Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

НАБЛЮДАЯ за уползающей Змеей

28 декабря, 2001 - 00:00


Накануне Нового года никуда не деться от подведения итогов и составления разного рода сценариев дальнейшего развития событий. «День» попросил поделиться своими впечатлениями и предчувствиями известных отечественных политиков и политологов. Тем более что для них, в отличие от прочих, менее искушенных в этих вопросах, граждан, грядущий 2002-й — не столько год Лошади, сколько год Парламентских Выборов. Поскольку пред-постновогодняя тема будет актуальна еще долго, в следующих номерах «Дня» мы продолжим ее обсуждение.




Александр ЗИНЧЕНКО, лидер фракции СДПУ(о):

/B>1. Мы прожили довольно сложный год. Год, который дал возможность посмотреть, как можно конструктивно двигаться в русле сотрудничества разных ветвей власти, и в то же время показал, как сложно принимать решения и организовывать политическую жизнь при условии отсутствия диалога между разными ветвями власти. Т.е. этот год — это год конструктивной работы большинства и отсутствия большинства, год кодексов и ситуации, когда у нас сегодня даже нет возможности говорить о серьезном продвижении в дальнейшем принятии существенных документов. Это год, который значительно продвинул всех политиков в поле больших реалий, спустил с небес на землю. Мы (политики, депутаты) сейчас находимся в довольно пестрой политической форме. Украина не приобрела еще окончательно необратимую динамику политического развития. События, происходящие в Верховной Раде, свидетельствуют, что в каждое мгновение могут произойти очень серьезные изменения, которые направят парламент в другой спектр политических решений. Сейчас, например, образовано абсолютно ситуативное коммуно- националистическое большинство. Подобные образования говорят о том, что четыре года — это очень большой срок. Сейчас выборы должны дать возможность избирателям скорректировать состав Верховной Рады, чтобы она приобрела большую стабильность и опиралась на более реальную картину общества.

2. От нового 2002 года я жду гармонизации, приведения в соответствие социального положения людей, их ожиданий и политических рассуждений за парламентской трибуной.


Борис ОЛИЙНЫК, фракция Коммунистической партии Украины:

1. Мы завершаем этот год довольно прилично в плане выполнения нами наших обязательств перед Советом Европы. К нам уже изменилось отношение в этой структуре. Что касается наших внутренних дел, то чего-то особого я не могу выделить, поскольку многие из тех законопроектов, которые должна была принять Верховная Рада, мы не успели принять. Но нужно иметь в виду, что много энергии и внимания депутатов поглотил «кассетный скандал», который еще до сих пор не закончился.

2. Я возлагаю надежду на то, что наш народ наконец будет выбирать депутатов не по заявлениям, а по конкретным поступкам.


Сергей ТИГИПКО, лидер партии «Трудовая Украина»:

1. Что касается экономики, то мы должны быть удовлетворены проходящим годом. Если все будет так, как идет, то мы выйдем на максимальный экономический рост в Европе — 8%. В этом году мы поняли, что мы прошли самую низкую точку экономического падения, и в Украине уже два года происходит экономический рост. Что касается социальных проблем, то большинство людей Украины, наверное, не почувствовали этих позитивных изменений. Для того, чтобы это произошло, нужно продолжение экономического роста еще хотя бы два-три года.

Что касается политики, то как политики мы бездарно провели этот год. Мы потеряли большинство в парламенте, политическая элита не смогла договориться между собой и создать или коалиционное правительство, или найти какие- то другие точки примирения.


Александр РЯБЧЕНКО, фракция партии Зеленых Украины, председатель специальной контрольной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации:

1. Главное событие этого года — это, конечно же, теракты в США 11 сентября. Это непосредственно не касалось Украины, но это заставило по-новому взглянуть на мировой порядок. После этого события начинают меняться взаимоотношения супердержав и небольших стран. В мире, полном противоречий, построить систему безопасности для любой, даже самой развитой страны, если не находить общие способы сглаживания этих противоречий, невозможно. Нужно больше договариваться — силовые решения редко приводят к хорошему результату. Украина должна найти свое место в этом новом мире. Россия, я считаю, это место нашла. Америка в любом случае будет иметь свое место в этом мире. Европе предстоит много думать, хотя она и является динамично развивающимся субъектом, — она вводит новую валюту, укрепляется, меняется, то есть Европа понимает и принимает вызовы глобализации. Мы должны понять, что Украина должна быть достаточно сильной в этом новом мире, чтобы защищать свои интересы. Речь идет не о военной силе, а об активных действиях, твердой экономике, способности защищать свои интересы внутри Украины и вне ее. И, кстати, антидемпинговые процессы, которые начались сейчас во многих странах мира, были чаще всего реакцией на увеличение объемов производства, объемов экспорта Украины. Они станут для Украины первыми уроками, — Украина жила все время в условиях промышленного спада, и у нас были очень мелкие проблемы в отношении демпингов. А сейчас они вдруг превратились в крупные и массовые.

2. Первую половину следующего года вся страна будет жить на выборах и выборами. Что касается «мажоритарки», то можно дать более-менее точный прогноз. Успехи левых будут зависеть в мажоритарных округах от степени организованности центристских фракций, — если они будут организованы, то успехи левых в одномандатных округах будут минимальны.

Гораздо более интересными будут эти выборы с точки зрения первого опыта создания мощных блоков. Это очень любопытный эксперимент, который во многом покажет направление развития будущей украинской партийной системы. Я думаю, наверняка и блок «Наша Украина» и блок «За единую Украину» пройдут в парламент, где их будет ждать жесткое поствыборное испытание. Не распадутся ли они снова на отдельные партии? Если они смогут удержаться, то составят костяк будущего парламентского большинства. Если же распадутся, то это будет повторение пройденного.


Виктория ПОДГОРНАЯ, политолог

1. Прошедший год был знаменателен несколькими событиями, предопределившими изменения и в Украине, и в мире. Первое — это сентябрьские теракты в Америке, оказавшие влияние на геополитический статус Украины. Речь идёт прежде всего об отношениях нашего государства с его главными геополитическими партнёрами — США и Россией. Ещё трудно сказать, насколько глубоко и серьезно они изменились, но то, что они меняются, — это очевидно.

Второй итог прошедшего года — это условное завершение «кассетного скандала», показавшее наличие в Украине серьезных проблем с демократической трансформацией. Демократический переход ни в одной стране не бывает бесконечным процессом, он должен чем-то завершиться. Однако у нас процесс демократизации не разрешается ни авторитарным режимом, ни демократическим. Партии и политическая оппозиция остаются в зачаточном состоянии, и это препятствует развитию украинской демократии. С другой стороны, и Президент оказался недостаточно сильным авторитарным лидером для того, чтобы в Украине сформировался полноценный авторитарный режим. Эта неопределённость и вызвала такой серьезный кризис, каким стало дело Гонгадзе. Но самым интересным итогом кассетного скандала стало формирование впервые в Украине трех политических стратегий и трех протоклассов: класса политиков, класса бюрократов и класса бизнеса, руководствующихся особыми, только им присущими методами политической работы. Эти стратегии пока не являются публичными, однако уже сформировались и влияют на расстановку сил в предвыборном процессе. Очевидно, на выборах-2002 эти силы проявятся более чётко. Бюрократическая группа — это партия власти «За ЕдУ», группа бизнеса — это СДПУ(о), правда, склонная к монополизации ресурсов, а класс якобы политиков символизирует фигура Ющенко. Именно конфликт между этими силами будет предопределять ситуацию как во время выборов, так и после.


2. По моим прогнозам, эти выборы будут иметь переходный характер: ещё не сформировались устойчивые политические позиции, не проявились глубокие социально-политические конфликты в обществе, которые были бы усвоены и отображены в партийных программах. Но эти тенденции уже наблюдаются, и в парламенте, скорее всего, окажется от 6 до 8 партий. Среди них будут те, с которыми связаны глубокие изменения в политическом классе, пройдут также несколько партий брэндового характера (прежде всего, Партия зеленых, «Жінки за майбутнє», если им окажут серьезную поддержку), естественно, Коммунистическая и Социалистическая партии, сохранившие инфраструктуру, и, быть может, блок Тимошенко. Еще один важный момент. К сожалению, на сегодняшний день в Украине так и не сформировалась демократическая оппозиция. Поэтому конфликты неизбежны, и в следующем парламенте наверняка будет подниматься как вопрос, связанный с конституционными изменениями, о чём уже говорят многие аналитики, так и вопрос стабилизации политического режима, на данном этапе являющегося весьма неустойчивым. Прежде всего это отношения между парламентом, Кабмином и Президентом. Планы, вынашиваемые главным стратегическим разработчиком блока «За единую Украину» и одним из самых сильных его политиков Владимиром Литвином, предполагают подчинение парламента Президенту. Но в Украине уже сформировался класс политиков, которые будут противостоять этому, — мы видим это на примере предвыборных конфликтов. Совершенствование парламентско-президентской формы правления для нас неизбежно: Украину нельзя путать с Россией, потому что это очень разные страны, — с разными задачами, другими способами управления территориями, в разных ключах решается вопрос эффективности власти и т. д. Парламентское большинство «сколотят», — об этом заявляют все политики, так или иначе лояльные к власти. Но оно не будет стабильным, поскольку для этого пока нет оснований — нет ни программ, ни устойчивых позиций, плохо выражена левая- правая ориентация. Пока эти вопросы не будут решены, говорить об устойчивом большинстве, могущем формировать жизнеспособный Кабинет Министров, рано.

Главными же тенденциями политической жизни будут конституционная и социальная реформы, стремление стабилизировать режим и решить вопрос эффективности власти. 2002-й будет годом не только выборов, но и процессов, связанных с конфликтами во внутриполитической среде, обусловленными как глобальными (конституционными) проблемами, так и попытками определиться с участниками следующих президентских выборов. По-видимому, основные претенденты на роль главы государства будут находиться все же в Верховной Раде.


Ольга БАБКИНА, доктор политических наук, профессор, генеральный директор Президентского университета Межрегиональной академии управления персоналом:

1. Прошедший год для Украины был непростым как вследствие воздействия на нас внешних факторов, так и с точки зрения внутренней динамики развития, настолько многообразной, что ее практически невозможно свести к какой-то универсальной характеристике. Увы, на события уходящего года наложил определенный отпечаток политический кризис, начавшийся еще в 2000-м, но обнадеживает то, что его удалось-таки преодолеть. Однако на качестве принятых, в частности, парламентом в этот период законов этот кризис, безусловно, сказался. Тем не менее для украинского общества 2001 год стал все-таки шагом, пусть и небольшим, к демократическим формам социальной организации: этот процесс идет, хотя осуществляется он противоречиво и с явными потерями. Демократические институты и ценности пробивают себе дорогу через болезненные экономические реформы, социальную поляризацию, разочарование и апатию общества. Поэтому есть все основания утверждать, что сложившаяся ситуация несет в себе разные варианты будущего.

К сожалению, подход к политике исключительно как к борьбе разных сил за власть, сфере конфронтации и соперничества не только порождает неприятие ее гражданами, но и создает трудности политической элите. При таком подходе теряется главное назначение политики — быть средством интеграции отдельных индивидуумов и социальных групп; регулировать противоречия, возникающие в обществе, которое по своей сути конфликтно, но ничего страшного в этом нет: необходимо лишь вовремя выявлять и разрешать эти конфликты.

2. Наступающий 2002 год в Украине должен стать годом преодоления стереотипа «борьбы», являющийся для многих наших политиков большей ценностью, чем созидание и диалог, гражданский мир. Надеюсь, борьба за власть, под знаком которой пройдут первые месяцы 2002 года, не затмит необходимость «очеловечивать» социальные процессы, гуманизировать отношения «гражданин — общество — государство». В противном случае темпы модернизации политической системы Украины существенно замедлятся. Безусловно, эта система еще довольно эклектична. Однако не могу согласиться с теми политологами, которые называют украинскую политическую элиту «квазиэлитой», а многопартийность — гипертрофированной, доведенной до абсурда, нивелирующих роль партий в обществе.

Предстоящие выборы в Верховную Раду, на мой взгляд, не сулят нам каких-то особых сюрпризов. Главные действующие лица — известные политики, возглавившие крупные блоки, — похоже, уже определились. Отрадно, что укрепляются позиции политического центризма, что в политической истории всегда расценивалось как предтеча общественной стабильности, перехода к диалоговому методу принятия решений и нахождения некой базовой системы ценностей, способной консолидировать разнородные политические силы. Чем сильнее будет центр (я имею ввиду то, что является центром согласно политико-идеологической типологии субъектов политической власти), тем легче будет сформировать правительство, принимать законы и политические решения, достичь компромисса по социальным, бюджетным, экологическим, внешнеполитическим и прочим вопросам. Поэтому в том, что в обновленной ВР будет парламентское большинство, я практически не сомневаюсь.

Еще один обнадеживающий фактор уходящего года — тенденция преодоления негативного отношения к регулирующей роли государства в развитии общества. Ведь без государственного регулирования не обходится ни одна развитая страна мира; другое дело, что как молодые, так и классические демократии занимаются поиском оптимального соотношения государственных и рыночных механизмов. Хочется верить, что в будущем году появятся новые государственные программы, которые станут противопоставлением «номенклатурной приватизации» и хаотичному перераспределению собственности, — в одном из выступлений Президент Украины Леонид Кучма говорил, что чем слабее государство, тем выше степень тенизации экономики и коррумпированности госаппарата. Ни в одной стране, где на протяжении последних десятилетий осуществлялись демократические преобразования, рынок в чистом виде не был ни предпосылкой, ни гарантией установления полной и абсолютной демократии.

Полагаю, в будущем году будет преодолен и еще один стереотип, согласно которому за социальное государство ратуют лишь представители левых и левоцентристских идеологий. Даже «рыночные» правительства, существовавшие во времена правления неоконсерваторов в Западной Европе, не сомневались в целесообразности социальной активности государства. Поэтому новому составу Верховной Рады (очень хочется, конечно, видеть в будущем парламенте новые лица и новые имена) доказать свое право на проведение политико-экономической модернизации без предоставления населению определенных гарантий социальной защиты будет нелегко.

А еще хочу напомнить нашим политикам, что 31 декабря бой часов возвестит о начале не только избирательной кампании, но и нового года, на который мы всегда возлагаем особые надежды. Желаю им оправдать надежды своих избирателей, а всем нам — удачи и уверенности в своих силах! С Новым годом!


Евгений МАРЧУК, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины:

— Важнейшим в этом году является то, что Украина весной прошла сложный политический кризис, избежав гражданского конфликта, который был очень возможным. Для меня лично важным было выступление в Конгрессе Соединенных Штатов Америки в то время, когда в Украине пылал «кассетный скандал». Большое значение для меня имело и выступление в штаб-квартире НАТО на заседании политического совета Североатлантического союза о европейской интеграции Украины.

Памятными для меня также были три встречи с выдающимися украинцами — с академиками Амосовым и Патоном и с Главой Украинской католической церкви кардиналом Любомиром Гузарем. Особенно запомнилась одна из многих бесед с Борисом Евгениевичем Патоном — я со своими заместителями пришел поздравить его с днем рождения. Воспользовавшись случаем, этот выдающийся научный и общественно-политический деятель успел очертить минимум три проблемы, которые он хотел бы, чтобы Совет безопасности и я как его секретарь взяли в разработку. Первая — это такая болезненная для него тема, как финансирование фундаментальной науки. Во-вторых, он очень быстро и серьезно обосновал опасность, которая может возникнуть в Дунайском биосферном заповеднике, если там, как того хотят транспортники, будет прорыт канал. И третья проблема — это подготовка научных кадров. Борис Патон сразу же дал свое видение того, как ее следует решать и что именно может сделать СНБОУ. Я заверил ученого, что мы работаем системно и на серьезной научной базе. Так получилось, что со мной были мои заместители, и я представил их Борису Евгеньевичу в подтверждение своих слов: академик Национальной Академии наук Сергей Пирожков, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Трофим Ковальчук, доктор экономических наук профессор Василий Шевчук, кандидат экономических наук Леонид Рожен и я — кандидат юридических наук. Т.е. я проиллюстрировал, что науку мы уважаем, и понимаем эти проблемы не только как должностные лица. Борис Патон искренне обрадовался, когда я ему рассказал, что у нас в аппарате Совета безопасности работает 6 докторов наук, около 15 кандидатов наук. Меня искренне удивило и порадовало, что всемирно известный ученый, которому за 70, думает, как молодой человек: на 10 — 15, а то и больше лет вперед. И, зная наши властные механизмы, пользуется любым случаем для решения важных для страны и науки вопросов. Я поневоле сравнил Бориса Евгеньевича со многими нашими работниками исполнительных структур, которые намного младше его, но выглядят, особенно внутренне, намного старше, обессилевшими от жизни. Эта встреча дала мне и моим коллегам очень сильный импульс. Сразу же после встречи мы записали в план работы на 2002 год проблемы, очерченные Б. Патоном.

Памятной для меня также стала встреча с выдающимся хирургом Николаем Амосовым. Это были майские дни, торжественное событие. Мы давно с ним не виделись и сели рядом. Когда разговорились, он рассказал, что одновременно пишет сейчас две книги — философскую и политико-медицинскую. Он кратко рассказал, о чем эти книги, и меня сильно поразило, что уже немолодой человек, как азартный ученый, даже, я бы сказал, романтик взялся за идеи, которые сегодня почти не циркулируют в обществе, политологии. Он выглядел совсем молодым. Интересно было также услышать, что он по вечерам не «вылезает из Интернета». Эта тема была настолько нам близка, что заняла половину всей нашей беседы.

Во время недавней нашей встречи с кардиналом Любомиром Гузарем он сказал, что его тревожит экономическая и политико-моральная регионализация Украины, которая подпитывает также церковное, религиозное размежевание нашего общества. Кардинал Гузарь чувствует в этом определенную тревогу. Он также сказал, что знает мои публичные высказывания по проблеме отсутствия сильных духовных лидеров в нашем обществе, которые могли бы взять на себя миссию поводырей. И его это также очень тревожит. И то, что христианские церкви сейчас в Украине разделены, по его мнению, препятствует формированию духовных лидеров среди религиозных деятелей, а также влияет на то, что формирование духовных лидеров среди светских людей также протекает очень медленно. Мы сошлись на том, что Олесь Терентьевич Гончар в последние годы стал духовным лидером нации, но, к сожалению, его сегодня уже с нами нет. Мы думали, как сделать так, чтобы духовное лидерство в Украине стало составной частью нашей повседневной жизни как ориентир для людей, которые разуверяются в политиках, в церковных деятелях... Это был очень интересный разговор, который перешел в философскую плоскость. Мне очень понравилось, когда кардинал сказал, что он поддерживает власть в ее решении никому не отдавать Софию. И прибавил, что, даже если бы было принято решение отдать Софию греко-католической церкви, он бы отказался и уговорил бы свою паству не соглашаться на это, потому что Софию должно беречь государство до тех пор, пока все христианские церкви в Украине не объединятся. И тогда София сможет стать кафедрой той первичной материнской церкви, которая идет еще от Владимира Великого. Конечно, было еще много других встреч, но именно эти три встречи с немолодыми уже людьми, которые, однако, своими заботами, желаниями, страданиями нацелены на будущее, поразили меня больше всего. Очень важным для меня также был выход моей книги «Україна: нова парадигма поступу», над которой я работал почти три года. Мне приятно, что книга вызвала резонанс среди практиков, политиков, хозяйственников, которые думают о будущем и ищут нестандартных путей выхода из ситуации, в которой мы обречены все время кого-то догонять без перспективы догнать. Мне приятно, что книга, которая предлагает именно этот нестандартный подход — «движение на опережение» — вызвала интерес у ученых других стран. Она уже на сегодняшний день переведена на русский, румынский, армянский и английский языки.

В моей служебной сфере за этот год удалось повлиять на то, чтобы сдвинуть с места такой процесс как детенизация экономики. Хотя это и привело к увеличению количества моих недоброжелателей и даже возникновению врагов. Потому что результаты нашего труда позволили перекрыть каналы серьезных убытков для государства, которые шли в карманы частным лицам, клановым структурам и отдельным политикам. Удалось сдвинуть с места также проблему информатизации государства. Она имеет невероятно важный стратегический смысл. В этом году мне посчастливилось организовывать эту работу и содействовать возникновению важных и эффективных импульсов для разрешения этой проблемы.

А еще важным для меня является то, что я совсем забыл о тяжелых последствиях автокатастрофы, в которую я попал в 2000 году. Это все вспоминается, как тяжелый сон. Помню, как кое- кто из политиков, даже из бывших партнеров, пророчили мне инвалидную коляску, костыли, но, к счастью, все прошло.

Подготовили Наталия ТРОФИМОВА, Марьяна ОЛЕЙНИК, Игорь ОСТРОВСКИЙ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ