Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

«Для большинства своих героев я — друг»

Фотожурналист Алексей Фурман рассказал летнешкольникам «Дня» о своих проектах и четырех базовых вещах в работе с людьми, которых снимаешь
28 июля, 2017 - 11:55
ФОТО МИКОЛИ ТИМЧЕНКА / «День»

Обладатель Гран-при XVIII Международной фотовыставки «Дня»-2016, продюсер компании «New Cave Media», фотодокументалист Алексей Фурман начинал свою карьеру как новостийный фотограф. Между прочим, он сказал «школьниками», что до сих пор помнит первый посланный на наш конкурс снимок в 2009 году. А свой первый приз на международном фотоконкурсе «Дня» Алексей добыл в борьбе еще в 2010 году, будучи 18-летним юношей.

Начав в новостийной фотожурналистике, Алексей Фурман впоследствии продолжил работать фоторедактором одного из киевских изданий и фрилансером в международных новостийных фотографических агентствах. Однако практика в зарубежных воркшопах помогла понять: новости —  не уникальный контент, ценными являются собственные проекты.

Бабушка, в селе которой осталось всего пять жителей, крестины в чернобыльской церкви, символическая граница с зоной отчуждения. Из этих фото состоит первый проект Алексея, посвященный Чернобылю. Интересно то, что он до сих пор не опубликован полностью.

Поразили летнешкольников и фотографии с Майдана, «референдума» в Крыму, Одессы 2 мая 2014-го, Донецка, Мариуполя, Харцизска того же года.

«Жизнь после ранения» — еще один очень важный проект фотографа. Во время учебы в США Алексей задумался над тем, какая история может глубоко и сильно продолжить рассказ о войне. Вот почему героями работ фотографа стали ветераны АТО.

Это и Иван Кушнерев, который живет с искусственным хрусталиком вместо глаза, без левой руки и пальцев на правой руке. Александр Сарабун, который фотографирует кота Лапчика и прыгает на одной ноге по квартире. Женя Гринчук, который  наступил на мину через два дня после своего 21-летия. Александр Сеневский в любимой футболке с надписью Don’t push your leg, но с протезом вместо ноги. Анатолий Горбенко, который потерял обе ноги. Все они для Алексея Фурмана — не просто герои фото. Это люди, которые стали близкими друзьями, которые стали для автора частью жизни. Поэтому не удивительно, что пан Алексей так подробно описывает истории своих героев: рассказывает о хобби, будничных вещах, называет имена родственников...

Истории фотосерий Алексея Фурмана вызвали ряд вопросов от слушателей Летней школы.

О БОЛЬШОЙ ЖАЖДЕ К ЖИЗНИ, КОТОРАЯ ЛЕЧИТ И ТЕБЯ

Александра КЛЕСОВА, Киевский национальный университет им. Т.Г. Шевченко: — Вы делаете фотографии воинов, которые получили ранения в АТО. Это сложная, в том числе и в эмоциональном плане робота, потому что даже те, кто вернулся из АТО целыми и здоровыми, нуждаются в психологической реабилитации. А тут воины, которые имеют еще и определенные проблемы со здоровьем. Как вы сами психологически справляетесь с такой задачей?

А.Ф.: — Так себе. Некоторые коллеги мне говорили, что они не смогли бы такое снять. Я делал одно— или двухнедельные перерывы, когда поддерживал связь с ребятами, но не посещал их в госпитале.

Можно сидеть и грустить, но многие из этих ветеранов имеют настолько большую жажду к жизни, что иногда лечат тебя. Особенно Иван Кушнерев меня очень сильно поддерживал. Когда начинаешь такой проект, первые герои  — сложнее всего. Приходишь — а у человека нет руки. Очень трудно о таком не думать. Но не надо акцентировать на этом внимание.

А еще они постоянно шутят. Ваня говорит, что ему теперь руки нужно не так часто мыть, потому что у него она только одна. Те, у кого нет ноги, шутят о носках. К этому тоже нужно привыкнуть.

«ПРЕОДОЛЕНИЕ. ЕВГЕНИЙ ГРИНЧУК» / ФОТО АЛЕКСЕЯ ФУРМАНА

Богдана КАПИЦА, Национальный университет «Острожская академия»: — Как вы находите коммуникацию с этими людьми?

А.Ф.: — Преимущественно для бойцов мир делится на «белое» и «черное», а люди  — на тех, кто был на войне, и тех, кто на ней не был. Я был. Хоть не стопроцентным инсайдером, но понимаю 80% того, о чем они говорят: отношения между батальонами, их подразделениями, оружие, ключевые даты украинско-российской войны...

Мне кажется, очень трудно человеку, который не имеет ни малейшего представления о войне, дойти до такого уровня доверия. Хотя я не говорю, что это невозможно. Есть два подхода у мировых фотожурналистов, как нужно себя позиционировать с героями. Они радикальные. Первый подход — это когда ты «ничего не знаешь» и просишь рассказать все. А второй подход — «я в курсе всего». Я был где-то посередине.

«Я УТРАТИЛ СВОЮ ОБЪЕКТИВНОСТЬ НА МАЙДАНЕ»

Антон СЕСТРИЦЫН, университет Карлтон, г. Оттава, Канада: — У нас недавно был круглый стол с журналистами, и мы говорили о языке вражды. Некоторые журналисты говорят, что нужно быть патриотами в освещении войны, некоторые — что нужно быть абсолютно нейтральными, то есть забыть об украинском гражданстве и войне против нас. Как вы себя отделяете от этого всего? Вы снимали захват Крыма, Донецка. Как вам удается работать, понимая, что возле вас стоит враг Украины? Влияет ли это на вашу работу?

А.Ф.: — За неделю пребывания в «ДНР» я сделал выбор не возвращаться туда, потому что не смог бы творить объективную журналистику. Я утратил свою объективность на Майдане, когда увидел, как «Беркут» обливают из брандспойта КГГА и... очень обрадовался.

С 2013 года я не рассказываю историю с «той стороны». Однако я не считаю, что они не должны быть рассказаны. Я считаю героической журналистику, которую творят украинские журналисты на оккупированных территориях.

«День» ДЕЛАЕТ ЧРЕЗВЫЧАЙНО БОЛЬШУЮ РАБОТУ, КАК НИКТО ДРУГОЙ В НАШЕЙ СТРАНЕ»

Оксана СКИЛЬСКАЯ, Львовский национальный университет им. И.Франко: — Каждый год газета «День» организует фотовыставки, которые пользуются большой популярностью. По вашему мнению, чем он выделяется среди других? Что он значит для вас? Какой вклад делает газета «День» в развитие фотографии?

А.Ф.: — Газета «День» делает чрезвычайно большую работу, которую не делает в нашей стране никто другой. Благодаря этому фотоконкурсу мы имеем визуальную историю нашей страны.

Фотовыставка — это продукт, а волна контента не является продуктом. Мы теряемся среди сотен этих волн. А газета «День» ежегодно выбирает важнейшее. Это сверхважная работа.

Когда я смотрю на фотографии, которые подавал на фотоконкурс газеты «День», то вижу свой профессиональный рост. Очень многие мои коллеги росли вместе с фотовыставкой. Мне кажется, так же растет украинская фотография.

Новостийная фотография в Украине — это часто иллюстрация к событию. По моему мнению, такой формат будет отходить. Особенно Spot News —  это моменты, когда фотографы оказывались в местах, где что-то случалось. «Горячие фото» будут исчезать потому, что наилучшие фото с места события —  те, которые сняты на телефон.

«ПРЕОДОЛЕНИЕ. АЛЕКСАНДР СЕНЕВСКИЙ» / ФОТО АЛЕКСЕЯ ФУРМАНА

«ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ФОТОГРАФИЯ — ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ, КОТОРЫЕ ЕСТЬ В ТЕБЕ»

Б. К.: — В одном интервью вы вспомнили, что для того, чтобы фотографии рассказывали действительно о реальной жизни, фотограф должен стать «незаметным» для своих героев. Как вам удается оставаться таким «невидимкой»?

А.Ф.: — Это миф — не удается. Типичный подход американской фотографии 1940—1960-х годов, когда фотограф становился незаметным, — «муха на стене». Но в моем случае это невозможно. Герои очень хорошо знают, что ты рядом. Они, конечно, не позируют, но все замечают. Особенно у героя дома. Здесь история заключается в том, чтобы этот человек тебе на 100% или хотя бы на 95% доверял. Очень сложно сделать «сильное» фото в первый день знакомства, потому что есть моральная дистанция у человека и дистанция в тебе самом. Очень часто документальная фотография — это не преодоление препятствий, которые тебе ставит герой, а преодоление препятствий, которые есть в тебе самом.

Б.К.: — Ваши герои воспринимают вас скорее как друга или как фотографа?

А.Ф.: — В моей американской школе говорили так: «У тебя должны быть две «шляпы» — «шляпа друга» и «шляпа фотографа», ты должен их менять». Я в это не верю. Это не работает, тем более в Украине, потому для большинства своих героев я являюсь другом.

Было трудно абстрагироваться, но первые две или три встречи я пытался не брать камеру. Один из моих героев Евгений Гринчук постоянно отказывается от интервью. Он говорил: «У меня есть только один фотограф, который меня снимает — это Алексей Фурман». Я работал со своими героями, объяснял им, что это не телерепортаж, я с ними не на час, а на месяц, два, три. Евгений согласился именно из-за этого. Ему было важно то, что я в первую очередь открылся ему как человек, а уже потом как фотограф.

Думаю, есть четыре ключевые вещи для фотожурналиста и журналиста. Это — время, эмпатия, близость и внимание. Если вы их демонстрируете своему герою, то у вас есть шанс рассказать сильную историю.

О ФОТОГРАММЕТРИИ

Карина ХАЧАТАРЬЯН, Сумской государственный университет:  — Появилась информация, что вы реализуете проект, посвященный фотограмметрической съемке мест, на которых произошла определенная трагедия. Расскажите, пожалуйста, о нем подробнее.

А.Ф.: — Летом 2016 года я с коллегами создал компанию «New Cave Media». В Украине начали использовать сферические видео — 360 градусов — для рассказов журналистских историй. В апреле 2017 года мы узнали, что Google открыл грант, и тогда подали идею делать фотограмметрическое сканирование. Оно заключается в фотографировании определенной местности на обычную камеру для последующего создания 3D-модели. С помощью 360-видео сложно рассказать историю, которая уже произошла. Обычно такой формат используют для историй, которые происходят прямо в настоящий момент. Мы предлагаем делать модели с мест, где произошли массовые трагедии, например расстрелы, природные катаклизмы. Таким образом мы позволим каждому пройтись, увидеть, что случилось, с помощью архивных фотографий, архивного видео и аудионаратива. Скорее всего, мы будем делать сканирование улицы Институтской в Киеве и маркировать места, где убивали людей.

Анастасия ХАЗОВА, Восточноевропейский национальный университет имени Леси Украинки: — В интервью «Общественному радио» вы сказали, что будете пытаться помогать маленьким медиа создавать подобный контент. Как именно планируете это делать?

А.Ф.: — Это одно из условий гранта, одна из наших идей. Мы будем делиться нашим опытом на платформе Medium. Там много журналистов, которые пишут об области виртуальной реальности. Я верю в то, что такие контенты могут создавать маленькие редакции, по крайней мере потому, что в них есть фотокамеры. Одна из целей этого проекта — найти самый легкий способ, потому что изготовление и последующая работа в фотограмметрии являются сложным процессом. Мы бы хотели найти самый легкий путь.

«ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ, СОБСТВЕННЫЕ ПРОЕКТЫ НЕ УТРАЧИВАЮТ СВОЕЙ ЦЕННОСТИ»

Кристина ШКРЯБИНА, Одесский национальный университет им. Мечникова: — Как за последние десятилетия изменилось искусство фотографии? Какие тенденции господствуют и появляются в мире и Украине в частности?

А.Ф.: — Художественная фотография с каждым годом все сильнее влияет на документальную фотографию и фотожурналистику, там теперь используют намного больше творческих идей. Например, серия фотографий паспортов сирийских беженцев, которые пересекали границу, на которые повлияло море или песок. Это же целая идея.

Какое место занимает Украина? Точно могу сказать, что многие украинские фотожурналисты получили «билет» в мировую фотожурналистику благодаря конфликту в Украине. Это не хорошо и не плохо, это просто так есть. Испокон веков война для журналистов была карьерной лестницей, по которой можно немножко подняться вверх. Это просто факт.

Что ожидает фотографию? Я не вижу никаких радикальных перемен. Новостийных фотографов будет становиться все меньше. Но нужно понимать, что человек, который оказался на месте трагедии с IPhone и сделал классный снимок, не будет делать журналистскую работу. Поэтому долговременные, собственные проекты не теряют своей ценности.

Марина ЛИБЕРТ, Брюссельский свободный университет: — Что нового будет в фотографиях будущего и на каком оборудовании они будут сделаны?

А.Ф.: — Как видите, сейчас очень большие обороты набирает виртуальная реальность, 360- фото/видео. Вот почему часть контента будущего будет сделана в 360?. Человечество уже давно хочет «свалить» с этой планеты. Но все никак не выходит. А так можно хотя бы виртуально куда-то перенестись, что-то посмотреть (Улыбается. — Авт.).

...Вообще я хочу, чтобы мы перестали создавать товары. Их нужно оформлять в продукт.

Напомним, что Летняя школа журналистики «Дня» проходит при поддержке Центра информации и документации НАТО в Украине.

Богдана КАПИЦА, Юлия КАРМАНСКАЯ, Летняя школа журналистики «Дня»-2017
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments