Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

100 лет провозглашения гетманства в Украине

О народническом гипнозе и конструктивном консерватизме
9 февраля, 2018 - 10:44
СКОРОПАДСКИЙ ДЕМОНСТРИРУЕТ КАВАЛЕРИЙСКУЮ ВЫУЧКУ, 1910 Г.

Новейший период истории, несмотря на распространение в мире социалистической идеологии и практики, характеризуется активизацией консерватизма, который проявляет себя как конструктивная государствообразующая сила, существенный фактор стабильности, порядка, утверждения общечеловеческих и национальных духовных ценностей в обществе. Сегодня трудно представить современные Францию, Англию, Германию, Россию, Польшу но другие страны без национальной консервативно-аристократической традиции, без осознания обществом роли монархических институтов в истории этих стран, аристократических семей, благородного слоя вообще.

В ряде стран Европы, которые на переломе ХІХ и ХХ веков стали на путь борьбы за национальную независимость, консервативные политические течения способствовали возрождению государственности, сохранению национальной идентичности. Многие народы, которые обрели независимость, избрали монархический уклад или утвердили в своей общественной жизни мощные консервативные течения. Не была исключением из этого процесса и Украина, хотя долгое время новейший украинский консерватизм не был четко очерчен политически и организационно и не мог существенно влиять на содержание украинской общественной жизни, обозначенной преобладанием в ней либерально-народнических и общественно-радикальных течений.

В сознании подавляющего большинства лидеров и рядовых участников украинского национального движения, ученых обществоведов, деятелей культуры преобладало безоглядное «народолюбие», сопровождавшееся глорификацией стихийных народных движений, крестьянских восстаний и тому подобное. В то же время не принималось во внимание, что последние нередко наносили существенные удары не только иностранным поработителям, но и конструктивным государствообразующим процессам в самой Украине.

Можно констатировать, что украинское общество оказалось в плену своеобразного народнического гипноза, что привело к глубоким деструкциям общественного сознания. Создавалось впечатление, что украинская интеллигенция сама способствовала деэлитизации Украины, к чему стремились Польша и Россия, отрицая наличие украинской аристократии (элиты) и соответствующих социальных институтов на всех этапах исторического бытия Украины.

При этом, однако, не следует забывать, что в течение всего ХІХ — начала ХХ в. активные участники украинского движения, творцы новейшей украинской литературы и науки были представителями украинского дворянства, потомками казацко-старшинского и благородного слоя (Билозерский и Кулиш, Гребинка и Забила, Квитка-Основьяненко и Костомаров, Антонович и Лазаревский, О. Пчилка и Леся Украинка, Драгоманов, Старицкий и П. Мирный и многие другие).

Начало существенным сдвигам в украинской консервативной среде положил В. Липинский, который одним из первых осознал исключительную общественную роль традиционной национальной элиты. Он считал крайне необходимым для украинского движения участие в нем аристократических элементов общества, причем таким образом, чтобы сохранялась их социальная идентичность и они оставались полнокровным социумом, который должен был во что бы то ни стало сохранить свое классовое лицо. Потомки украинских благородно-аристократических родов своим участием в украинской национальной жизни, по мнению В.Липинского, могли существенно повлиять на укрепление ее материально-экономической почвы и, что самое главное — своим опытом способствовать подъему уровня политической культуры украинского гражданства, его авторитета в глазах политических противников.

В то же время В. Липинский одним из первых среди украинских политических деятелей осознал определяющую роль собственного самостоятельного государства для полнокровного исторического существования украинского народа, обеспечения его оптимального национально-культурного и политического развития.

Благодаря многогранной деятельности В.Липинского как историка, философа, политолога и публициста украинский консерватизм получил идеологию «класократической» трудовой «дідичної» монархии, которая придала ему новое лицо, четко определив место среди других украинских  политических течений. В. Липинский стал основателем государственнической школы в украинской историографии и политической мысли, появление которой показало бесперспективность народнической ориентации на национальную стихию и дало возможность украинцам должным образом оценить собственную государствообразующую традицию и опереться на нее в борьбе за самостоятельность Украины. Украинское общество оказалось способным возродить близкую к монархической, гетманскую государственническую концепцию и акцептовать ее в период радикальных социальных сдвигов, когда, казалось, вовсе не было места для реализации консервативных идей.

Организационно-политическое оформление украинского консерватизма, начавшееся с ликвидацией самодержавия в России, сопровождалось зарождением гетманского движения в Украине и восстановлением Гетманата (Украинского Государства) во главе с Павлом Скоропадским.

На созванном в Киеве Хлеборобском конгрессе, который представлял подавляющее большинство украинского населения, было провозглашено образование Украинского Гетманского Государства. Этот акт в то же время означал полную и окончательную его суверенность, которая не была последовательно и четко зафиксирована Центральной Радой в ее ІІІ и ІV универсалах. Впервые со времен Богдана Хмельницкого был выдвинут принцип соборности украинских земель, который зафиксирован титулом главы новопредставленного государства — Гетман всей Украины.

На Хлеборобском конгрессе присутствовали 6432 делегата от восьми губерний Большой Украины, фактически от всех ее регионов. Всего же было около 8000 участников собрания. Если сравнить представительство других форумов периода национально-освободительных соревнований, то  стоит отметить, что Хлеборобский конгресс был, без сомнения, самым масштабным. В апреле 1917 г. на  Национальном конгрессе, наделившем Украинскую Центральную Раду функциями высшего национально-представительского института, было 1000 делегатов, которые представляли далеко не все области Украины. I Всеукраинский военный съезд в мае 1917 г. собрал 700 делегатов. При этом нормы представительства обоих собраний были упрощены, не везде соблюдены и последовательно проведены. Трудовой конгресс Украины собрал менее тысячи делегатов, причем от участия в его выборах были отстранены т.н. нетрудовые элементы, которые составляли многочисленный и чрезвычайно ценный для украинского государствообразования слой. Следует отметить, что и Центральная Рада, и Директория, и Гетманат П. Скоропадского создавались в условиях чрезвычайно острых социальных потрясений, к которым нельзя прикладывать традиционные нормы представительства и выборности. В этом контексте Украинское Государство является не менее легитимной правно конституированной национально-политической формацией, чем УНР периода Центральной Рады и Директории.

Провозглашение Гетманата было вполне закономерной реакцией украинского общества на политику разжигания классовой вражды и противоборства, которую осуществляли социалистические лидеры Центральной Рады. Их попытки любой ценой претворить в жизнь свою классовую доктрину, даже и вопреки общенациональным интересам, привело к глубокому кризису всего государственного организма Украины, и выходом из него могло быть только переведение украинского общества на новые рельсы — последовательного утверждения классового сотрудничества и социального партнерства, национальной консолидации, укрепления самостоятельности украинского государства.

НЕМЕЦКИЙ ИМПЕРАТОР ВИЛЬГЕЛЬМ ІІ И ГЕТЬМАН ПАВЕЛ СКОРОПАДСКИЙ. ПАЛАЦ ВИЛЬГЕЛЬМСХЕЙ ВБЛИЗИ КАССЕЛЯ. 6 СЕНТЯБРЯ 1918 Г.

 

Последнее было необходимо осуществить немедленно. Ведь нельзя не заметить, что образование Украинской Народной Республики с точки зрения правовой еще не означало достижения полной государственной независимости Украины. В ІІІ Универсале Центральной Рады однозначно указывалось, что новое государственное образование остается составной частью федеративной России. Доминантой этого акта было не творение украинской национальной государственности, а забота о сохранении Российского государства. «Прокладываем путь к федерации! — призывала орган УСДРП «Робітнича газета». — Этой своей работой мы спасаем единство российского государства, укрепляем единство всего пролетариата России и мощь российской революции». Еще один призыв — «Через самостоятельность — к федерации». Эти и подобные лозунги выразительно свидетельствовали, что лидеры УНР как могли отделывались от государственной самостоятельности Украины и не хотели видеть для нее эту перспективу.

В конце концов, и ІV Универсал Центральной Рады, несмотря на провозглашение независимости Украины, опять повторял тезис о целесообразности федеральной связи Украины «с народными республиками бывшего Российского государства». Такая формула универсала не исключала возобновления государственного объединения бывшей метрополии и новосозданного украинского государства. Примечательно, что само появление этого документа мотивируется не главной целью и жизненной необходимостью для нации иметь свою самостоятельную суверенную государственность, а потребностью момента — как можно скорее заключить мир. К этому также стоит добавить, что ІV Универсал провозглашал не национальную украинскую государственность, а классовую, — власть в которой должно было осуществлять «представительство рабочего народа, крестьян, рабочих и солдат». Социальная ограниченность такой государственности нашла свое продолжение в лишении Директорией избирательных прав т.н. буржуазных классов во время выборов в Трудовой конгресс в январе 1919 г.

Вообще идея национально-государственная, которая должна была объединить все украинское общество, в универсалах Центральной Рады без всякой надобности подавалась в переплетении с социальными проблемами. Максималистские намерения разрешения последних, декларируемые украинскими социалистами, обостряли классовые антагонизмы до крайних границ и делали сотрудничество классов и состояний в одном лагере просто невозможным. Это  создавало ситуацию, в которой и попытки реализации социальных пунктов программы украинских социалистов становились неосуществленной утопией.

Не случайно в течение всего периода освободительных соревнований и в частности в 1917 г. украинская т.н. революционная демократия пребывала в постоянном мировоззренческом конфликте с умеренно настроенными деятелями национального движения, делала их объектом «классовой» ненависти, отталкивала от участия в создании государства. Достаточно привести в этой связи оценку ситуации выдающимся украинским патриотом Евгением Чикаленко, который в своих воспоминаниях отмечал: «А коли настала революція 1917 р., я, як буржуй, або навіть феодал, не мав змоги приймати участь у будуванні Української Держави».

Фактически наиболее ценные государствообразующие слои, которые ставили на первый план идею национального освобождения — степенное селянство, земские деятели, многие офицеры, зажиточные прослойки города, духовенство, представители научной и культурной интеллигенции, — получили ярлык «контрреволюционеров» и стали объектом травли со стороны украинских социалистов.

Политико-партийное доктринерство лидеров Центральной Рады привело УНР к политической и экономической бездне. Немецкие военные факторы все меньше считались с хилыми институтами Центральной Рады, вводя оккупационные порядки. Неумение правительства создать действенную государственную администрацию и овладеть ситуацией внутри страны, прекратить хаос, порожденный революцией, в конечном итоге поставил под угрозу существование украинской государственности и не исключал возможности провозглашения Украины, оккупированной немецкими войсками, частью России. Это обстоятельство прекрасно осознавал П.Скоропадский. Он записал в своих «Воспоминаниях», обращаясь к тем, «що звуть себе українцями»: «Пам’ятайте, що коли б не було мого виступу, німці кілька тижнів пізніше завели б в Україні звичайне генерал-губернаторство. Воно було б оперте на загальних основах окупації і нічого спільного з українством не мало б». Предостережением украинской государственности было разоружение немцами дивизии «синьо-жупанників».

СКОРОПАДСКИЙ ДЕМОНСТРИРУЕТ КАВАЛЕРИЙСКУЮ ВЫУЧКУ, 1910 Г.

 

Следовательно, восстановление Гетманства в этой ситуации означало спасение украинской государственности и засвидетельствовало окончание автономистско-федералистической концепции политического развития Украины, решительное и безвозвратное отделение от России. Акт 29 апреля 1918 г. был фактически первым государственным актом, оставившим вне всякого сомнения проблему государственной независимости Украины. Провозглашенный созыв законодательного сейма должен был только привести к благоустройству ее внутреннего устройства.

Гетман Павел Скоропадский был приведен к власти тремя основными политическими силами: Украинским народным обществом, Союзом земельных владельцев, Украинской хлеборобско-демократической партией. В состав первой входили, в основном, представители давних казацко-старшинских и благородных родов Левобережья, которые были носителями исторических традиций первого Гетманата (В. Кочубей, Н. Устимович, М. Воронович, М. Гижицкий и др.)

Вторая группа включала социально неоднородный слой землевладельцев, в котором преобладали селяне и потомки казаков. Примечательно, что организаторами союза выступили Николай Коваленко, селянин из Кременчугщины, и Михаил Коваленко, помещик из Полтавщины, потомок давнего казацко-старшинского рода. Оба последовательно отстаивали позицию политической самостоятельности Украины.

Наконец, третью группу составляли члены Украинской партии хлеборобов-демократов, которую возглавляли известные украинские деятели Вячеслав Липинский, братья Сергей и Владимир Шеметы. С лидерами УДХП тесно сотрудничал один из основателей самостийницкого течения в украинском движении Николай Михновский. Стоит отметить, что, как и последний В.       Липинский, был последовательным сторонником государственной независимости Украины вопреки автономистско-федералистической позиции большинства политических лидеров национально-освободительного движения в дореволюционный период. Н. Михновский еще в начале ХХ в. вслух заявил о своей самостийницкой позиции изданиям программного труда «Самостійна Україна» и основанием Украинской народной партии. В. Липинский в 1911 г. на тайных совещаниях ряда украинских политиков во Львове четко поднял вопрос о необходимости борьбы за политическую самостоятельность Украины. При этом он выступил за необходимость реализации монархического принципа в будущей независимой Украине.

Невзирая на определенные противоречия между всеми тремя политическими силами, их объединяло понимание необходимости социального и национального компромисса, восстановление в полном объеме частной собственности, утверждение правовых оснований общественно-политической и экономической жизни в Украине, украинизации русифицированных и полонизированных слоев украинского общества и привлечение их к государственному и национально-культурному строительству.

Павел Скоропадский принадлежал к группе Украинского народного общества, творение которой состоялось, собственно, по его инициативе. Личность будущего гетмана представляла ту часть давней украинской аристократии, которая, несмотря на все капризные повороты судьбы, оставалась носителем национально-исторических традиций.

Образование Украинского Государства означало решительный поворот социально-политического и культурного развития Украины в направлении западноевропейской цивилизации; ориентирование на ее правовую и духовную почву. В «Грамоте ко всему украинскому народу» от 29 апреля 1918 г. отмечалось, что «права частной собственности, как фундамента культуры и цивилизации, отстраиваются в полной мере». Творцы Украинского Государства в 1918 г. рассматривали институт Гетманства не как средство преодоления или ликвидации всех остальных украинских политических течений, а как средство национальной интеграции, налаживания сотрудничества между всеми классовыми группами и организациями.

В отличие от политической нетерпимости социалистических лидеров Центральной Рады, а впоследствии УНР периода Директории («Україна буде або соціалістична, або ніяка!», В.Винниченко) общественно-политическая позиция Гетмана была направлена на то, чтобы борьба между консерватизмом и социальным радикализмом могла обрести законно-правовые и национально-творческие формы. При этом с первого дня существования Украинского Государства и до последнего двери к сотрудничеству ни одной украинской политической партии не были закрыты. Скорее, напротив, Гетман все время стремился привлечь к участию в правительстве представителей как можно более широкого украинского политического спектра.

Очень короткое (семь с половиной месяцев) существование Гетманата было заполнено не политическими лозунгами, а чрезвычайно интенсивным и плодотворным процессом украинского создания государства. Он захватил все участки общественного бытия от зарубежной политики и военного строительства, создания администрации или земельной реформы до открытия украинских университетов и национальной Академии наук, развития украинского школьничества.

Хорошо осведомленный в практике государственного управления царской России П.Скоропадский осознавал, что закрепить независимость Украины можно только тогда, когда будет создана боеспособная постоянная и регулярная армия, государственно-управленческий аппарат, налажены дипломатические отношения с как можно большим количеством государств, отстроено хозяйство, транспорт, укреплены финансы, будут взяты на государственное финансирование заведения образования, науки и культуры.

Формирование вооруженных сил Украинского Государства оказалось очень сложным делом. С 22 июня существенно обновлен персональный состав военной администрации. Было запланировано создание системы военных школ для подготовки офицеров всех родов оружия, начата организация Государственной военной академии.

24 июля вышел закон об общей обязательной военной повинности. Мобилизация должна была начаться в октябре 1918 г.  и дать 85 тыс. воинов, на 1 марта 1919 г. — еще 79 тыс. В июле была сформирована Гвардейская сердюкская дивизия (5 тыс. воинов), которая должна была стать образцом для будущей украинской армии.

Военное строительство существенно усложнялось позицией командования австро-немецких войск, которое побаивалось образования в Украине сильной и боеспособной армии. Не была четкой позиция относительно этой проблемы и у высшего политического и военного руководства Рейха. Наладить дело строительства украинской армии в известной мере удалось лично Гетману Скоропадскому во время встречи с императором Вильгельмом ІІ. Гетману удалось добиться передачи Украине захваченного немцами Черноморского флота. Следовательно, можно констатировать, что во время Гетманата строительство украинских вооруженных сил было введено в регулярное русло и основывалось на новейших военных достижениях тогдашнего цивилизованного мира.

В то же время происходило неуклонное и регулярное создание государственного аппарата. Очень быстро была налажена организация и комплектование министерств, осуществлено правильное административное распределение Украины на губернии и уезды, создан административный губерниальный и уездовый аппарат — староство. В результате все законы и распоряжения руководящих центральных органов государства не оставались чисто декларативными актами, как это преимущественно  было при управлении Центральной Рады, а реализовывались намного эффективнее на местах. Одновременно происходила украинизация всех ветвей власти сверху донизу.

В отличие от предыдущего правительства Центральной Рады, которое решало проблемы международного представительства не по требованиям международного права и не путем законов, а нотами или устными заявлениями, Гетман поставил эту проблему на последовательно правовые рельсы. В «Законах о временном укладе Украины» четко отмечалось, что Гетман является в то же время руководителем внешнеполитических отношений Украинского Государства. Согласно нормам международного права, это было крайне необходимым для Украины как уже признанного государства.

Примечательно, что выход Украинского Государства на международную арену сопровождался проблемой признания института гетманства со всеми его правовыми инсигниями, титулатурой, формой обращения и тому подобное, которые опирались на украинскую гетманскую традицию и еще не применялись в тогдашней дипломатической практике. Причем использование П.         Скоропадским титулатуры «Гетман всей Украины», которая определила общенациональный характер власти и ее распространения на все этнические украинские земли, не могло не задевать интересы некоторых государств, которые включали украинские этнические территории. Именно учитывая это, Австро-Венгрия обязала своего посла Форгача воздержаться от употребления титулатуры «Гетман всей Украины».

Признание власти гетмана де юре было осуществлено в первую очередь Германией и Австро-Венгрией в Киеве уже 2 мая 1918 г. Через несколько дней это было сделано также Болгарией и Турцией. Своих представителей прислали в Киев Дания, Персия, Греция, Норвегия, Швеция, Италия, Швейцария, что означало фактическое признание Украины.

Приметным было использование болгарским послом титулатуры — обращения к гетману «Ваша светлость», а также употребление последнего царем Болгарии Фердинандом. С тех пор так начали титуловать П.    Скоропадского все зарубежные представители, главы государств, в том числе и немецкий император Вильгельм ІІ во время пребывания Гетмана в Берлине с официальным визитом.

Привлекает также внимание, что Регенционный совет Польского королевства, который послал в Киев своего посла в ранге министра, полностью признал национально-территориальный титул гетмана и традиционно историческую форму обращения. Она была использована в аккредитивной ноте от 26 мая 1918 р.: Jasnie Wielmoznemu Panu Hetmanowi Wszech Ukrainy.

Продолжение следует

Юрий ТЕРЕЩЕНКО, доктор исторических наук
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments