Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

«Метис человека и Бога»

Сегодня в государстве насчитывается 285 титулованных Героев Украины, избранных... не нами
12 июля, 2013 - 11:31

Недавно, по случаю Дня Конституции Украины, Виктор Янукович присвоил почетное звание «Народный артист Украины» Олегу Гаврилюку — исполнителю нецензурного шансона. Последний — действительно народный, ведь избран народными депутатами от «Партии регионов». Его творчество — шансон и тексты, содержащие ненормативную и характерную для мест лишения свободы лексику, вульгаризмы и т. п. Особо бойкие дискуссии эта новость в целом и фигура Гаврилюка в частности вызвала в социальных сетях. Раньше о нем не знал никто, сейчас знают все. Он получил такое же звание, как в свое время получили композитор Иван Карабиц, певец Иван Козловский, хоровой композитор Леся Дичко, режиссер-постановщик киностудии «Укранимафильм» Владимир Дахно и другие. Это в очередной раз активизировало общественные дискуссии относительно разных государственных званий, наград и отличий: нужны ли они сегодня и в каком виде? Да и в целом, как современное украинское общество трактует понятие «герой», которое, несомненно, подверглось трансформации за последние годы.

За время независимости Верховная Рада утвердила более 50 государственных титулов разного уровня и образца: звания, ордена, медали и отличия. В период с 1998 до 2012 года, украшенный дубовыми ветвями герб Украины из чистого золота — наивысшее отличие гражданина государства, украсил грудь 285 новоиспеченных героев. Среди награжденных — представители самых разных профессий: от актеров и спортсменов, до шахтеров и космонавтов. Новое тысячелетие положило начало традиции, которая добавила остроты к процедуре награждения государственными отличиями: с каждым годом скандалы вокруг проблемы определения украинского героя разгораются с новой силой и получают каждый раз все больший резонанс. Чтобы убедиться в этом, надо лишь заглянуть в историю «рождения» украинских достойников.

• 2002 год. Впервые в истории нашей страны номинант — последний командир УПА Василий Кук — отказывается от государственной награды высшей степени — звания Героя Украины. «Я не могу носить это почетное звание, пока мои побратимы не признаны участниками боевых действий и борьбы за независимость Украины на государственном уровне», — заявляет тогдашнему президенту Леониду Кучме Василий Кук.

• 2005 год. Украинская поэтесса Лина Костенко отказывается пополнять ряды героев, аргументируя свой поступок такими словами: «Политической бижутерии не ношу!».

• 2006 год. На волне эмоционального подъема после успеха Украины на чемпионате мира по футболу в Германии орденом «За мужество» ІІІ степени награждены 13 игроков национальной сборной команды Украины.

Вслед за этими событиями президент Виктор Ющенко посмертно признает на государственном уровне героями командиров УПА — Степана Бандеру и Романа Шухевича. Хотя с тех пор уже прошли годы, конфликты вокруг этого события не стихают и сейчас. А упомянутых выше проводников УПА столько раз награждали, а впоследствии отменяли награду, что в конечном итоге украинское общество окончательно запуталось в том, кого считать героем, а кого нет.

Очевидно, что в системе определения самых достойных господствует ощутимый хаос. Из-за постоянных скандалов вокруг этого вопроса частично нивелируется важность и значимость присвоенной награды. Украинский опыт в этом деле вызывает ряд вопросов: в чем причина такого низкого уровня доверия общества к справедливости присвоенных наград? Каковы пути повышения престижа государственного признания?

«День» поинтересовался у экспертов, что надо сделать, чтобы Герои Украины были действительно украинскими героями.

КОММЕНТАРИИ

«...ОРДЕН ЯРОСЛАВА МУДРОГО ТАКОЙ-ТО СТЕПЕНИ... ПОЛУЧАЕТСЯ, МУДРОСТЬ ЕСТЬ ІІ СТЕПЕНИ, ІІІ ИЛИ ІV?...»

Вадим СКУРАТИВСКИЙ, искусствовед, историк, публицист:

— Среди награжденных есть много достойных людей. Их, разумеется, в этой сумме абсолютное меньшинство, но они есть, поэтому их надо уважать. Иногда их награды немного странны по своей семантике и эмблематике. Например, я за то, чтобы награждали спортсменов, но государство должно соответствующим образом разделить всю сумму наград по определенным секторам. И когда, скажем, спортсмен спас ребенка из пылающего дома, то пусть он получает соответствующую медаль. Но если награждать его за спортивные усилия, то должен быть специальный сектор, ведь, при всем уважении к спорту, давать за это орден «За заслуги», выглядит со стороны правительства, мягко говоря, наивно.

Надо как-то в этом разобраться. Не разобрались в конце 1980-х — начале 1990-х и полностью воспроизвели предыдущую систему. Вследствие этого все выглядит как полный хаос в структурности. Эти награды однозначно нужны, но семиотически и семантически все это должно быть перестроено. Как это звучит? Скажем: орден Ярослава Мудрого такой-то степени. Получается, что мудрость есть ІІ степени, ІІІ или ІV? Как говорил один знаменитый украинский лексикограф, «все наоборіт». Мы что же, логически не восмринимаем, что в этом есть что-то пародийное?! Я считаю, что необходимо специалистам сесть за стол, посмотреть на систему наград Германии, Франции, наконец современной России, чтобы опять не вляпаться в какую-то глупость. А уже после этого выработать какую-то свою систему. Нельзя это сделать сразу, но это надо сделать, иначе мы выглядим немного смешно перед самими собой. Мир не совсем понимает эту глупость, а мы с вами все же должны ее почувствовать.

«НАГРАДА ВСЕГДА БЫВАЕТ ЧАСТИЧНО СПРАВЕДЛИВОЙ, И ЭТУ ТОЛИКУ СПРАВЕДЛИВОСТИ МЫ ДОЛЖНЫ УВАЖАТЬ»

Игорь ЮХНОВСКИЙ, академик НАН Украины, и.о. директора Украинского института национальной памяти (2006—2010 гг.), участник инициативы «Першого грудня»:

— Дело в том, что звание присваивает президент, а президент — это человек, прислушивающийся к сторонникам, которые, безусловно, имеют свой взгляд на людей. Поэтому в присвоении наград есть два фактора: объективный — свидетельствующий о заслугах человека, и субъективный — позиция правящей администрации. Но какое бы правительство ни было и кого бы не наградил, всегда найдутся люди, которые тоже достойны наград, но не получили их. И таких осталось еще много. Я всегда говорю людям, настроенным на критику относительно власти, что награда всегда бывает частично справедливой и эту толику справедливости мы должны уважать.

Я тоже Герой Украины, хотя мой путь к получению самой награды был достаточно курьезным. Дважды я не знал о награждении, и только на третьей церемонии мне вручили эту награду, которой я, безусловно, горжусь. Но, например, я был на войне, однако считаю, что несправедливо награждать за военные действия.

Бывает, что отказываются от награды, но я бы этого не делал. Мы, украинцы, должны себя уважать, но еще мы должны уважать свое государство. И когда государство дает награды, то надо их спокойно воспринимать. Вы можете их принимать молча или с пафосом, но все-таки вы должны проявлять уважение к своему государству. Ведь государство для нас — это самое главное завоевание за всю тысячелетнюю историю этих земель.

«ДУМАЮ, УКРАИНЦАМ НАДО ОБЪЯВИТЬ МОРАТОРИЙ НА ГЕРОЕВ И РАЗОБРАТЬСЯ С СОБСТВЕННЫМИ ЦЕННОСТЯМИ»

Юрий МАКАРОВ, журналист, телеведущий, писатель и документалист:

— Кто такой герой в античности? Это метис человека и Бога, больше никакого этического аспекта в это понятие не вкладывали. Культ героя — это изобретение XIX века, романтики окончательно утвердили образ человека, который жертвует собой ради человечества. Наиболее пафосно это было в исполнении Максима Горького: Данко вырвал себе сердце, чтобы осветить путь людям. И на этом фоне даже традиционное украинское приветствие: «Слава Украине! — Героям слава!» у меня вызывает инстинктивное сопротивление, потому что человек намного сложнее, чем это представление о персонажах иконостаса с какой-то советской точки зрения; сложнее, чем мы привыкли его воспринимать с такой позитивной художественной территории. Тот же человек может при разном стечении обстоятельств совершить какой-то героический поступок или подлость. Святых вообще-то не бывает, но есть люди, которые идут на уступки своим слабостям, зная их. Таких фигур немного, я их встречал, но их, собственно, никто героями и не называет.

А просто проявить отвагу и храбрость — это нечто иное, это продукт экстремальных условий и обстоятельств. Я вспоминаю реальные фигуры тех, о ком мне рассказывали, об уповцах. Это феномен в европейской истории, чтобы партизанское движение держалось больше 10 лет, это фантастика, при таком терроре и в таком государстве. Герои? Да, безусловно, герои. Но они и жертвы. А то, что касается употребления этого слова (герой. — Авт.) в современном государстве, — это вообще не выдерживает критики. Вот когда ввели «Герой Советского Союза» и «Герой Социалистического труда» — это уже была карикатура, но тогда она была хотя бы понятна, а теперь — это просто ужас. Думаю, украинцам надо объявить мораторий на героев и разобраться с собственными ценностями: что они считают самым главным для человека, какова иерархия, а уже тогда возвращаться со свежими мыслями.

Сегодня «герой» — это искусственность, культурный продукт. И тащить неприкосновенно за собой ментальность XIX века в XXI — это смешно! А я очень не люблю, когда украинцы на каждом шагу делают себя смешным. Когда у нас появляются парни с ружьями — их непременно ставят на пьедестал, а остальные обстоятельства их реальной жизни остаются за кадром. Просто у героев УПА иногда не было другого выбора, чем становиться героями, ведь было попрано их достоинство, и они либо должны были смириться с нечеловеческими условиями, в которые их поставило новое государство, либо «взорваться». И они выбрали второе. Но вместе с героическим поступком — это личная трагедия, чрезвычайно сложная моральная коллизия и высвобождение инстинктов, которые в современной жизни мы вынуждены тормозить. Мы же хотим для себя выстроить весьма упрощенную картину мира, в которой каждый из нас будет выглядеть частью этой картины. Но все гораздо сложнее.

Все, что делается от имени государства Украина, — это просто несовершенно. Если еще вспомнить о последнем народном артисте Украины — это вообще карикатура. Мне было очень неловко, когда получал диплом заслуженного журналиста, я чувствовал себя самозванцем. Вот когда во Франции ты видишь кавалера ордена Почетного легиона, то понимаешь, что человек прошел через определенные фильтры, но все еще не называется героем. Или в Британии — орден Британской империи. Там все критерии более-менее понятны и прозрачны, в социуме есть общее понимание, кого считать выдающимися личностями.

Чтобы у нас зародилось что-то подобное — необходимо другое государство, потому что с этим персональным составом политической элиты ничего не будет. Пацаны будут награждать пацанов и, возможно, для порядка, иногда будут давать какие-то отличия за лояльность. Здесь нечего на отдельном участке трансформировать. Решать какой-то отдельный вопрос в рамках большой проблемы: надо ли давать награды и правильно ли давать награды — это не вопрос, это только симптом.

Соломия БУЙ, Летняя школа журналистики «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ