Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Януковичу, в отличие от Путина, не повезло с народом

Украинские события переросли в серьезнейший цивилизационный кризис
13 декабря, 2013 - 10:01
«ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ» / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Сейчас я начну противоречить своим предыдущим публикациям. Не всем, конечно. И далеко не во всем. Но вот в том, что касается отличий Украины от России, наверное, стоит сделать некоторые корректировки в части, касающейся украинской правящей элиты.

Текст этот во многом является результатом как просмотра западной прессы, так и сетевого общения с людьми, живущими в Украине, России, других странах. Всем им спасибо за общение, все они пытаются разобраться в существе происходящих событий. Не исключаю, что некоторые тезисы, сформулированные в этих разговорах, вызовут отторжение у украинского и не только украинского читателя. Но уверен, что в самые критические ситуации, когда кажется, что можно разговаривать только лозунгами, всегда есть необходимость и возможность взглянуть на происходящее со стороны.

Меня при этом нисколько не смущает, что я пишу о происходящем в иностранном государстве. Украинские события начались вокруг проблемы, затрагивающей всю Европу, а сейчас уже переросли в серьезнейший цивилизационный кризис. В такие моменты особо остро ощущаешь ценность каждой нации для той цивилизации, которую принято именовать иудео-христианской. Для русских, отказавшихся и от формирования нации, и от единства с этой цивилизацией, очень важен опыт национального выбора, входящего в противоречие с опытом правящей элиты.

Сопоставление Украины и России неизбежно в рассуждениях на тему происходящего. Из высказываний последних дней, конечно, важнее и трезвее всего голос Збигнева Бжезинского, который мыслит десятилетиями. А потому он и не придает первостепенного значения вопросу о власти в данный момент, говорит о Евромайдане как о важнейшем этапе становления новой украинской идентичности. Это один взгляд, один масштаб. Другой — суждения Андрея Илларионова о том, что сейчас главное уже не интеграция, а то, как избежать репрессий. И при этом у обоих на заднем плане суждения о будущем России, которая подтянется за Украиной.

Но России, чтобы «подтянуться», надо совершить тот рывок в национальном развитии, который украинцы, по мнению Бжезинского, совершили в последние 25-30 лет. Украина не Россия, прежде всего, по той же причине, по которой не Россия и Польша, Венгрия, Чехия, где главным фактором нациогенеза было избавление от русской опеки и навязанного русскими общественно-политического устройства. Перебирать основные различия можно, конечно, но это — центральное и главное. Все остальное упирается в это, вторично по отношению к тождеству формирования нации и освобождения от России.

Однако с этого начинаются и фундаментальные противоречия, в которых и развивается Украина. Сейчас мои украинские и не только украинские собеседники сосредоточены, в первую очередь, на различиях между двумя нашими странами. Различия действительно принципиальные и охватывают все стороны жизни общества, в том числе и формы олигархии, и внутриэлитные отношения. Так, в Украине сохранение реальной многопартийности и парламентаризма обусловлено тем, что консолидация элит обеспечивается межклановым консенсусом, а не за счет доминирования одного клана, подавившего все остальные, как в России.

И, тем не менее, опасность русификации украинской квазидемократии существует. Украинские эксперты со знанием дела рассуждают о связях различных олигархов с Москвой. Но возможен и другой взгляд, основанный не на первичности экономических интересов, а на приоритете их политического, точнее, властного обеспечения. Именно так рассматривал соотношение политики и экономики успешный путчист и дон большевистской мафии Ленин. Его расхожее высказывание «политика есть концентрированное выражение экономики» имеет продолжение — «политика не может не иметь первенства над экономикой».

 В фильме «Крестный отец» несколько потерялось то, что ясно сформулировано в романе: капо дель капи становился тот, кто обеспечивал крышу со стороны легальных властных институтов. Янукович перенес источник своей легитимности в Кремль и превратился в посредника между рвущимся крышевать Украину Путиным и украинскими олигархами. Во всяком случае, претендует на такую роль. И, разумеется, за постоянными разговорами о трубе и газе забывается, что русская экспансия является еще наступлением военно-промышленного комплекса. Илларионов напомнил об этом. На фоне Майдана совершенно затерялись сообщения о переговорах Азарова и Рогозина.

Да, Украина не Россия. И Майдан это доказывает. Но вот перечень мер, предпринятых Януковичем в последние годы. Процитируем обзор Дэвида Саттера:

— «В 2010 году, когда Янукович был избран Президентом, в Верховной Раде было демократическое большинство. Но его жизнь оказалась недолгой. Янукович начал подкупать или запугивать депутатов, что в конечном итоге сформировало подконтрольное ему большинство. Когда этот процесс был завершен, он переключил внимание на Конституционный суд, уволив треть из 18 судей. Новый Конституционный суд, таким образом, стал состоять из большинства лояльных Президенту людей. Новый Конституционный Суд лишил Верховный Суд права рассматривать апелляции и передал эти полномочия судам более низкой инстанции. Одновременно с этим были изменены полномочия Съезда судей Украины, который до этого регулировал деятельность и полномочия судей. Судьи административных судов и судов по экономическим делам, наиболее коррумпированных в стране, получили непропорционально большую власть. В результате вся судейская система оказалась под контролем Януковича.

В конце 2010 года Конституционный Суд отменил изменения Конституции страны, которые были введены в 2004 году, и сделали Украину не президентской, а президентской и парламентской республикой.

После того как страна оказалась полностью под его контролем, Янукович предложил 21 «реформу», включая реформу налогов, здравоохранения, юстиции, образования и других областей жизни.

Пока внимание страны было отвлечено предложенными реформами, Партия регионов Януковича начала массовую «рейдерскую» кампанию, в ходе которой партийное руководство прибирало к рукам частный бизнес и собственность на основании липовых судейских решений. Нарушения творились настолько неприкрыто, что иногда владельцы бизнеса узнавали о том, что они уже больше никаким предприятием не владеют, из решения судов, о существовании которых они вообще ничего не знали.

Рейдерство затронуло не только крупный, но и средний, и мелкий бизнес. Механизм защиты прав личности на Украине был полностью уничтожен.

С учетом этих обстоятельств, система, которую создал Янукович, абсолютно несовместима с юридическими и экономическими требованиями Европейского Союза. Януковича в его нежелании подписывать Соглашение об ассоциации с Европой поддерживают бизнесмены, которым легче работать с Россией, производя продукцию низкого качества и не делая серьезных инвестиций».

Конец цитаты. И цитата эта такова, что по каждому пункту можно найти параллель с путинской Россией, особенно в том, что касается подчинения судов. Уж не одна ли команда готовила осуществленный план Путина и осуществляемый план Януковича, у которого есть все, кроме одного. Нет имперского ресурса, который используется Путиным для подавления русского нациогенеза. Януковичу, в отличие от Путина, не повезло с народом.

Но я не буду заканчивать свои заметки на светлой оптимистичной ноте. Благодаря Майдану мы лучше узнали мир, в котором живем. Это надо понять. Не говорю принять по одной причине — такой мир об этом никого не спрашивает. Его не интересует, принимают его или нет.

Так что же мы узнали?

На улицу может выйти полтора миллиона человек, которых поддерживают в их собственной стране десятки миллионов. Но власть не обратит никакого внимания на их требования.

Во всем мире с этими миллионами может быть выражена солидарность. Можно подсветить Эйфелеву башню и статую Свободы в цвета флага того народа, что вышел на улицы. Но власти достаточно будет противопоставить этой многомиллионной солидарности несколько сотен бойцов спецподразделений, чтобы удержаться и пойти в наступление.

Власть может спокойно перенести источник своей легитимности в соседнюю столицу, где ничего не знают о принципе народного суверенитета. И это только укрепит ее позиции.

Повторим еще раз: Майдан еще даст свои результаты. Может быть, завтра, может быть, в следующем поколении. Но если все сойдет на нет, неизбежен период разочарования и апатии не только у украинцев — удар будет нанесен по европейским ценностям и надеждам на их возрождение и распространение. Европе как никогда нужно обновление сейчас, в данный момент. Но в Кремле — не Горбачев. Мы постоянно забываем, что бархатные революции проходили в бархатных условиях — Москва не вмешивалась. Украинцы же с 2004 года отстаивают свой суверенитет под сильнейшим давлением Кремля, нацеленного на новую экспансию. Сейчас они это делают в условиях предательства правящей элиты.

И последнее. В России наивные и пассивные мечтатели почему-то уверены, что с падением цен на нефть автоматически установится демократия. Ибо путинский режим тогда не удержится. Это все ерунда. И в том, что касается последствий ценовых изменений — экономика не столь примитивна, как это кажется кухонно-сетевым мечтателям. И в том, что касается политических последствий. Режимы, подобные путинскому и представляющие собой идеал для Януковича, не зависят от положения дел в своих странах. Цель их власти — власть. И источник власти — власть. Как показывает опыт Зимбабве, давно уже приведенной Робертом Мугабе в ад, править можно и нищей, разоренной страной. И Мугабе не один такой.

Это я к тому, что не следует делать линейных политических прогнозов на основе прогнозов экономических, искать прямую связь между стабильностью в экономике и устойчивостью режима Януковича. Таким правителям очень часто чем хуже, тем лучше.

Дмитрий ШУШАРИН, историк, публицист, Москва, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments