кто наш герой. Я думаю, что это те же политики, которые в свое время сделали Украину закрытой для мира путем дезинформации с продажей «Кольчуг», гибелью журналиста Георгия Гонгадзе. Они и создали внутренний кризис с нынешним избирательным законодательством. Ради собственных интересов — под собственные партии. Скомпрометировали Украину. Как они могли допустить этот хаос? В один день состоятся выборы в парламент и в местные советы. Будут выдавать одну «простыню» с фамилиями кандидатов в депутаты в Верховную Раду, вторую — в областной совет, а потом — в городской, районный или поселковый. Кроме того, выборы мэра города. Человек должен как минимум 30—40 минут потратить на ознакомление со списками. Сколько избирателей при таких условиях сможет пропустить избирательный участок? Максимум 25 процентов. Почему никто не подумал об этом?

— Кое-кто считает, что, согласно новому законодательству, депутат будет находиться в зависимости от своего партийного лидера, не будет иметь права на собственную точку зрения...

— Это действительно так. Императивный мандат делает будущего народного депутата крепостным, поденщиком у руководителя фракции. Политические лидеры будут решать все сами, — зачем им народные депутаты. Ведь новое законодательство лишает депутата возможности советоваться с народом, или иметь свое собственное мнение. Утром он только должен получить указание, как голосовать — и ни влево, ни вправо. Поэтому сегодня некоторые фракции при формировании списков берут обязательства, что депутат ни при каких обстоятельствах не может «предать» фракцию. Т.е. иметь собственное мнение.

У меня создается впечатление, что, независимо от того — левые или праве, уже давно сформировался своеобразный синдикат сил, навязывающих убеждение, что никто и никогда, кроме этих 5—6 партий, не может быть в парламенте. Это очень опасно, потому что люди поддаются таким политтехнологиям.

— Следовательно, вы не верите социологическим опросам и прогнозам?

— Я, как гражданин, многим прогнозистам не доверяю. Я заметила тенденцию: перед съездами партий, когда должны утверждаться списки, у них резко повышался рейтинг. Одним прогнозировали 160 мест в будущей Раде, другим — 120, 110. Люди убеждены: из богатых выкачивают деньги.

Именно нынешнее законодательство дало возможность развиваться доселе невиданной партийной коррупции и торговле местами в списках. И никого не интересует, профессиональный этот человек, или нет. Не удивительно, что в этом парламенте будут люди, которые никогда не писали законов, и никогда не будут их писать, но они их и читать не будут. Я считаю, что это трагично для будущего состава Верховной Рады. Понимание этого и заставило меня идти на выборы. Я не могу жить по принципу «моя хата с краю». Остается еще три месяца до выборов, и нужно сделать все, чтобы переломить такую ситуацию. Общественность не должна стоять в стороне от того, кто и какие силы придут в парламент.

— Однако подавляющее большинство населения в растерянности. Люди не знают, за кого голосовать. В лидерах, которым доверяли еще год назад, они разочаровались. Считают, что «оранжевые» не просто не оправдали их надежд, а предали. В чем, на ваш взгляд, причина таких настроений?

— Понятно, что сегодня мыслящие люди находятся в состоянии в некоторой моральной депрессии, — они не видят, за кого голосовать. Им не нравятся сейчас практически все политические силы, которые задекларировали себя лидерами предвыборного процесса. Они против непрофессионализма, который прослеживается среди руководителей разных отраслей и разного ранга. Когда, например, рядовой парикмахер за год становится кандидатом и доктором наук. Самая большая, на мой взгляд, проблема — в отсутствии стабильного среднего класса. Мы провозгласили Украину социальным правовым государством. Это норма в конституциях подавляющего большинства стран, в которых от 60 до 80 процентов населения составляет средний класс. Такая ситуация — в Испании, Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии и многих других европейских государствах. Там очень много сделано для врачей, учителей, библиотекарей, технической и сельской интеллигенции, представителей мелкого бизнеса. У нас же за эти годы ничто не сделано для становления среднего класса. Припоминаю, два года назад собирались в государстве провести большую конференцию на эту тему, но это так и осталось на уровне разговоров. Этой проблемы никто не замечает и сейчас, а, соответственно, не прилагается никаких усилий для ее разрешения. А отсутствие среднего класса, как известно, ведет к глубокой социальной поляризации, которая и произошла у нас в Украине. С одной стороны, мы имеем 0,01% чрезвычайно богатых, 1% очень богатых, 5—6% — богатых. И только от 6 до 12 процентов представителей среднего класса. А остальные — 70 процентов населения Украины — принадлежат к категории бедных. Бомжи, беспризорные дети, подавляющее большинство пенсионеров и трудоспособного населения с низким уровнем оплаты труда. Замкнутый круг бедности порождает целый ряд проблем. Сельская талантливая молодежь не может получить высшее образование и занять должное место в обществе. Даже если молодые люди учатся на бесплатных отделениях, не все родители способны оплатить их пребывание в городе: питание, одежду, проезд. Социальная поляризация стала пропастью. Она не может способствовать консолидации общества — скорее наоборот, будет углублять разрушительные процессы. И если мы говорим о единстве, консолидации, то должны предложить программу преодоления пропасти между самыми богатыми и бедными.

— Есть мнение, что в парламенте должны быть если не богатые, то, во всяком случае, не бедные. Тогда у них, мол, не возникнет искушения нечестно наживать капитал...

— Я не думаю, что им будут близки интересы народа, от которого их отделяет пропасть. Когда мы говорим, что у нас несколько семей миллиардеров, то должны знать, что никто из них не пользуется философией, которую исповедовали богатые меценаты XVIII и XIX столетий. Нынешние украинские миллионеры забыли о народе, на обмане которого они нажили огромный капитал. Как можно за несколько лет получить такие прибыли? В других странах процесс накопления частного капитала продолжается веками. Работали на него деды, родители. А у нас — за несколько лет. И никого это не удивляет. Разве не морально спросить, откуда у них такие деньги? Наоборот — аморально не спросить. Взять для примера хотя бы Польшу. Там нет людей с капиталом более 40 миллионов. А у нас — среди богатых — типичное явление. В то же время в упадке целые отрасли, из которых олигархи высасывают все прибыли. Взять, например, шахты. Молодые люди работают под землей за небольшие зарплаты с реальной угрозой для жизни. Если народ не научится различать, кто есть кто, мы не выберемся из этой пропасти никогда.

— В предвыборный период, когда на население оказывается безумное информационное давление, разобраться в ситуации непросто. Как отличить искреннее желание перестраивать государство от дешевых обещаний?

— Блок Евгения Марчука имеет достаточно профессионалов, чтобы донести эту правду до людей, предложить программу, чтобы в стране в максимально короткий период сформировался средний класс. Если его не будет, то о социальных сиротах, которых только официально сейчас 200 тысяч, а на самом деле до миллиона, некому будет заботиться. Ситуацию не спасет даже то, что мы будем платить по восемь с половиной тысяч при рождении ребенка. Я интересовалась статистикой за последние 9 месяцев. К сожалению, при получении 8 тысяч гривен женщины оставили в родильных домах вдвое больше детей, чем в прошлом году, когда им не платили таких денег. Если мы будем наскоком, эпизодически, латанием дыр решать эту социальную проблему и не будем иметь целостной системы — ничего не получится.

— А как вы отличаете настоящего патриота Украины от лжепатриота?

— Отличаю в первую очередь по тому, как он говорит об Украине. Я не слышала никогда, чтобы, например, россиянин или поляк сказал: «Мы живем в ЭТОЙ стране». А мы уже привыкли к этому словосочетанию — «в ЭТОЙ стране». И, кажется, забыли, что это НАША страна. Меня сначала это очень возмущало, расстраивало. И я для себя разделила таких людей на две категории. Это или необразованные, несознательные, или враги своей страны. Если он не называет Украину «мое государство», я его не воспринимаю.

— Понятие «олигархизация власти» — это только партийная плоскость проблемы? Олигархи, которые любой ценой стремятся попасть в списки, также составляют угрозу перестройке демократического общества?

— Есть две составляющие — «олигархизация» политическая» и «олигархизация списков». Последняя сформировалась не так давно. Олигархи, которые еще несколько лет назад были в тени и говорили: «Не царское это дело — жать на кнопки», сегодня всеми силами стремятся попасть в парламент. Они идут за неприкосновенностью, чтобы быть в команде и каким-то образом влиять на процессы в обществе. А это уже надежная гарантия сохранения и развития их бизнеса. А еще появилось желание закрепить в общественном сознании мысль — он может перестроить страну так, как собственное предприятие. Но какое состояние дел на подавляющем большинстве таких приватизированных предприятий, мы тоже хорошо знаем. Что с угольной промышленностью делается, с газом, с нефтью. Я знаю, как трудно настоящим специалистам работать в этих сферах, когда разного уровня олигархи вмешиваются в работу государственного служащего, требуя удовлетворять в первую очередь их интересы. Рост стоимости российского газа будет очень выгодным и для украинских олигархов, которые занимаются добычей отечественного голубого топлива. Его продают сегодня по 60 или 70 долларов, а если цена возрастет до 230, посчитайте, какими станут их прибыли. Я считаю, власть должна начинать не с повышения стоимости газа для населения, а с инвентаризации украинских скважин. Нужно, чтобы люди знали, кому они принадлежат. А для владельцев нужно, как это уже сделано в России, определить предельную прибыль, например, 10 процентов от добычи. Остаток отдать на развитие социальных программ — образование, медицину. Нужно наводить порядок.

— Борьба за власть, по всей вероятности, приведет к ухудшению экономической ситуации. Кто может сдерживать этот процесс?

— Мы должны четко осознавать, что в связи с парламентскими выборами обострится экономическая ситуация. Пока сформируется парламентское большинство, изберут спикера, назначат министров, — тоже пройдет много времени. Это не будет так скоро, как хотелось бы. Тем более в Украине, где сколько гетманов, столько амбиций, политическая элита склонна к собственной переоценке. Поэтому этот процесс будет продолжительным. И здесь нужна сила, профессиональная, которая с одной стороны будет объединять, а с другой — будет знать, как выходить из всех этих ситуаций.

— Так все-таки, можно ли противостоять насильственной пропаганде нескольких мощных партий?

— Те партии и блоки, которые идут на выборы и уже зарегистрировались, должны обязательно заключить между собой соглашение. И найти формы сотрудничества, чтобы противостоять олигархическим партиям. Я убеждена, эту чрезвычайно темную перспективу олигархизации власти сегодня еще не поздно сломить.

Тамара ХРУЩ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ