Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Европа будущего – около Юпитера

О возможностях освоения Марса, Луны и других космических тел рассказывает профессор Анатолий Видьмаченко
2 августа, 2018 - 19:45
ФОТО REUTERS

«Современные фантасты почему-то если уже отправляют людей на Марс или Луну, то основное для них — раскрыть взаимоотношения между личностями. А относительно самого Марса или Луны — так это уже для них не фантастика. Сейчас самым прорывным они считают полет к ближайшей звезде. Но, как по мне, это действительно фантастика», — говорит планетолог Анатолий Видьмаченко, когда спрашиваю о фантастике, которая имеет шанс вскоре стать реальностью. Анатолий Петрович много читает, в частности книг этого жанра, но не может выделить такую, которая особенно поразила его в последнее время.

Вообще доктор физико-математических наук, профессор Анатолий Видьмаченко работает на должности главного научного сотрудника отдела физики субзвездных и планетных систем Главной астрономической обсерватории НАН Украины. С ним мы говорили о реальных, хоть и в отдаленной перспективе, сценариях колонизации человеком космических тел: Марса, Луны, Европы (той, которая является спутником Юпитера), а еще, например, об «астероидном такси».

Разговаривали мы накануне большого противостояния Марса, которое наблюдали 27 июля. Ничего боевого — в этот период Солнце, Земля и «красная планета» оказываются на одной линии, а расстояние между Землей и Марсом становится минимальным. Происходит это в среднем раз в 15 лет, такое время самое удобное для запуска космических миссий на Марс, ведь аппаратам нужно лететь на несколько десятков миллионов километров меньше. Вот и в этот май NASA запустила посадочный модуль InSight, еще и сопровождение из двух наноспутников CubeSat: MarCO-А и MarCO-В (читается «МАРКО-А» и «МАРКО-Б», «сугубо украинские имена!» — шутит Анатолий Петрович), которые будут изучать почву и сейсмическую активность на этой планете. Высадка на Марс должна состояться 26 ноября 2018 года, а сопровождение полетит дальше. Поэтому вопросов для исследований много. Единственная проблема — из-за традиции мизерного финансирования науки Украина может вообще остаться без планетологов. Об этом и других, более космических делах — в интервью с Анатолием Видьмаченко.

ПЛАНЕТОЛОГ АНАТОЛИЙ ВЕДЬМАЧЕНКО СТОИТ РЯДОМ С ПАВИЛЬОНОМ ДЛЯ ТЕЛЕСКОПА «ЦЕЛЕСТРОН-40» НА ТЕРРИТОРИИ ГЛАВНОЙ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ НАН УКРАИНЫ. «ЦЕЛЕСТРОН-40» ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ПРИ НАБЛЮДЕНИЯХ ЗВЕЗД С ЭКЗОПЛАНЕТАМИ, ЗАТМЕННЫХ ДВОЙНЫХ ЗВЕЗД И ЗВЕЗД С ДИСКОВЫМИ СТРУКТУРАМИ / ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «ДЕНЬ»

В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ НА МАРСЕ МОГУТ НАЧАТЬСЯ ИЗВЕРЖЕНИЯ ВУЛКАНОВ»

— Наноспутники CubeSat, которые сейчас летят в Марс, будут изучать его почву и сейсмическую активность. Что в этом плане сейчас больше всего интересует ученых?

— На Марсе около двух с половиной десятков вулканов — тех, которые привычны для нас, с конусами, где наверху что-то извергается и стекает лава. Раньше думали, что они очень старые. А оказалось, что на склонах четырех самых высоких из них, высота которых около 27 километров, возраст породы, который должен был составлять миллиарды лет, в действительности в пределах миллиарда. То есть, по геологическим меркам, совсем недавно оттуда выливалась огромная масса с высокой температурой. И как раз по этой причине начали говорить об исследовании сейсмики этой планеты — ведь если сейсмические толчки есть, то эти вулканы еще смогут действовать. Одна из моделей показывает, что вот эти вулканы заснули, где-то несколько сотен миллионов лет поспало, им это «надоело», пришло время подниматься. И в ближайшее время они снова могут начать извергаться, хотя бы некоторые из этих двух с половиной десятков. Сейсмика предшествует этим извержениям: сначала марсотрясения, а затем извержения. Поэтому одна из задач — посмотреть, сейсмически активен Марс или нет.

До этого только на одном космическом аппарате был небольшой прибор, который позволял определенным образом говорить о том, есть ли какие-то марсотрясения.

Если говорить о колонизации Марса, сейсмическая активность может быть одним из усложняющих факторов?

— Чтобы это не было усложняющим фактором, не нужно высаживаться на этих вулканах. Их два с половиной десятка, а еще есть остальная территория. Марс по диаметру всего вдвое меньше Земли, можно найти где пожить. Единственное, что радиация там достаточно высокая: ее уровень где-то в два с половиной раза выше, чем там, где летают на орбитальных станциях космонавты. К тому же космонавтов, которые летают вокруг Земли, защищает еще и магнитное поле нашей планеты. На Марсе не защищает ничего, там почти нет магнитного поля.

В течение только полета к Марсу, этих семи-восьми месяцев, космонавт может набрать смертельную дозу радиации, когда вероятность того, выживет он или нет, составляет 50 на 50. И это при условии, как сейчас, когда минимум солнечной активности и на Солнце практически нет выбросов. А если уже кто-то долетел туда, нужно сразу закапываться в землю или прятаться в пещере. Сейчас планируют полет на Марс в 2022 году (проект Mars One. — Авт.), когда будет максимум солнечной активности. В этот период даже меньше космонавтов около Земли летает. Поэтому лучше это делать или раньше, или где-то после 2025 года.

КАК МИКРООРГАНИЗМЫ МОГУТ «ПРИРУЧИТЬ» МАРС

— Еще в одном интервью вы рассказывали, что на Марсе есть очень вредная и очень мелкая пыль...

— Так называемые перхлораты. Это хлорные соединения, действительно очень опасные для дыхания и очень маленькие. Если наша пыль, скажем, на столе — это сотни микрон, даже бывают частицы около миллиметра, то размеры перхлоратов меньше микрона, то есть тысячной частицы миллиметра. Соответственно, они проникают во все щели и быстро забивают все возможные фильтры. На Марсе могут работать только полностью герметизированные космические аппараты, которые не будут иметь связи с внешней атмосферой. Если аппараты имеют колеса, соответственно, там есть какие-то щели. Эти перхлораты туда попадают, набиваются. И если у некоторых из таких аппаратов, которые исследуют Марс, сначала было по шесть колес, то потом количество работающих уменьшалось до трех, двух. Хотя некоторые из этих аппаратов работают на Марсе около десяти лет.

Если возвращаться к колонизации Марса, вы как-то говорили журналистам, что возможен вариант создания благоприятных для человека условий там — тераформирование, оземление. Как это может выглядеть? Сколько будет длиться?

— Нужно подождать пару сотен тысяч лет (смеется. — Авт.). Действительно, это достаточно длительный процесс. Сейчас мы с коллегами готовим материал о том, что можно вбросить туда микроорганизмы, которые могли бы питаться углекислым газом и выделять кислород, чтобы его на Марсе становилось все больше. Посчитали, что несколько десятков-сотен наноспутников, наполненных специальным биоматериалом, микроорганизмами, которые потребляют углекислый газ, могут поработать там несколько десятков-сотен лет, и тогда на Марсе станет теплее, вода начнет заливать определенные низины, поднимется давление в атмосфере... Ведь в первые несколько сотен миллионов лет давление на Марсе было 0,4 бара, тогда как на Земле — 1 бар (сейчас давление около поверхности Марса в 160 раз меньше земного. — Авт.). Раз оно такое было, можно попытаться снова его поднять.

Космические аппараты «Викинг» со средины 1970-х находились на поверхности Марса и искали там жизнь. Хотелось бы, чтобы они «докарабкались» хотя бы до льда. Как потом оказалось, они не добрались до него совсем немного. Приборы на «Викингах» черпали своим ковшом на глубину пять-семь сантиметров, а как стало известно сейчас, замерзшая вода находится на глубине более 15-20 сантиметров. Если бы они добрались до воды, то еще тогда можно было бы существенно изменить стратегию будущих исследований. А так с конца 1970-х и вплоть до начала 2000-х все искали там воду. Теперь воду нашли, и опять необходимо искать жизнь (в частности, на полюсах Марса есть лед, а в конце июля стало известно, что на планете существуют подледные озера с жидкой водой. — Авт.). Где-то с 2009 года начали снова готовить космические аппараты с целью поиска чего-то похожего на жизнь, хотя бы микробного.

ВУЛКАНЫ И ПОЛЕЗНЫЕ ИСКОПАЕМЫЕ ЛУНЫ

— Читала, что украинские ученые принимают участие в международных проектах относительно исследования Луны, которая может быть площадкой перед более глобальными исследованиями, опять-таки на Марсе.

— Интересна в этом плане работа Китая. Там решили: да, Марс — это хорошо, но нужно научиться просто выживать в других условиях, кроме Земли. Поэтому они показали свою красивую систему жилищно-научного комплекса, которая находится в Антарктиде, и сказали, что систему такого типа сначала опробуют на Луне, немного обживут ее, а затем будут добираться и до Марса. То есть они не против принимать участие в проектах относительно Марса, запускают туда космические аппараты, исследуют его с близкого расстояния, но саму колонизацию откладывают на более позднее время.

Ученые, которые работали в Главной астрономической обсерватории и в Харьковском национальном университете имени Каразина, проводили исследования именно поверхности Луны, изменений, которые там происходят. В ХНУ имени Каразина, где есть Научно-исследовательский институт астрономии, исследовали преимущественно поверхность Луны, используя спектрофотометрические и спектрополяриметрические методы. У нас, например, Виталий Кислюк исследовал фигуру Луны.

Плюс мы подавали несколько предложений, как можно астрономическими методами, поставив телескоп в околополярных областях или около экватора, наблюдать, как Луна меняет наклоны своей оси вращения. Мы повторили работу 1960-х годов, используя новый метод, и показали, что можно за год исследовать то, что исследуется десятки лет.

Кроме того, ресурсы на поверхности Земли исчерпываются. А в космосе они есть. И первый источник — это Луна. Еще есть несколько астероидов, которые летают неподалеку от Земли, можно осваивать и их. Причем там есть такие объекты, где запасы металлов — железа, никеля — больше, чем в половине рудников на Земле. И эти астероиды не такие и большие. Можно их перетягивать сюда и работать с ними. А можно не перетягивать весь камень, а полететь туда, добыть то, что хочется, переработать — и прямо там получить готовый материал. Микросхемы, например, можно изготовить там и привезти только несколько контейнеров.

На Луне еще может быть сейсмическая активность?

— Она есть. Вулканическая. Когда туда летали «Аполлоны» (в период с 1968-го по 1975 годы таких миссий было шесть. — Авт.), они оставили там сейсмометры. Эти аппараты зарегистрировали, что кроме обычной вулканической деятельности, когда трясется кора, есть еще так называемая ударная активность, то есть метеороид из космоса ударяется о поверхность, и это чувствуется. Причем на обратной стороне Луны, которую мы не видим, сейсмическая активность в несколько раз больше, чем на стороне, которую мы видим.

МАРС, НА ЗЕМНОМ КАЛЕНДАРЕ 5 АВГУСТА 2015 ГОДА. МАРСОХОД CURIOSITY ДЕЛАЕТ СЕЛФИ В РАЙОНЕ БАКСКИН. В МАРТЕ 2018 ГОДА ЭТА МАРСИАНСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ NASA «ОТМЕТИЛА» 2000-Е МАРСИАНСКИЕ СОЛНЕЧНЫЕ СУТКИ, ИЛИ СОЛ, ЧТО РАБОТАЕТ НА «КРАСНОЙ ПЛАНЕТЕ». МНОГОЧИСЛЕННЫЕ СЕЛФИ CURIOSITY, КОТОРЫЕ ЗА ЭТО ВРЕМЯ ПОПАЛИ В НОВОСТНЫЕ ЛЕНТЫ ВСЕГО МИРА, ПОМОГАЮТ УЧЕНЫМ СЛЕДИТЬ ЗА СОСТОЯНИЕМ АППАРАТА

Обычно на Луне встречались такие вулканы: лава выливалась через трещины в коре и растекалась, застывая на поверхности. В 1999 году на нашем спутнике нашли вулкан, который является конусом высотой около шести километров, с кратером — Комптона и Бельковича. И в пределах 800 миллионов лет оттуда могла выливаться лава. То есть геологически совсем недавно. Интересно, что то, что выливалось, содержало радиоактивный элемент торий, на склонах этих объектов найдено его огромное количество.

В ПОИСКАХ ЖИЗНИ В ЕВРОПЕ

— В мае вы с коллегой выступали на международной научной конференции «Астрономическая школа молодых ученых» с докладом о возможностях колонизации Европы, спутника Юпитера. Среди преимуществ — под толстым слоем льда на нем есть вода. В то же время до Европы трудно добраться. Можете рассказать детальнее о преимуществах этого космического тела для колонизации? Какие его исследования проводятся сейчас?

— О Европе было известно давно, что там до глубины 10-12 километров     — лед, а глубже, от нескольких десятков до, возможно, сотни километров — вода. Однако иногда лед в некоторых местах подтаивает, а это значит, что на определенной глубине полностью может образоваться так называемая линза небольшого размера, в которой будет существовать вода. Поскольку во льду соль вымерзает, поэтому талая вода будет несоленой, практически питьевой. Следовательно, можно пробурить именно в этом месте и получить воду. Притяжение там практически такое же, как на Луне — одна шестая от земного. Следовательно, теоретически в такой водяной линзе можно сделать плавающий остров, сделать из нее кислород, набрать немного азота, потому что там есть аммиак, — и можно жить. Сверху сквозь лед светит Юпитер, где-то далеко — Солнце.

А в 2012 году оказалось, что на Европе есть не просто вода, но и трещины, через которые она выбрасывается в окружающее пространство, гейзеры. Следовательно, имеем воду практически на поверхности. Если искать жизнь, проходя 12 километров, — это же очень много бурить. А если есть такие гейзеры — пролетай мимо, быстро хватай несколько килограммов этой воды, пакуй в контейнер и исследуй, есть ли жизнь в Европе.

«ЗАЛЕЧЬ НА ДНО» НА МЕРКУРИИ

— С какого небесного тела стоило бы начинать колонизацию, если бы люди захотели где-то еще пожить?

— Мы с тремя коллегами как раз рассказывали на «Астрономической школе молодых ученых», где можно искать жизнь, где осваивать определенные территории и жить там. Вывод первый: человек не должен подвергаться риску астероидной опасности и жить только на Земле. Необходимо проводить так называемое повторное перезаселение. Например, выбираем несколько астероидов. Сейчас известно около пяти тысяч астероидов, которые периодически сближаются с Землей. Мы подобрали где-то несколько десятков астероидов, диаметр которых два-три километра и на которых есть вода, железо, кремний, другие полезные ископаемые. Одни из них летают по кругу, другие имеют вытянутые орбиты и периодически пролетают то вблизи Земли, то около отобранных астероидов, которые двигаются по кругу. Соответственно, высаживаемся на такой астероид, зарываемся под его поверхность, из воды выделяем кислород, заселяем это космическое тело, вот создаем пару десятков таких станций — и имеем десятки своеобразных маршрутных такси для связи с Землей.

Мы посчитали, что можно «сесть» на такой-то астероид, который летит в определенную необходимую нам сторону, подлететь так к другому и высадиться на него. Не нужно лететь миллионы километров, вместо этого рассчитываются такие моменты, чтобы вы подлетели к своей конечной цели на «астероидном такси», а затем на небольшом космическом аппарате практически за несколько дней осуществили своеобразный трансфер от астероида до астероида.

Для длительного заселения необходимо подобрать такие астероиды, где есть железоникелевые руды, вода, которую можно добывать, редкие химические элементы — а существуют такие, где есть даже золото и платина. Тогда в их подземельях можно спокойно жить, работать, добывать полезные ископаемые, производить необходимую человечеству продукцию. Там постоянно могут находиться «руководители такси», персонал для поддержки жизнедеятельности станции и тому подобное, а специалисты конкретных отраслей, необходимые для данного завода, фабрики на астероиде — вполне могут работать вахтовым методом. Понятно, что между станциями должна существовать постоянная связь. И двух-трех десятков таких космических «маршрутных такси» будет достаточно для того, чтобы освоить пространство от Земли, через пояс астероидов и вплоть до Юпитера. И прожив там несколько лет, люди возвращаются на Землю, мы исследуем, какие изменения произошли в их организме, можно ли переселиться туда окончательно.

Второе место — та же Европа и еще несколько спутников Юпитера и Сатурна. Европа все-таки находится достаточно близко от Юпитера, там слишком сильное для нас магнитное поле, может быть большое облучение. Поэтому нужно добраться до Европы и сразу проникнуть под лед, где есть хорошая вода — плавай, купайся (смеется. — Авт.). Еще есть ледяной спутник Юпитера Ганимед, который расположен уже дальше от этой планеты, радиации там меньше, воды тоже хватает. Около Сатурна есть три-четыре объекта, которые тоже можно заселять. А еще достаточно неожиданным вариантом является Венера.

Там знойно, более 400 градусов по Цельсию на поверхности...

— Да, но на высоте около 50-60 километров температура колеблется от ноля до +30 градусов по Цельсию. Давление — одна атмосфера. Но атмосфера из углекислого газа. С другой стороны, в составе этого газа есть кислород           — так берите его, делите и получайте кислород. Более того, рядом есть немало водяной пары, а также существует возможность добывать азот. Теперь представляем: если подготовить шар диаметром один километр, наполнить его смесью азота и кислорода или, как делают американцы в своих космических аппаратах, — гелия и кислорода, выходит, что и извне, и внутри — давление одна атмосфера. Впрочем, атмосфера земного состава будет немного легче, чем та, что извне. Соответственно, есть плавучесть нашего шара. Около сотни тысяч людей может там поселиться, в несколько этажей. Ускорение свободного падения, которое на Земле составляет 9,8 метра в секунду в квадрате, там     — 8,9, очень близко. Кости будут целы, не будет остеохондроза (смеется.             — Авт.). Поэтому вот еще один интересный объект для заселения.

А вот еще один вариант. Ученый Алексей Стеклов посчитал, как меняется температура на разных телах в зависимости от глубины. На поверхности, например, Меркурия, достаточно горячо (в среднем 340 Кельвинов. — Авт.). Но ось Меркурия практически не имеет наклона и не меняется с вращением. На полюсах есть немало кратеров, куда никогда не достигает Солнце, там температура 90 Кельвинов и немного меньше. И там даже есть вода — ведь когда-то туда падали кометные ядра, которые почти полностью состоят из льда. Посчитали, что воды в замерзшем состоянии там столько, что хватит на много миллионов лет. А на глубине всего от трех до 30 метров температура всегда от ноля до +20 градусов. Поэтому полярные области — от 70 градусов широты и до полюсов — пожалуйста, рядом вода, тепло, углубились на небольшую глубину и живите, работайте, наблюдайте за Солнцем и предупреждайте землян, если там произошла мощная вспышка.

МОЛНИИ И СМЕНА СЕЗОНОВ НА ЮПИТЕРЕ

— Вы много исследовали Юпитер и Сатурн. В атмосфере Юпитера часто можно увидеть молнии — значительно больше, чем земные. А насколько они похожи на наши?

— Молнии на Юпитере чем-то похожи на те, которые на днях слышал в Киеве, хотя вообще давно такого не было. Где-то в шести километрах от обсерватории Днепр, тучи там ходят, а здесь все время, как будто что-то рычит в небе. И это происходило постоянно. Обычно — бабахнет, молния ударит и все. А то почти час гремело. Где-то то же самое и на Юпитере: многоразрядные молнии, которые могут «рычать» 40-50 часов подряд. Еще есть так называемые постоянные вспышки, например, космический аппарат «Галилео» зарегистрировал, что в одном месте, размером 1 000 на 300 километров, все время светилось что-то наподобие молнии, и это длилось несколько лет.

Вам впервые удалось зарегистрировать собственные колебания в атмосферах Юпитера и Сатурна, а затем вместе с коллегами вы обнаружили сезонные изменения в атмосферах этих планет. Можно ли эти сезонные изменения сравнить с земными?

— На Земле сезоны есть благодаря наклону земной оси, это 23,44 градуса. На Сатурне наклон оси составляет 26,7 градуса, там тоже есть сезонные изменения, но наблюдать их нужно очень долго, потому что период вращения этой планеты вокруг Солнца — 29 с копейками лет (29, 46 лет. — Авт.). Мы открыли их, зарегистрировали, показали, что они есть. А у Юпитера период вращения — 11,86 года. Нам было достаточно семь лет, в течение которых мы увидели, что там есть возможность сезонных изменений, зарегистрировали отличие между летом в южном и северном полушариях. Но наклон оси Юпитера всего три градуса. Откуда смена сезонов? Обнаружили, что магнитная ось и ось географическая образуют угол в 12 с копейками градусов. Поэтому наклон в три градуса, плюс эти 12 — уже выходит 15. И через шесть земных лет, то есть юпитерианские полгода, будет наоборот, то есть географический и магнитный полюса влияют, как наш один географический наклон.

Поскольку мы рассматривали верхние слои атмосферы Юпитера, оказалось, что три плюс 12 градусов наклона хватает, чтобы зарегистрировать сезонные изменения. Кроме того, орбита там более вытянута, чем у Земли. Когда северное полушарие Юпитера ближе всего к Солнцу, оно получает от него на 40% больше тепла, чем когда через шесть лет будет греться южное полушарие. Уже из-за этого должны происходить изменения в атмосфере, и мы их зарегистрировали.

Выходит, и на Юпитере есть отличия климата?

— Да. Но поскольку там нет твердой поверхности, есть атмосфера (без четкого нижнего предела, она плавно переходит в океан из жидкого водорода. — Авт.), то в видимом участке спектра мы наблюдаем только тучевой слой. А на высоте около 100 километров от уровня туч можно увидеть что-то только в ультрафиолетовом участке спектра. То есть в разных участках спектра мы видим разные слои атмосферы и можем померить, где теплее, а где холоднее.

Отличается ли в зависимости от сезона количество атмосферных явлений на Юпитере? Например, полярных сияний.

— Полярные сияния на Юпитере в основном нужно наблюдать в ультрафиолете. Лучше всего это делают космические аппараты или космический телескоп имени Хаббла. Но этот телескоп очень занят — раз в году пробьется там какая-то программа по Юпитеру, он пронаблюдает три-четыре дня, а затем жди снова. Сейчас космическая станция «Юнона» наблюдает за спутниками Юпитера. Однако иногда фотографируется и пространство рядом с Юпитером.

Несколько недель назад астрономы Университета Карнеги наблюдали разные области, где искали, как они считают, вненептуновую девятую планету, и случайно получили изображение области около Юпитера. И именно там удалось увидеть еще 12 его спутников, поэтому сейчас их у этой планеты до 80. Теперь следует опять навестись на эту же область и выполнить необходимые наблюдения. Но у телескопа уже другая задача (открытия сделали на телескопе имени Бланка в Чили. — Авт.). Поэтому необходимо изменить задачу для того, чтобы посмотреть еще раз — то ли это спутники, или какие-то астероиды, которые пролетали мимо.

«УЖЕ ВТОРОЙ ГОД НЕ МОЖЕМ ПРИНИМАТЬ АСПИРАНТОВ»

— Вы вспоминали, что современная фантастика вам не очень интересна. А какая ваша любимая книга этого жанра?

— Первая книга, которую вообще прочитал, — «Таинственный остров» Жюля Верна. Мне было тогда четыре года. И сейчас иногда ее перечитываю, вероятно, делал это несколько десятков раз. Действительно красиво написано, мысль льется плавно. Вероятно, достаточно хороший перевод.

А когда увлеклись астрономией?

— Сначала ездил на разные олимпиады по географии. В те годы, в конце 1960-х, параллельно проводили олимпиады по астрономии. На них приезжали Клим Чурюмов, Николай Барабашов, еще несколько известных специалистов. Где-то с восьмого класса готовил себя к тому, что в десятом поеду на олимпиаду по астрономии. По-видимому, в восьмом классе и задумался об этом впервые. Пока не жалею. Единственное — жаль современную молодежь. Уже где-то третий год — хорошо, если они работают на полставки. Поэтому молодежь ищет подработки или едет за границу. Где-то с 1998 года и до 2016-го, пока заведовал отделом физики планетных систем, каждые три-четыре года к нам поступали люди, мы их воспитывали, они защищали диссертации, начинали ездить за границу и со временем там оставались. Вот уже четверо так остались — это те, кто работал здесь.

Плюс уже второй год мы не можем принять людей в аспирантуру. Вот в 2017 году на кафедре астрономии Киевского университета имени Тараса Шевченко, где я преподавал сравнительную планетологию, закончили учебу пять человек, и только это произошло — последний экзамен, защита диплома, а их же обзванивают из Германии, Австрии, Австралии. В позапрошлом году один ребенок поехал в Австралию, четверо человек — в Германию, один — в Польшу. А у нас не осталось ни одного, потому что мы не имеем права принять их в аспирантуру. Мы их воспитали и отправили туда. К сожалению, это только укрепляется.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments