Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Память о Норильском восстании — аргумент для ЕС

Впервые с 2001 года в Верховной Раде состоялись парламентские слушания относительно состояния соблюдения прав человека. Но шансом послушать гражданское общество госслужащие не воспользовались
16 июня, 2013 - 12:20
ФОТО С САЙТА GOOGLEUSERCONTENT.COM

В прошлом году в Верховную раду Украины поступило 87 тысяч обращений, 40% из которых составляют жалобы на должностные лица. В Генеральной прокуратуре Украины находится 42 дела по препятствию законной профессиональной деятельности журналистов. 1/3 жертв преступлений в Украине не обращается в правоохранительные органы.

Это — некоторые из цифр, озвученные в Верховной Раде 12 июня, во время парламентских слушаний относительно состояния соблюдения прав человека в Украине, которые состоялись впервые с 2001 года. Конечно, скептичность в отношении к подобным акциям полностью оправдана. В значительной степени парламентские слушания — это формальность, часть фасадной демократии, которая вряд ли может повлиять на уродливые «интерьеры». Впрочем, сам факт того, что в Украине некоторые правозащитники, откровенно заявляющие о политических репрессиях, имеют возможность выступить с парламентской трибуны, — хочется воспринимать как позитивный сигнал. Так, в зале под куполом почти не было депутатов и тех госслужащих, которые должны были бы интересоваться темой соблюдения прав человека прежде всего; да, есть основания сомневаться в том, что реакция на озвученные проблемы будет соответственной, но, например, в России, где в этот день, между прочим, проходили акции протестов, парламент вообще — «не место для дискуссий».

В нескольких словах, подводя итог слушания, стоит сказать, что оценка состояния дел в сфере прав человека со стороны власти и гражданского общества — диаметрально противоположная.

Например, министр юстиции Александр Лавринович в своем заключительном слове заявил, мол, если кто-то скажет, что с правами человека в Украине хуже, чем было в 2005 года, — это будет неправдой. Прозрачный намек на «улучшение». Тогда как общественный сектор утверждал противоположное — в Украине гайки все больше закручиваются, политические преследования набирают обороты, а прав и свобод граждане имеют все меньше.

И чья же правда?

Регламент для выступлений представителей общественности на парламентских слушаниях ограничивался беспощадными тремя минутами. По-видимому, как заметила Анна Герман, кое-кому действительно достаточно и двух минут, чтобы высказаться, но такие люди, как Евгений Захаров, который возглавляет Харьковскую правозащитную группу и является председателем правления Украинского Хельсинского союза по правам человека, или руководитель «Донецкого Мемориала» Евгений Букалов заслуживают права произносить полноценные доклады. Именно их выступления, а не пустые отчеты Верховного суда и Генеральной прокуратуры должны были бы стать ключевыми на этих слушаниях. Им точно есть что рассказать — о политических репрессиях, о внедренной практике, «похожей на старую гебистскую профилактику», о незаконной массовой слежке за гражданами, даже о рабском труде в европейской стране ХХІ в. Зато львиная доля времени была потрачена на цитирование президента. Кстати, вы знали о том, что, оказывается, главная проблема украинской судебной системы — это перегруженность? Оттарабанив свой текст, чиновники собирали вещи и уходили. За несколькими исключениями, они не считали, что слушание — это шанс услышать гражданское общество. Вполне постсоветский со всеми нашими вывихами формат парламентских слушаний. Не государство слушает общество, а снова наоборот.

Честь госслужащих спасла разве что Омбудсман Валерия Лутковская. Свое выступление она посвятила тем ужасным условиям, в которых находятся лица, ожидающие суда, чья вина еще не доказана. Речь шла о СИЗО, спецавтомобилях и спецвагонах. Вместо красивых слов — фото сортиров и умывальников, которые просто-таки поражают воображение, пятна крови на стенах камер, непригодные для пребывания даже скота помещения. Кажется, те, кто утверждает, что с правами человека в Украине все о’кей, живут в другой стране.

Очень характерными на этом фоне были выступления политиков. В громких призывах открыть фронт для борьбы с обнищанием уровень популизма откровенно зашкаливал. Украинское общество в абсолютном большинстве своем до сих пор не понимает, что такое права человека и почему свобода высказывания взглядов и свобода собраний — это очень важно. И с этим не считают обязанностью работать на уровне государственных образовательных программ в сфере прав человека. Наоборот, этим считают обязанностью пользоваться. Именно ли проблема бедности для Украины является ключевой проблемой именно прав человека — вопрос очень противоречивый. Но то, что это благодатная почва для политического пиара, — несомненно.

Все это, по большому счету, свидетельствует о том, насколько важного говорить о преодолении тоталитаризма в контексте прав человека в Украине. Благодаря приглашению председателя Комитета ВРУ по вопросам прав человека Валерия Пацкана, автору как представительнице Инициативной группы по проведению мероприятий к 60-летию Норильского восстания также довелось выступать в рамках этих слушаний. Опыт Литвы, где по иронии судьбы будет решаться в ноябре вопрос о подписании Соглашения об Ассоциации УКРАИНА-ЕС, для нас является очень показательным. Стоит перечитать блиц-интервью исполнительного директора Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве Рональдаса Рачинскаса в сегодняшнем номере «Дня». Наличие упоминания о Норильском восстании в учебниках и публичном пространстве — это индикатор, свидетельствующий о том, что ОНИ — ТАМ, а МЫ     — до сих пор ЗДЕСЬ.

Потому что дело не в круглой дате, не в истории ради истории и даже не в призрачном восстановлении справедливости. Дело в... А впрочем, нижеприведенный фрагмент короткого трехминутного выступления, кажется, достаточно исчерпывающим.

«Норильское восстание началось в мае 1953 года. Это уникальное проявление безоружного сопротивления тоталитарной системе стало одной из причин демонтажа ГУЛАГа, появления диссидентства, в конечном итоге распада СССР.

Почему мы говорим о Норильском восстании в контексте прав человека в Украине сегодня?

Во-первых.  20 тысяч политзаключенных более чем 80-ти национальностей, около 70% из которых были украинцами, требовало прекратить пытки и закрыть судебные процессы, снять с заключенных номерные знаки. Они требовали от государства соблюдения его собственных законов и называли свой протест «борьбой за свободу, за демократию». В то время как Европейская конвенция только что была принята, за тысячи километров к востоку от географической границы Европы также боролись за права человека. Упоминание о Норильском восстании очень важно накануне возможного подписания Соглашения об Ассоциации УКРАИНА-ЕС.

Во-вторых. Опыт солидарности в противодействии системе снова актуален на постсоветском пространстве, где «иностранные агенты» и «шпионаж» возвращаются к законодательству, снова происходят судебные процессы над несогласными, а фундаментализм становится основой государственной политики. На рудиментах сталинизма в системах управления бывших советских стран формируется «авторитарный клуб». Ему можно противопоставить только «демократический клуб» гражданских обществ.

В мае в Киеве состоялись общественные слушания, организованные Восточноевропейским Институтом Развития, студией «Заповіт», которая создала документальный сериал о Норильском восстании, отмеченный Шевченковской премией, а также газетой «День» и Киево-Могилянской академией.

Ми пригласили одного из лидеров Норильского восстания Евгения Грицяка и участников — Степана Семенюка и Агафию Кныш, исследовательницу темы из России Аллу Макарову.

После народный депутат Валентин Наливайченко подал в Верховную Раду проект постановления о проведении мероприятий по случаю 60-летия НВ на государственном уровне. На днях стало известно: профильный Комитет по вопросам культуры и духовности постановление поддержал.

В связи с этим Инициативная группа:

1. Призывает всех депутатов, осознающих важность европейского выбора, проголосовать ЗА это постановление, которое поставит Украину в один ряд с членом ЕС Литвой, где 60-летие НВ отмечалось в Сейме при участии депутатов литовского и Европейского парламентов.

2. Призываем народных депутатов яформировать межфракционную группу и совместно заложить камень для установления монумента в Норильске. Ведь память украинских участников восстания до сих пор не почтена. Сбор средств на монумент мы уже начали.

Наша инициативная группа будет работать и в дальнейшем. Мы призываем гражданское общество продолжать масштабную работу по преодолению тоталитаризма. Иначе универсальными в Украине и на постсоветском пространстве будут оставаться не права человека, а то, что пытаются выдать за так называемые традиционные ценности.


КОММЕНТАРИИ

Валерий ПАЦКАН, председатель парламентского Комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений, народный депутат от партии «УДАР»:

— Мне известно, что мой однопартиец, господин Наливайченко, уже внес соответствующее постановление, и мы тоже от комитета пытались содействовать тому, чтобы парламент обратил внимание на эту тему. Я думаю, что она пройдет через Раду, потому что нужно чтить память тех людей, которые боролись за нашу свободу, чтобы мы с вами сегодня имели возможность здесь быть и общаться. Поэтому, я думаю, что за постановление проголосуют. Но все зависит от настроения, которое будет на тот момент в зале. Мы можем быть на сто процентов уверенны, что за некоторые проекты проголосуют, а настроения нет — и не проходит.

— Члены Комитета по правам человека готовы поддержать постановление во время голосования?

— Да, мы поддержим.

Анна ГЕРМАН, народный депутат от Партии регионов:

— Я думаю, что этот вопрос, когда он будет рассматриваться в парламенте, получит большинство голосов. Я думаю, что в нашей фракции найдется много людей, которые с большим пониманием к этому отнесутся. Это действительно пусть тяжелый, трагический, но важный опыт, который мы должны использовать для развития демократических процессов, сохранения и распространения прав человека в Украине. Поэтому я смотрю на эту ситуацию оптимистично и думаю, что это постановление, когда оно будет рассматриваться, будет проголосовано в парламенте.

— Этой темы до сих пор нет в учебниках по истории. Как вам кажется, это справедливо, или можно эту ситуацию изменить?

Это несправедливо. Это неправильно. Мы все понимаем, почему проблема вычистки истории, искривления исторических фактов, выбрасывание из украинской истории очень важных моментов имеет место. И мы все стремимся дожить как можно скорее до того дня, когда все это исправится. Я верю и в это. Я думаю, что такой практике вскоре придет конец.

Подготовила Виктория СКУБА, «День»


КСТАТИ

Топ опасных законов

Накануне парламентских слушаний Центр общественных свобод (ЦОС) представил тематический экспертный опрос «Законотворчество VS Права человека». Согласно его результатам, Верховная Рада Украины предыдущего созыва в 2012 году приняла ряд законодательных актов, которые значительно ограничивают права и свободы человека. В частности, в топ-3 опасных законов вполне ожидаемо вошли ЗУ «О всеукраинском референдуме», «О принципах языковой политики» и «О едином государственном демографическом реестре и документах, которые подтверждают гражданство Украины, удостоверяют личность и ее социальный статус».

♦ В частности, Тарас Шамайда, участник движения «Пространство свободы», отметил, что Закон «О референдуме» выписан от начала до конца как документ фальсификации и узурпации власти. «Это — абсолютно сознательный инструмент установления диктатуры, в котором заложены механизмы фальсификации, уничтожения Конституции», — добавил активист.

♦  Опасности языкового закона отметила Юлия Тищенко из Украинского независимого центра политических исследований: «Из 18 языков, которые объявляются данным законом как региональные, по количеству преференций, безусловно, лидирует русский язык. Все же остальные фактически играют роль определенной ширмы для обеспечения чиновникам разного уровня права не изучать государственный язык. Поэтому с точки зрения прав человека угроза очевидна».

♦ Другое право человека — на частность — нарушает закон о едином демографическом реестре, который имеет цель создания одноименного органа и будет предполагать неправомерное вмешательство в частную жизнь. «Речь идет о нарушении требований уже принятого закона о защите персональных данных», — сказал представитель украинского омбудсмена по вопросам доступа к публичной информации и защите персональных данных Александр Павличенко.

♦ Впрочем, если возможность принятия топ-З обнародованного правозащитниками рейтинга в свое время вызывала немалое сопротивление общественности, то в шорт-листе семи опаснейших законов в прошлом году значатся сразу три (!) документа, угроза принятия которых так и не приобрела серьезную общественную огласку (проблема так и не смогла выйти за рамки бесед в узком кругу профессионалов). Речь идет о так называемых экологических законах, которые своим вниманием обошли как представители медиа и обычные люди, так и высокопоставленные должностные лица.

«Все дело в том, что принятые в прошлом году совершенно негативные антиэкологические законы     — неочевидны и совершенно непонятны для людей. Более того, их «вредность» невозможно объяснить в двух словах, а еще — у них очень длинные абстрактные названия, — отметил в комментарии «Дню» заместитель председателя Национального экологического центра Украины Алексей Василюк. — Например, тогда приняли Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования процедуры отведения земельных участков и изменения их целевого назначения». В профессиональном кругу мы его называем законом Мирошниченко (по фамилии автора — Ред.). Фактически этот закон просто ликвидировал согласительный территориальный природоохранный орган Минприроды, а некоторые его функции передал под прямой контроль президентской ветви власти, то есть в облгосадминистрации. Это означает, что у нас сейчас просто больше нет органа, который бы, например, мешал изымать участки в заповедниках под строительство коттеджей и тому подобное. (См. «День» №100 от 13 июня 2012 г.) Второй закон направлен на то, чтобы облегчить процедуру отведения земельных участков на особо ценных территориях. Речь идет о том, что сейчас заповедные территории, земли водного фонда, территории которых нельзя было отводить под строительство, государство при необходимости может отдавать в свободное пользование. Третий же закон разрешает строительство новых энергоблоков на Хмельницкой АЭС. Он, на мой взгляд, просто смешен, так как вообще не лежит в законодательной плоскости и направлен в первую очередь на то, чтобы закрыть историю с протестами против построения новых энергоблоков. Но, тем не менее, закон приняли, и его реализация серьезно угрожает как нашей окружающей среде, так и окружающей среде стран, граничащих с нами».

Седьмым законом, который правозащитники отнесли к категории опасных, стал ЗУ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам государственных закупок». Его принятие ведет к ухудшению открытости и прозрачности госзакупок, а также к значительным потерям из государственного бюджета Украины.

Юлия ЛУЧИК

Мария ТОМАК
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments