Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Владимир ГРОЙСМАН: «Мы — парламентско-президентская республика, и это не поддается ревизии»

17 апреля, 2015 - 11:08
Владимир Гройсман

С председателем Верховной Рады Украины Владимиром Гройсманом мы встретились после второго заседания Конституционной комиссии, которую он, по инициативе Президента, возглавил. Собственно с вопросов относительно работы этой Комиссии, задач и ее состава мы и начали наш разговор.

Владимир Гройсман в разговоре пытался быть подчеркнуто оптимистичным. Хотя вид у него — очень уставший.

Разговор продолжался ровно 50 минут. За время нашего разговора в кабинете дважды звонил «рабочий» телефон, и один раз «вибрировал» мобильный, но спикер интервью не прерывал...

«13 МАЯ МЫ ПРЕДСТАВИМ БАЗОВЫЙ ПАКЕТ ПО ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ»

В среду состоялось второе заседание Конституционной комиссии, которую своим указом в начале марта создал Президент. Что обсудили? Какие конкретные вопросы должна решить эта комиссия относительно изменений в Конституции?

— Второе заседание мы провели буквально через неделю после первого. Уже фактически решены все организационные вопросы — внутри Конституционной комиссии созданы три группы, которые будут заниматься следующими вопросами:

1) права человека;

2) судебная система, включая правоохранительную;

3) децентрализация и местное самоуправление — в целом система управления государства.

У нас достаточно амбициозный план. Все изменения, касающиеся децентрализации, должны провести до середины июля.

Так определяет законодательство, что на одной сессии парламента изменения должны быть проголосованы 226-тью голосами, далее происходит направление в Конституционный Суд и утверждение, а затем окончательное голосование уже на следующей сессии парламента (она начнется в сентябре) конституционным большинством.

ВЛАДИМИР ГРОЙСМАН ЧИТАЕТ ПИСЬМО УЧИТЕЛЯ-ПЕНСИОНЕРА ЕВГЕНИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ДЕМКОВА ИЗ ГОРОДА РОЖИЩЕ ВОЛЫНСКОЙ ОБЛАСТИ — НА ФОТО. У ПИСЬМА — ОСОБАЯ ИСТОРИЯ. МУЖЧИНА СПЕЦИАЛЬНО ПРИЕХАЛ НА ОТКРЫТИЕ ФОТОВЫСТАВКИ ГАЗЕТЫ «День» В ЛУЦКЕ, ЧТОБЫ ОТДАТЬ ЕГО ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ «Дня» ЛАРИСЕ ИВШИНОЙ, И ПОПРОСИТЬ ПРИ ВОЗМОЖНОСТИ ПЕРЕДАТЬ ЕГО ВЛАДИМИРУ ГРОЙСМАНУ. ОТМЕТИМ, ЧТО В ПИСЬМЕ НЕ ИДЕТ РЕЧЬ О РЕШЕНИИ КАКИХ-ТО ЛИЧНЫХ ПРОБЛЕМ. АВТОР ПИШЕТ О ПРОБЛЕМЕ НИЗКОГО УРОВНЯ КУЛЬТУРЫ И ДИСЦИПЛИНЫ В УКРАИНСКОМ ПАРЛАМЕНТЕ И ПРЕДЛАГАЕТ СПИКЕРУ ДЕЙСТВЕННЫЙ, ПО ЕГО МНЕНИЮ, МЕХАНИЗМ ЕЕ РЕШЕНИЯ. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПАРЛАМЕНТА ПООБЕЩАЛ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОЧЕСТЬ ПИСЬМО И ДАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ПОРУЧЕНИЯ. СПИКЕР ОТМЕТИЛ: ХОРОШО, ЧТО УКРАИНЦЫ ВСЕ ЕЩЕ ВЕРЯТ В ВОЗМОЖНОСТЬ ПРЯМОЙ ДЕМОКРАТИИ, НО ЗРЯ НЕ ДОВЕРЯЮТ РАБОТЕ СЕКРЕТАРИАТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРЛАМЕНТА

В среду мы проговорили план действий. Следующее заседание комиссии состоится 13 мая. На нем, я думаю, мы уже представим базовый пакет по децентрализации. Будут также представлены наработки двух других групп.

Как известно, подобные органы, только с разными названиями, действовали и при Ющенко, и при Януковиче, даже их члены в большинстве были те же, которые и в нынешней комиссии. Чем эта отличается? Будут ли использованы предыдущие наработки?

— Состав комиссии, которую создал Президент, достаточно профессиональный и максимально инклюзивный. Туда, например, входят международные эксперты, чего не было раньше. Это очень положительно с точки зрения взаимодействия с Венецианской комиссией относительно выводов и рекомендаций, которые она нам предоставляет. Самое главное — не заговорить эту тему. Думаю, тут мы все единодушны.

Я говорил на заседании комиссии, которая не хочет работать на помойку. Я хочу работать на Украину, чтобы люди наконец могли вздохнуть и сказать: от нас в этой стране что-то зависит, мы можем принимать решения, мы можем часть денег, которые зарабатываем, оставлять у себя на территории, и вообще мы выбираем власть, которая подотчетна нам. Все эти вещи должны быть решены в рамках конституционных изменений. 

— Вы заявили, что местные выборы должны пройти в условиях новой Конституции. Если говорить об избирательных правилах, то экспертами уже давно затрагивается вопрос необходимости подготовки и принятия единого избирательного кодекса. Что делается в этом направлении?

— Я создал при председателе Верховной Рады экспертную группу, в которую вошли профессиональные люди, в том числе представители международных организаций. Они как раз и работают над этим вопросом. Лично я считаю, что правильная система — это пропорциональная с открытыми списками. Но этих систем больше сотни, потому нам нужно выбрать наиболее пригодную для украинских граждан и реалий. Она должна быть доступной для людей и не создавать трудностей при голосовании. Ключевая же позиция — она должна быть честной. Искажение результатов выборов несет большую проблему и приводит к очень плохим последствиям для страны. Мы это многократно проходили, в частности, на местных выборах в 2010 г. и на парламентских выборах в 2012 г., что привело к росту коррупции, узурпации власти и тому подобное.

Почему в парламентско-президентской республике инициатором создания Конституционной комиссии выступил Президент, а не парламент?

— Это не является спорным вопросом. Президент является субъектом законодательной инициативы в этом вопросе. Работу над изменениями к Конституции можно было организовать и на базе профильного комитета в парламенте, для этого было не обязательно создавать ТСК. Но я хочу отметить, что для меня, как и для большинства моих коллег, главное — не процесс, а результат. Поэтому инициатива Президента своевременна, он как лидер страны совершенно четко сказал: «Я готов к децентрализации и готов сделать все, чтобы это произошло».

— А вы как председатель парламента имели влияние на формирование состава Конституционной комиссии?

— Я думаю, ни у кого нет особых вопросов к составу комиссии.

— Почему? Есть.

— Я могу только сказать, что по этому поводу мне нечего добавить или отнять. У меня есть несколько фамилий, которые можно было бы включить в комиссию, но я так или иначе буду их привлекать к работе. Я думаю, еще будет возможность расширить состав комиссии. Но с точки зрения качества у меня нет вопросов. Там собраны разные школы, представители разных вузов, известные конституционалисты.

Президент является гарантом Конституции, и он наделен правом инициировать изменения к Основному закону. Когда глава государства предлагает возглавить Конституционную комиссию председателю парламента, это является подтверждением единства Президента, Верховной Рады, экспертной среды в намерениях. Далее же необходимо это реализовать.

Что касается вопросов к составу комиссии. Немало экспертов и читателей «Дня» выражали абсолютное удивление и недовольство относительно присутствия в этом органе бывшего президента Украины Леонида Кучмы. Почему человек, против которого выступил первый Майдан, человек, при президентстве которого была создана кланово-олигархическая система, оказался в Конституционной комиссии?

— Решение относительно вхождения трех президентов Украины в состав Конституционной комиссии является верным. На мой взгляд.

Кроме негативных вещей, относительно каждого президента за определенные периоды времени можно найти и позитивные вещи. Например, во времена президента Кучмы родился Закон «О местном самоуправлении». Или если мы говорим о Конституции, то именно при его президентстве и был рожден Основной закон.

У бывших президентов есть соответствующий опыт, который они могут высказать. У меня здесь нет предостережений.

НАД ДИСЦИПЛИНОЙ В ПАРЛАМЕНТЕ НУЖНО ЕЩЕ РАБОТАТЬ

Что касается заслуг Кучмы относительно принятия Конституции, есть большие вопросы... Если руководствоваться вашей логикой, во времена Януковича тоже были позитивные периоды, так, возможно, его нужно было включить в Конституционную комиссию?

— Думаю, сначала все верили в то, что человек с неудачным прошлым имеет амбицию реализовать себя в позитивном ключе. Например, движение прошлой власти к подписанию Соглашения об ассоциации создавало у многих иллюзию ожидания. Но параллельно происходили процессы по централизации власти, имитация конституционной реформы и тому подобное. Поэтому мне сложно назвать какие-то позитивные системные вещи. Я считаю, что Янукович стал огромной трагедией для Украины.

Глава Администрации Президента Борис Ложкин недавно заявил: «Конституция-2004 несовершенна... Я не говорю сейчас об усилении полномочий Президента. Хотя считаю, что в нынешних условиях усиление не мешало бы. Должно быть единоначалие, особенно перед лицом внешней угрозы». Как прокомментируете? В Конституционной комиссии рассматривается возможность усиления полномочий Президента?

— Мы являемся парламентско-президентской республикой, и это не подвергается ревизии.

Что касается треугольника «президент-парламент-правительство», то, конечно, есть много противоречий, которые нужно будет расставить на свои места. Не хочу сейчас забегать наперед, подчеркну только, что нам важно найти баланс между этими ветвями власти.

Так сейчас этого баланса нет?

— Нет. И вы об этом знаете. Некоторые конфликты обычно существуют, например — кто, кого и куда назначает. Потому что в Конституции может быть записано одно, а в отдельных законах — другое.

Мы поставили техническую задачу перед соответствующей группой Конституционной комиссии: размежевать и четко выписать полномочия.

Что касается внешних вызовов, то Президент страны является Верховным главнокомандующим и гарантом Конституции, потому в этом вопросе роль главы государства должна быть эффективной.

Также хочу подчеркнуть, что в рамках комиссии мы будем работать открыто.

«ПОСЛЕ ИЗМЕНЕНИЙ В КОНСТИТУЦИЮ БУДЕТ НОВЫЙ ЗАКОН О МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ — БОЛЕЕ ЧЕТКИЙ И ПОНЯТНЫЙ»

— Нынешняя власть с начала своей деятельности декларирует политический курс на децентрализацию власти. Расскажите, как сегодня расширяются права территориальных общин и совершенствуются процессы самоуправления? Что уже сделано, а что нет?

— Весь прошлый год мы с экспертами прорабатывали соответствующие изменения. К сожалению, предыдущий парламент не был способен их принять. Сейчас же у нас продолжается реальный процесс по финансовой децентрализации. За первый квартал 2015 года дополнительного ресурса, который попал в местные бюджеты, — более 5 млрд грн. Через год рассчитываем, что это будет около 40 млрд грн. Поступления в общий фонд бюджета с новыми финансовыми инструментами достигли уже 35%. Это значит, что механизм начал работать. Также мы создали Фонд регионального развития, который наполнили средствами на 3 млрд грн., и сделали для этого Фонда автоматическое формульное распределение.

Далее. Был принят Закон «О добровольном объединении территориальных общин». 70-90 % территориальных общин (сел) в разных областях имеют дотационный бюджет. На сегодняшний день 700 сел вообще исчезло с карты страны. Нынешняя региональная политика и реальная децентрализация дает возможность сделать эффективными органы управления в общинах. То есть, если, условно говоря, 5 общин создают для себя один сельский совет, в котором есть возможность получать прямые отношения с государственным бюджетом, 60% налога на доходы физических лиц, а также все права как это, например, имеет Тернополь, Винница или Львов, тогда мы будем иметь жизнеспособные развивающиеся общины. Они могут содержать или же открывать садики, учить детей в школе.

До сих пор же сельские и городские общины — практически самоуничтожались, к большому сожалению.

Это фактически административно-территориальная реформа?

— Нет. Ни в коем случае. Отмечаю, никто никого не будет подгонять. Никто не собирается ничего принудительно ликвидировать — села, районы или их названия.

Вот, например, есть 5 сел, и они остаются такими. Но сельский совет, как орган управления, у них будет один, — в центре общины. В каждом селе будет староста, который избирается из числа граждан, имеет соответствующие функции, полномочия, печать, — что-то заверить, что-то согласовать... Он уже входит в исполком общины. Каждая община выбирает своих депутатов в объединенную сельскую общину, и они начинают получать реальные миллионы для того, чтобы развивать жизнь собственной общины.

Как только это произойдет, эти общины будут успешными. Увидите, какой будет результат.

Также мы вернули функции градостроения и архитектуры на местный уровень, что было коррумпированным и централизованным. Мы буквально на прошлой неделе проголосовали соответствующий закон. Дальше будет закон о службе в органах местного самоуправления — он уже «зашел» в парламент. Это также системный закон. Дальше будет закон о муниципальной полиции, но она будет иметь название, очевидно, «городской стражей», которая будет следить за чистотой, паркованием, благоустройством, за какими-то самоуправляющимися вещами, например, оплата аренды за землю и тому подобное.

Дальше будет определено в Конституции, что на уровне района и области будут избираться исполкомы. Дальше нам нужно будет легализовать местный референдум — дать общинам право контроля над избранной властью. Также нужно наделить полномочиями Счетную палату, которая будет следить за вопросами использования ресурсов...

После изменений в Конституцию будет новый Закон о местном самоуправлении — более четкий и понятный.

Фактически это все — кирпичики одной картинки европейской Украины.

«КОГДА ПОЯВЛЯЕТСЯ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ, ПОЯВЛЯЕТСЯ КОНКУРЕНЦИЯ. ЭТО БУДУТ ЛЕКАРСТВА ДЛЯ ВСЕХ РЕГИОНОВ. ТОЛЬКО ЛЕКАРСТВА РАЗЛИЧНОГО ДЕЙСТВИЯ»

На местных выборах в этом году люди будут избираться уже с новыми полномочиями?

— Очевидно, что они должны избираться под новые полномочия. Но понятно и то, что сразу в первый же день эти полномочия они не смогут получить. Поэтому нужно будет предусмотреть переходный период, на основании измененной Конституции принимать новые законы, которые будут изменять местное самоуправление — местные государственные администрации, или как они по-новому будут называться «префектурами». Много нужно изменений. Систему необходимо менять.

Сколько времени это займет? Полгода, год, полтора — мы будем говорить со специалистами для того, чтобы успеть сделать все максимально быстро.

Но абсолютно точно, что люди, которых изберут на этих выборах, будут работать определенное время в условиях «переходного периода».

А не будет меняться срок действия полномочий? Потому что эксперты говорят, что 5 лет — это многовато.

— Это вопрос, ответ на который должен быть определен в рамках работы Конституционной комиссии.

В интервью «Дню» «Доступно о децентрализации» от 15 апреля этого года эксперты назвали вас «единственным лоббистом реформы децентрализации в Украине». И отметили, что, несмотря на то, что вы — на очень влиятельной должности, только вас недостаточно. Кого вы называете своим союзником? И кто, по вашему мнению, против — тормозит сегодня процесс децентрализации?

— Президент — союзник. И он сторонник децентрализации. Я точно могу об этом сказать. Союзник — премьер. Он поддерживает решение о децентрализации. Союзники — фракции в парламенте. Буквально во всех фракциях есть люди, которые, фактически, являются опорой для местного самоуправления. Есть экспертная среда, международные организации. То есть сторонников этой идеи в Украине — много. Но и врагов тоже — немало.

Но если сторонники — «яркие», то противники — «серые». Они где-то на местах...

«Серые», но очень влиятельные. Очень уже надолго застряла методика в Кабмине о выполнении Закона о добровольных объединениях общин.

— Долго. Но в конечном итоге вышла.

— Уже — да. Но сколько «мариновалась»? Почему?

— Вчера (15 апреля) мы говорили об этом с премьером. И уже выходит система распределения средств Фонда регионального развития... Это все начинает работать.

Это все тормозилось из-за бюрократии или вам известны фамилии конкретных людей, которые вставляют палки в колеса?

— Система сопротивляется.

Вот поляки в конце 80-х годов — начале 90х начали делать реформы. С чего они начали? Минус 10% ВВП. Еще стояли в Польше советские танки. Были пустые прилавки в магазинах. Но старая коммунистическая система уничтожена. И они начали выстраивать новую систему. Им удалось за 16 месяцев провести основные реформы. Что у нас произошло? Союз распался, независимость мы получили. Первое время все было хорошо... Но за все эти годы мы построили постсоветскую коррумпированную централизованную страну. То есть, фактически, есть устойчивая система, которую нужно сломать и построить новую. И она будет сопротивляться и делать все для того, чтобы сохраниться. Но она уже непригодна для жизни.

— Какова доля в нынешних высших органах государственной власти «старой системы», и какова доля уже «новой», которая должна построить другую страну?

— Трудно оценить. Я думаю, что есть часть людей «сверху», которые — «о’кей». И есть немало людей «снизу», которые «о’кей». Но среди них есть те, кто — «против».

«Критическая масса» для позитивных преобразований уже есть?

— Я думаю, что есть.

На заседании Конституционной комиссии мы создали группу по децентрализации. Сразу многие сказали, что хотят работать именно в этой группе. И она стала самой большой. Есть интерес, есть готовность общества. По-другому и не может быть. Если из позвоночника вылетел «диск», и человек перестал нормально ходить, то никакого другого выхода, кроме как вставить этот «диск» обратно нет. Вот и нам сегодня нужно все вправить и поставить на свое место, чтобы оно работало. Поэтому вариантов — нет.

Насколько южные и восточные регионы готовы к децентрализации, ведь они поражены советским периодом намного сильнее? Здесь еще важно, на какие города исторически распространялось Магдебургское право. Не будет ли так, что для одних децентрализация станет лекарством, а для других лишь углубит проблемы?

— Нет. Это будет лекарство для всех. Только лекарство разного действия. Для тех, кто больше подготовлен, оно будет действовать быстрее, для тех, кто менее подготовлен — медленнее. Вопрос в том, что когда появляется децентрализация, появляется конкуренция.

Возьмем, к примеру, русское село в глубинке и польское, разница ощутима сразу. Первая система продуцирует самоуничтожение, вторая — развитие и повышение социальных стандартов. Поэтому в Украине мы создадим европейскую систему. А дальше люди в ней начнут жить. Они будут накапливать свой собственный опыт, делать определенные ошибки и исправлять их. Это будет, я считаю, непревзойденно. Возникнет энергия. Общество почувствует свою возможность, свою силу: вот мы можем садик отремонтировать, школу открыть, сами — не ожидая «подачек»... Люди почувствуют оптимизм, которого сегодня не хватает.

Вот, представьте себе, у вас — старый ненужный шкаф, который просто разваливается. И вдруг магическим образом вам дают деньги и право делать ремонт этого шкафа. Какая у вас будет реакция? Вы начинаете что-то ремонтировать, возобновлять.

«БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕНЯ БЕСПОКОИТ СЕГОДНЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК РЕФОРМ»

Назовите три Закона, которые принял парламент под Вашим председательством, приближающие Украину к Евросоюзу.

— Полное обеспечение базы для Антикоррупционного законодательства. Финансовая децентрализация. Вопрос повышения нашей обороноспособности, вопрос имплементации Соглашения с ЕС. Много вещей сделаны в направлении дерегуляции. Это уже приближает к нам Соглашение об Ассоциации. Также мы открыли рынок газа в соответствии с третьим энергопакетом. Это — наша борьба с олигархизацией, теневым рынком. Приняли Закон Об общественном вещании — одном из основ демократического общества.

Много вещей, которые являются системными, .

И они не ощутимы для людей. Семикратное повышение тарифов, 15% налог из пенсии, налог на импортные товары — все это сразу заметно. А вот то, о чем вы говорите, люди не чувствуют, не видят конкретных сдвигов. Когда они будут?

— Это очень сложно показать, но все эти изменения будут набирать обороты.

Вы, как председатель парламента, видите конкретный законопроект, который можно принять, чтобы убедить людей, что власть работает на улучшение их жизни? Сейчас это очень необходимо.

— Часто мне задают этот вопрос, что нужно сразу сделать для того, чтобы стало лучше...

Глубина проблем настолько серьезная, что сделать сегодня какое-то «чудо» очень сложно. С точки зрения всех имеющихся вызовов: и внешних, и внутренних. Я об этом сейчас не говорю, но Украину ограбили достаточно серьезно... И о международной помощи, которую мы получаем, я говорю, что это мы приобрели песочные часы. Нам дали пару миллиардов макрофинансовой помощи — мы эти часы перевернули и у нас есть запас времени от потрясений для того, чтобы реформироваться.

Я не знаю стран Европы, где были бы очень быстрые и качественные реформы, чтобы они сделали их уже на следующий день.

Словакия, Литва... Там от реформы до результата проходило 3-6 месяцев.

— Да. Я думаю, что у нас тоже есть рецепт для быстрого «выздоровления». Это — наведение порядка в судебной системе. Это — жесткая борьба с коррупционерами и взяточниками: жесткая, финализированная — задержали, расследовали, посадили.

На самом деле, что меня тревожит сегодня больше всего, — это экономический блок реформ. Потому что есть как субъективные, так и объективные факторы нашего «падения». Понятно, что когда на востоке — война, то привлечь инвестора очень сложно. Но можно ведь. Что для этого нужно сделать? Нужно установить мораторий на изменения в законодательстве в этой сфере. Законы должны быть, и бизнесмен должен иметь гарантии, что никто не будет менять «правила игры во время игры» как минимум 5-10 лет. К этому нам тоже еще нужно прийти.

У нас должна быть очень четкая стратегия дальнейшего экономического развития. Потому что дерегуляция это хорошо, и имплементация Соглашения об Ассоциации с ЕС — это хорошо, но создание условий для развития внутреннего рынка, внутреннего производителя — это то, что нам очень нужно. До сих пор все у нас зависело от импорта сырья во многих сферах. И сейчас нужно все делать для того, чтобы добавленная стоимость оставалась в Украине.

Когда инвесторы сюда приходили, то считали нас «дикарями»: «наезды» налоговой, санстанции, пожарников; разрешения на местах — «хотим дадим, не хотим не дадим»... Поэтому вопрос стабильного прозрачного действенного законодательства для инвестора является очень серьезным.

«КОГДА ДЕПУТАТ ВЫХОДИТ ИЗ ФРАКЦИИ, ОТ ПАРТИИ КОТОРОЙ ПОПАЛ В РАДУ, ТО ОН ДОЛЖЕН СЛОЖИТЬ МАНДАТ И УЙТИ ИЗ ПАРЛАМЕНТА»

Парламентская коалиция с самого начала создавалась на условии выполнения Коалиционного соглашения. Но мы видим, что из тех пунктов и сроков, которые там указаны, мало что выполняется и соблюдается. Почему?

— Не согласен. Мы до конца этого месяца сделаем план законодательного обеспечения реформ. Он будет достаточно конкретным, четким и инклюзивным. Мы взяли за основу Стратегию Украина -2020 Президента.

Но есть коалиционное соглашение...

— Там по многим вопросам нет четкости. В этом плане будет конкретная графика, фамилии ответственных лиц, конкретные законы, которые следует принять, и тому подобное.

Мы фактически делаем «перевод» коалиционного соглашения, Соглашения об ассоциации с ЕС и Программы действий правительства...

До конца месяца я хочу, чтобы этот план стал официальным документом для нашей работы.

Там есть семь разделов — оборона, экономика... И будут задания, которые нам необходимо выполнить. Дальше я бы очень хотел, чтобы мы с коллегами по парламенту совместно утвердили (я очень благодарен тем, кто подключается к работе) этот план действий, чтобы мы понимали, что должны делать в мае, июне, июле, августе.

Предусматриваете ли наказание за «просрочку»?

— Законодательство не предусматривает наказания. Даже в моих полномочиях как председателя Верховной Ради нет почему-то того, чтобы привлечь к ответственности нарушителей.

Почему Украина не ратифицирует Римский устав, что предусмотрено Соглашением об Ассоциации с ЕС?

— — В рамках конституционного процесса нужно урегулировать и этот вопрос. Поскольку только Конституцией может быть урегулирован этот вопрос. Я думаю, мы примем это решение....

Как бы вы в целом охарактеризовали уровень парламентской дисциплины в нынешнем созыве ВРУ? Почему парламентарии в такое сложное для страны время позволяют себе продолжительные «каникулы»? То, что они это время используют на работу в округах — очень сомнительный аргумент.

— Верховная Рада работает в режиме пленарных заседаний и непленарных недель. Выходит так — неделю мы работаем в пленарном режиме и принимаем наработанные законопроекты, следующую неделю мы работаем в комитетах, нарабатывая решения, проводим обсуждение в комитетах. Я бы сказал, что работа в комитетах более важная, чем в сессионном зале.

В сессионном зале должно быть автоматическое одобрение качественно подготовленных законопроектов, которые обсуждены во фракциях, экспертных средах и так далее. Следующая неделя — комитеты. Одна неделя даётся депутатам, чтобы они поработали в своих округах, поездили по стране и увидели, что там происходит. Это тоже нормальная работа, которая происходит во всех европейских парламентах.

Что касается дисциплины, то я согласен, что нам нужно над ней работать. И всем хочу сказать, что у меня есть взаимопонимание в этом вопросе с лидерами фракций. Внутри фракций также есть понимание этого вопроса. Но когда в зале находится свыше 400 человек, они все независимые, деловые, имеют кучу своих вопросов, потому они заходят и выходят из помещения.

Но я уверен, что мы сможем в этом вопросе добиться успеха. Будет кодекс корпоративного поведения внутри коалиции. Надеюсь, что он будет со всеми обсуждён и все его поддержат. Это будет личное обязательство каждого — не перед законом, а перед Украиной — что мы можем и не можем делать.

Как вы прокомментируете выход четырёх депутатов из фракции «БПП»?

— Демократия. Это — решение депутатов.

Кажется, есть планы законодательно запретить тем депутатам, которые вышли из определенной фракции, вступать в другие фракции?

— Внесен законопроект №2300, который, я считаю, нужно принимать. И так думаю не только я, но и фракция «БПП» и коалиция. Это была инициатива фракций коалиции.

Мы ещё будем отшлифовывать этот вопрос.

Но, если ты пришёл с политической силой, с которой образовали фракцию или группу и ты сотрудничаешь, нет никаких вопросов. Но если ты хочешь выйти, то зачем ты входил? Я думаю, если человек выходит из фракции, от партии с которой он пришёл в ВР, он должен сдать мандат и уйти из парламента, или по крайней мере не имеет права выступать от другой политической силы.

А если эти депутаты не проходили по списку партии?

— Не суть важно, «списочники» они или «мажоритарщики». Они использовали командную работу. И если человек хочет сделать по совести, то он должен сдать мандат, если он выходит из данной фракции. Когда будут следующие выборы, этот человек может пойти сам, или с другой политической силой — это честно.

Вторая позиция заключается в том, что должна быть внутренняя конкуренция внутри любой политической команды. Зачем выходить из команды? Если не нравятся правила — добейся изменения этих правил.

Те, кто вышли, говорят, что не могли добиться их изменения.

— Тарас Шевченко сказал: «Борітеся — поборете».

И в данном случае я считаю, что так и нужно, потому что именно так рождается демократия. Конечно, человек имеет право выйти. Написавши заявление о сдаче мандата.

И я считаю, мы должны отработать этот вопрос как восстановление демократической Украины.

«ОТ ЕВРОПЕЙСКОГО САММИТА В РИГЕ Я ОЖИДАЮ ОЧЕНЬ МОЩНЫЙ И СЕРЬЕЗНЫЙ СИГНАЛ ДЛЯ УКРАИНЫ»

Относительно законопроекта о национализации имущества страны-агрессора. Почему вы не поддержали его?

— Меня не было в зале в этот момент.

А почему не поддержала фракция «БПП»?

— Название закона может быть правильным, но суть другая. Поэтому я не думаю, что в этом что-то было. Там есть реальные механизмы, которые нужно чётко устанавливать...

То есть ВР может вернуться к рассмотрению этого законопроекта?

— Это нужно обсудить с фракциями, кто голосовал «против», какие у них аргументы.

Через полтора месяца в Риге состоится европейский саммит, на котором как говорил Президент, мы должны были бы получить безвизовый режим со странами Евросоюза. Еврочиновники уже заявили, что это нереально. Причина: Украина «чрезвычайно медленно» выполняет взятые на себя обязательства по имплементации Соглашения об Ассоциации с ЕС. Как Вы объясняете, почему? Какая ваша оценка готовности к саммиту и какая программа-максимум и программа-минимум на него?

— Я ожидаю от саммита очень мощных и серьезных сигналов для Украины. Ещё есть время. Забегать заранее было бы абсолютно необъективно.

Что касается Верховной Рады, то свою часть задач она выполнила — относительно принятия тех или иных решений, которые нужны для имплементации Соглашения об Ассоциации с ЕС.

Я думаю, что безвизовый режим очень важен, и я убеждён в том, что исполнительная власть должна сделать всё для того, чтобы план относительно введения безвизового режима был реализован. Если нужна будет поддержка парламента, она будет 100%-й.

На сегодня абсолютно очевидным является то, что Минские договорённости не дали желаемого результата, хотя с самого начала было понятно, что это проигрышный для нас формат. По факту Кремль полностью контролирует часть Донбасса и продолжает заполнять этот регион своими военными и оружием. Какой вы видите выход из ситуации? Чего, по-вашему, следует ожидать в ближайшее время?

— Безусловно, должно осуществляться выполнение мирного плана и реализация Минских соглашений.

Что же касается плана действий, то бесспорно нам нужно проведение местных выборов по украинскому законодательству. Для этого является важным выполнение трёх позиций — отсутствие боевых действий, усиление и сохранение санкций против России и повышение обороноспособности Украины.

Но россияне всего этого не хотят.

— Нужно искать механизмы для выполнения этого. Я не знаю, кто и что хочет выполнять — Минские соглашения подписаны четырьмя лидерами государств.

Что должна сделать Украина, чтобы вернуть представителей США в переговорный процесс, ведь именно они и Британия являются гарантами нашей территориальной целостности в соответствии с Будапештским меморандумом?

— Я думаю, что это для Соединенных Штатов огромная ответственность с точки зрения гарантирования положений Будапештского меморандума. Но что касается «нормандского формата», то хочу подчеркнуть, что там есть 4 подписи, в том числе — Президента России. Это значит, что РФ должна выполнять Минские соглашения.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, Иван КАПСАМУН, «День», фото Руслана КАНЮКИ, Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments