Совершенствоваться - значит меняться, быть совершенным - значит меняться часто
Вінстон Черчилль, державний діяч Великої Британії, письменник, найбільше відомий як прем'єр-міністр цієї країни у роки Другої світової війни, лауреат Нобелівської премії з літератури 1953

«Миньковецкое государство»

Удастся ли «подняться» на Бельмонд графа Мархоцкого, чтобы опередить в действиях эпоху, в которой живем
20 февраля, 2019 - 10:33
ГЕРБ ГОРОДА МИНЬКОВЦЫ

Направляясь из Киева по ближайшей дороге в Каменец-Подольский, каждый турист проезжает через Миньковцы. Неприметное сегодня село, всего на четыре улицы, еще два века назад было настоящей автономией. Во времена Российской империи на этих землях существовало так называемое Миньковецкое государство — феноменальная колыбель украинской вольности. Край без крепостного права, со своей конституцией, развитыми ремеслами, промышленностью и даже деньгами (как они назывались, не знаем, но всем пришлось по душе шутливое «миньки»). Построил его неординарный и эксцентричный граф Игнаций Сцибор-Мархоцкий. За 30 лет ведения хозяйства он создал собственный «остров» идентичности вокруг горы Бельмонт, которая до сих пор хранит воспоминания о тех временах и надеется на реинкарнацию.

«Игнаций Сцибор Мархоцкий был очень образованным человеком с высокоразвитым чувством собственного достоинства. Его идеи на век опережали время, в котором он родился, чего не скажешь о нас. Недруги называли его чудаком, а в действительности он был гением. Дал крестьянам волю не в 1848 году, как в образованной Австрии, и не в 1861-ом, как в России, а еще в 1804-м, хоть путь к этому начал в 1795 году, так как мечтал о богатом обществе свободных граждан», — восторженно рассказывает ученый и журналист Владимир ЗАХАРЬЕВ, который свыше десяти лет исследует деятельность графа Мархоцкого. В его честь краевед учредил на Подолье «Центр Мархоцковедения» и открыл музей в Миньковцах, который стал первым частным заведением такого типа на Хмельниччине. Вход и экскурсии — бесплатные. Главное для владельца сохранить идеи графа и славу о Миньковецком государстве.

ПЕРВЫЙ РЕФОРМАТОР НА ПОДОЛЬЕ

Шляхтич Сцибор родился в Тарноруде в середине XVIII века, точная дата не известна. Поскольку его родители умерли, когда он был еще несовершеннолетним, его воспитанием занимался дядя Войцех Мархоцкий. Своих детей он не имел, зато собрал приличный куш, арендуя села других власть предержащих -шляхтичей. Все это должен был унаследовать племянник — вот только общего языка с ним старый найти не мог. Поэтому решил отдать юношу на военную службу в Пруссию.  А Игнаций  выдержал муштру, построил военную карьеру и получил достойное образование. На Подолье граф вернулся в звании капитана с женой, потом дослужился в гарнизоне Каменца-Подольского до майора. Право руководить имуществом получил после смерти в 1788 году дяди и  несколько позже его жены, которая до последнего хотела, чтобы земли, а это 15 сел, 6 тысяч десятин пахотной земли и столько же лесов, перешли к ее детям от первого брака. Но поскольку принадлежности к этому благородному роду они не имели, так называемый Миньковецкий ключ переходит к Игнацию Мархоцкому, которому позже пришлось доказывать российской герольдии, что он действительно граф.

ИГНАЦИЙ МАРХОЦКИЙ

«До 1793 года эта территория была в подчинении Польше, где на то время двигали, так сказать, европейские стандарты, демократические силы. Например, была принята Конституция 3 мая, которая давала жителям городов больше прав и смягчала злоупотребление барщиной, такие действия поддерживал Мархоцкий. И когда Россия настойчиво начала вводить «своих» на земли Речи Посполитой — фактически делать то, что сегодня происходит на Донбассе, только потихоньку, граф не молчал. Он открыто обвинял короля в том, что он «сливает» интересы Польши без боя. Именно за откровенность, принципиальность и правду его и не любили, но не трогали, до поры до времени», — резюмирует Владимир Захарьев.

ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ДВА ВЕКА СПУСТЯ

В 1793 году, после второго разделения Польши, поместья графа оказались в Российской империи, почти на самой границе с Австро-Венгрией. Чтобы не лавировать между Востоком и Западом, Мархоцкий объявил свои земли «державкой» и установил на восточном направлении столбы с надписью «Граница державки Миньковецкой от государства Российского», а на западном — «Граница державки Миньковецкой от государства Австрийского». Таким образом он фактически заложил основы для децентрализации и формирования значимости собственной территории.

Граф разработал правила поведения для жителей «Право города Миньковец», уравнял в общественных правах представителей разных культур и религий. Все могли заниматься ремесленничеством, земледелием или торговлей. В Миньковцах заработали аптека, суконная, бумажная и каретная фабрики, было налажено производство анисового масла, кирпичный и лакокрасочный заводы, одна из первых подольских типографий печатала «Буквари» для  школ. Даже первое издание Гамлета на польском языке, как рассказывает Владимир Захарьев, — именно оттуда.

«ГРАФ ИГНАЦИЙ МАРХОЦКИЙ ЕДЕТ НА ПОЛЕ». РИСУНОК ВИКТОРА ЮРЧАКА

 

«Граф был романтиком, философом, писал стихи и музыку, был ценителем античной культуры. Поэтому Миньковецкая ратуша мимикрировала под Акрополь и располагалась на холме Бельмонт. Но при этом он имел острый ум, хорошо разбирался в бухгалтерии, умел говорить с людьми, обид со стороны простого люда на него никогда не было, но его деятельность стояла поперек горла тем, кто хотел, чтобы он не выделялся и не внедрял новое. На него клеветали так же, как сейчас во время выборов несут что попадя на конкурентов, — прибегает к сравнениям краевед. — Когда в 1795 году он отменил десятину для крестьян и люди стали богаче, начали работать в поместьях и получать «внутренние деньги», это начало раздражать господ из-за угла. Не последнюю скрипку сыграл в разжигании зависти и праздник урожая в форме театрализованного фестиваля с главной героиней римской богиней Церерой, который граф учредил в 1795 году для простого люда и шляхты. Гуляла вся «державка»... И не один день гости — чиновники, военные, соседи-помещики и духовенство. Последние через целых 17 лет спохватились и стали упрекать, что праздник преисполнен языческих обычаев. Правда, это произошло после того как епископ Мацкевич взялся  отстаивать «честь мундира». Его подчиненный тайно и противозаконно поженил графского сына Кароля и воспитанницу Мархоцких Бону Тшцециньску. Дальше епископ привлек к сотрудничеству православного коллегу. Потом гражданских гордецов. Подговоренных недругов становилось все больше, поскольку и граф не из молчунов. История та принесла много неприятностей реформатору. И хотя вскоре сын понял свою ошибку и извинился перед отцом, машина репрессий уже работала на полную».

В ТЮРЬМУ ПО ПРИЧИНЕ МЕЖЛИЧНОСТНОГО НЕПРИЯТИЯ

Граф не считался с «палками в колесах», которые постоянно ставили ему враги, уверенно строил свою «державку». В начале 1804 года он отменил крепостное право полностью и уравнял своих жителей в возможностях. Жизнь на территории Миньковецкого государства была на порядок выше по уровню достатка, чем в развитых на то время торговых центрах. Это не нравилось «соседям».

Война с Наполеоном заставила их если не забыть о графе, то хотя бы успокоиться, правда, не надолго. Однако когда поступил приказ доставить в Варшаву обоз с продовольствием, никто ехать не хотел, и дело поручили Мархоцкому, он согласился, а выполнив задание в знак благодарности выпросил себе новый титул — Dux et Redux, что значит «капитан вернувшейся домой экспедиции». Этим титулом он еще больше разозлил своих оппонентов. Его дважды арестовывали, содержали под домашним арестом в уездной Ушице и губернском Каменце. Но сломить не смогли. Тогда решили использовать против него суд.

ГРАФ РАЗРАБОТАЛ ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ «ПРАВО ГОРОДА МИНЬКОВЕЦ»

 

«Нынешний метод, правда? Нашли якобы наследников земель, которые скупил его дядя десятки лет назад, и в результате судебных тяжб наследники выиграли дело. Мархоцкого отправили в Каменец в тюрьму на полтора года, — продолжает рассказ исследователь. — Но люди начали писать письма царю, и в 1823 году его отпустили. Граф Новосильцев, который проверял это обращение на месте, в отчете Александру І резюмировал, что Мархоцкий не язычник и не враг государства. А травят его по причине... межличностного неприятия. В губернскую управу сверху поступило письмо не трогать графа и не вмешиваться в его дела. Последние годы своей жизни Мархоцкий прожил в покое. В 1827 году после очередного сбора урожая тихо отошел в вечность. Был похоронен на своей земле, и могилу его вы не найдете. Мавзолей Мархоцких в Отрокивском яру уничтожили в середине 50-х коммуняки. Камень из склепа использовали для строительства местной райсельхозтехники, хотя рядом расположены несколько карьеров».

СВИДЕТЕЛЕЙ НЕ ОСТАЛОСЬ, НО ДУХ ЖИВ

При жизни помещик пользовался сразу четырьмя резиденциями, мог себе позволить. Зимой жил в Миньковцах, которые когда-то были столицей самопровозглашенной «державки» — в небольшом  «Рыцарском замке» на холме Бельмонд над рекой Ушица. Летом и осенью — в селах Притуловцы и Побойный. А весной перебирался в замок, который построил в Острокове. Сегодня на месте бывшего роскошного строения, которое сохранилось на рисунках художника Наполеона Орды, остались руины. В советское время графский «Форум»  застроили свинарниками и телятниками. Одно из зданий служило школой и конторой. Другое — в начале независимой Украины — колбасным цехом. Как ни парадоксально, именно это их спасло.

«До наших дней ни одна из резиденций Мархоцкого не сохранилась. Но итальянская вилла, которая построена его преемником Владиславом Старжинским в Острокове, и водолечебница  «дожили». Спасти их удалось благодаря меценату Игорю Скальскому, который реставрировал здания своими силами. Поскольку комплекс не был включен в местный реестр памятников архитектуры, в 2008 году он приобрел эту территорию и вдохнул в эти земли новую жизнь, — с надеждой говорит пан Владимир. — Меценат возродил праздник урожая, в котором задействованы все жители сел. Приезжают и туристы. Концерт и лазерное шоу здесь бесплатные. За вход берут символические деньги. Люди  почему-то больше ценят то, за что заплатили, а культурному отдыху многих еще нужно учить. Мархоцкий всю свою жизнь боролся с рабством, но, похоже, рабство у нас в голове... До сих пор не выучили уроки, не научились искать «позитив» в прошлом для сотворения современной местной «островной идентичности».

Во время беседы Владимир Захарьев несколько раз приглашал меня пройти по тропинкам Миньковецкого государства — мимо старых мельниц, стены с бойницами и небольшими башенками, которые окружают «Форум», который был и зернотоком и  площадкой для праздников и забав. Побродить по искусственному лабиринту, спуститься к «Нижнему гроту», который, на минутку, специалисты назвали  самой длинной парковой пещерой Европы. Можно поселиться в отреставрированной итальянской вилле и поспать на большой древней кровати. А еще советует приехать в гости к графу в день зимнего солнцестояния. Почему? Чтобы увидеть «космическую обсерваторию» — именно в этот день на одной из уцелевших арок парка солнце садится четко по центру. А Полярная звезда когда-то цеплялась за высокий флюгер замка... Что-то он все-таки знал, этот граф Мархоцкий.

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», фото предоставлены Владимиром Захарьевым
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments