Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Чему учит пример академика Комисаренко

5 июля, 2013 - 11:55
СОАВТОР ПАМЯТНИКА И. МЕЧНИКОВУ (СКУЛЬПТОР В. ЗНОБА) В ИНСТИТУТЕ ПАСТЕРА, ПАРИЖ, 2012 ГОД
ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР-МИНИСТР УКРАИНЫ С.КОМИСАРЕНКО РАССКАЗЫВАЕТ ПРЕЗИДЕНТУ США ДЖ. БУШУ О ТРАГЕДИИ В БАБЬЕМ ЯРУ (РЯДОМ — ГОСПОЖА Б. БУШ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ УССР Л. КРАВЧУК), КИЕВ, БАБИЙ ЯР, 1 АВГУСТА 1991 ГОДА)

Украинская наука богата славными именами. И до сих пор у нас есть немало первостепенных ученых из числа тех, чьи работы по крайней мере упоминаются наряду с работами нобелевских лауреатов (почему настоящий нобелевский лауреат может сегодня быть в Украине только проездом — тема для отдельного разговора). Но имена этих ученых общественности по большей части не известны. Отчасти — из-за снижения уровня интеллигентности большинства наших медиа (для которых люди и проблемы науки просто не интересны в сравнении с хроникой светских тусовок или криминальными разборками). Отчасти — из-за «непубличности» большинства самих ученых, которые крайне неохотно появляются «на людях» вне сферы своей профессиональной деятельности.

И все же есть и счастливые исключения. Сергей Васильевич Комисаренко, выдающийся украинский биохимик, иммунолог и биотехнолог, академик-секретарь Отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии Национальной академии наук Украины, директор Института биохимии им. А.В. Палладина НАН Украины, лауреат Государственной премии и многих академических отличий (список можно продолжать) принадлежит именно к ним. Науку он успешно совмещает с общественной работой — и уже тем его пример чрезвычайно интересен не только для профессиональных биохимиков.

История науки знает многих ярких «интеллигентов в первом поколении», которые собственным умением, упрямством и творческими озарениями выбились на наивысшие ступени человеческого знания. Однако семейная научная традиция временами дает не менее яркий кумулятивный эффект — история науки знает нобелевских лауреатов, чьи родители тоже были нобелевскими лауреатами. Говорю об этом, потому что семья Комисаренко сделала значительный вклад в развитие современной биологии и медицины. Имя выдающегося патофизиолога и эндокринолога академика Василия Павловича Комисаренко носит созданный им Институт эндокринологии и обмена веществ НАМН Украины. В его семье  (в Уфе, куда были эвакуированны учреждения АН УССР) и родился 9 июля 1943 года герой нашего рассказа.


С детства будущего ученого окружали не только деятели науки, но и художники, и артисты (киевская интеллигенция в те послевоенные годы, наверное, больше держалась вместе, чем сегодня). Отсюда на всю жизнь — любовь к живописи (молодым научным сотрудником во французской стажировке Сергей Васильевич осмелился пожаловать к самому метру Шагалу; а свидетельством долголетней дружбы с легендарной Марией Примаченко являются картины народной мастерицы в его рабочем кабинете).

В 1960 году Сергей Комисаренко окончил киевскую украинско-английскую школу № 92 (эта школа действительно была украинской и едва ли не единственная в городе давала хорошие знания английского, хотя мало кто мог тогда предвидеть, что ее ученик станет первым послом независимой Украины в Лондоне). Затем был окончен с отличием лечебный факультет Киевского медицинского института (от дежурств на скорой помощи у Сергея Васильевича до сих пор осталось умение мгновенно «отключиться» и восстановить силы, если выпадет 10 минут отдыха — говорят, что таким редким умением был наделен и Уинстон Черчилль). Одновременно способный студент-медик учился на вечернем отделении механико-математического факультета Киевского университета (именно тогда вера в неограниченные перспективы кибернетики была как никогда сильна — вспомним тогдашний «поход в кибернетики» Николая Амосова) и... на курсах французского языка (который вскоре тоже понадобится молодому ученому).

Аспирантуру Института биохимии АН УССР Сергей Комисаренко окончил у легендарного украинского биохимика Максима Федотовича Гулого и до 1992 года прошел в Институте биохимии последовательно все научные ступени от младшего научного сотрудника до директора (избранного общим голосованием в 1989 году уже на волне «перестройки»). Параллельно в 1974—1975 гг. молодой ученый работал во всемирно известном Институте Пастера в Париже, а в 1981 году — в Нью-йоркском противораковом центре имени Слоан-Кеттеринга. Можно, конечно, говорить, что на это повлияло наличие авторитетного отца-академика, но безукоризненное знание языков (к сожалению, редкое среди советских научных работников того времени) и высокий профессиональный уровень обеспечил себе сам Сергей Васильевич!

Диапазон научных интересов Сергея Комисаренко чрезвычайно широк. Его работы посвящены разным отраслям биохимии, иммунохимии, молекулярной иммунологии, медицинской и биоорганической химии, фармакологии. Но в первую очередь с его именем связано создание, становление и последующее развитие украинской молекулярной иммунологии. Автор этого очерка не является биологом, поэтому не будет останавливаться на профессиональных деталях, вместо этого приведет пример, понятный для всех.

По инициативе и под руководством тогда еще кандидата наук Сергея Комисаренко было проведено уникальное исследование иммунитета у людей, работавших на ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С помощью самых современных методов уже в конце 1986 года впервые было установлено и доказано (вопреки официальному мнению, существовавшему в те годы), что низкие дозы радиации существенно подавляют систему естественного иммунитета, в частности снижают количество и активность природных клеток-киллеров, отвечающих за противоопухолевый и противовирусный иммунитет у человека. Именно Сергей Комисаренко ввел в оборот термин «Чернобыльский СПИД». Тогда это требовало не только научного, но и незаурядного гражданского мужества.

Важной особенностью научной работы Сергея Комисаренко является ее направленность на создание конкретных препаратов. Так под его руководством установлена противоопухолевая и иммуномодулирующая активность метиленбисфосфоновой кислоты. На ее основе создан лечебный препарат «Мебифон», который успешно прошел клинические испытания, внедрен в онкологических клиниках и выпускается фармобъединением «ФАРМАК». Есть основания считать, что препарат станет едва ли не самым эффективным отечественным лекарственным средством против опухолей предстательной железы у мужчин и грудных желез у женщин, а также метастазов опухолей в костную систему. Сергей Комисаренко является инициатором и соавтором изобретения технологии получения высокоочищенных и вирусбезопасных антигемофильных препаратов из крови человека. На основе бисфосфонатов и производных витамина D им предложен новый препарат «Мебивид» (в первую очередь для лечения остеопороза). А за иммунохимическое исследование протеинов молока еще в начале своей научной деятельности он получил Государственную премию УССР.

В жизни молодого директора академического Института биохимии в 1990 году произошел крутой поворот: Верховная Рада Украины избрала Сергея Комисаренко заместителем Председателя Совета Министров УССР. На этом посту и на должности заместителя Премьер-министра Украины по гуманитарным вопросам он работал до апреля 1992 года. Как тогдашний депутат первой демократической Киеврады могу засвидетельствовать: Сергея Васильевича отличала исключительная работоспособность и компетентность, умение дойти до сути каждого вопроса и предложить лучший вариант его решения (лучший в интересах общества, а не получения кем-то каких-то дивидендов!)

Вице-премьер Сергей Комисаренко активно участвовал в разработке первых законов Украины по гуманитарным вопросам, в частности об образовании, национальных меньшинствах, свободе совести, прессе и средствах массовой информации, пенсии; инициировал принятие Закона Украины «О борьбе со СПИДом», организовал Государственный комитет по борьбе со СПИДом, возглавил правительственную комиссию по борьбе с этим опасным заболеванием. Он добился чествования на должном уровни жертв трагедии в Бабьем Яру, был «мотором» проведения Конгресса украинцев (1991—1992), предпринял первые шаги по превращения «закрытого» предприятия Минобороны СССР в то, что сегодня называют «Мистецьким Арсеналом». И много начатых им добрых дел живут до сих пор, хотя сегодня уже нечасто вспоминают, кто стоял у истоков.

Сегодня уже можно говорить: переход Сергея Комисаренко на дипломатическую работу имел характер «почетной ссылки»: вице-премьер начал бескомпромиссную борьбу против медико-фармацевтической мафии, активно утверждавшейся в условиях фактического безвластия и тотального «дерибана». И проиграл: у мафии оказались слишком влиятельные покровители на наивысших государственных ступенях. Поэтому в мае 1992 года отставной вице-премьер был назначен первым Послом Украины в Соединенном Королевстве.

Работая послом, Сергей Комисаренко инициировал вступление Украины в директорат Европейского банка реконструкции и развития (1993), Международную морскую организацию (1995); организовал бесплатную передачу Украине (1995) британской антарктической станции «Фарадей» (ныне — «Академик Вернадский» — именно так Украина стала антарктическим государством, ведь «братская» Россия ни одной из многочисленных бывших советских станций с нами так и не поделилась).

Посол Сергей Комисаренко успешно лоббировал поддержку британской делегацией принятия Украины в Совет Европы, ратификацию парламентом Британии Соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европейским союзом. Благодаря его стараниям Украина получила в Британии четыре престижных сооружения (три в Лондоне и одно в Эдинбурге), благодаря чему было сэкономлено несколько миллионов фунтов стерлингов бюджетных средств.

Конечно, для успеха всех этих начинаний огромное значение имело безукоризненное владение языком, врожденный аристократизм и интеллигентность Сергея Васильевича, которого в высших кругах Соединенного Королевства воспринимали «как своего». Поэтому послу Комисаренко удавалось то, что никогда не удалось бы другим. Имела значение и готовность его идти на риск, жертвовать карьерным благополучием во имя достижения нужной для общества цели. Сегодня не многие помнят, какому сопротивлению в Киеве подверглась идея передачи Украине станции «Фарадей» (бюджет трещит, а здесь предлагают тратить деньги на какие-то антарктические зимовки!)

Приведу еще один малоизвестный общественности сюжет. Узнав из собственных каналов, что правительство Лазаренко готовит приватизацию украинской газотранспортной системы по сугубо номинальной стоимости, посол Комисаренко на своих связях добился того, что «Бритиш Петролеум» провела независимую оценку стоимости ГТС — и она оказалась в 25 раз выше от заявленной украинским правительством! Тогда посол обратился с письмом к президенту Кучме, фактически угрожая сделать эту оценку «БП» достоянием общественности, если власть все-таки даст согласие на приватизацию ГТС. Через несколько месяцев посол Комисаренко был отозван в Киев — но наша ГТС, несмотря ни на что, до сих пор остается собственностью Украины.

По возвращении в апреле 1998 года Украину академик Сергей Комисаренко был опять избран директором Института биохимии им. А.В. Палладина НАН Украины, а в апреле 2004-го — еще и членом президиума Национальной академии наук Украины и академиком-секретарем Отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии НАН Украины.

Однако и сегодня Сергей Комисаренко не оставляет общественную и государственную деятельность. Он избран первым заместителем председателя Украинского Совета Мира (1999), президентом Украинского биохимического общества (1999), президентом ВОО инвалидов «Специальная Олимпиада Украины» (2002 — надо видеть, как трогательно заботится Сергей Васильевич об этих спортсменах с недостатками умственного развития). Указами Президента Украины в сентябре 2007 года и июне 2009 года Сергей Комисаренко назначен главой Комиссии по биобезопасности и биологической защите при СНБОУ.

Но то, что делалось в государстве, куда он вернулся из «благополучной» Британии, для ученого-гражданина было неприемлемо. Поэтому Сергей Комисаренко в 1999 году возглавляет штаб кандидата в президенты Евгения Марчука, в 2001 году становится одним из основателей оппозиционного Форума национального спасения, а в 2004 — является кандидатом на должность президента Украины.

Этот шаг для многих тогда казался непонятным, поэтому, очевидно, уже наступило время немного приподнять занавес над тем, что побуждало ученого и дипломата решиться на него. Проваленная Виктором Ющенко встреча с Альбертом Гором открыла западным элитам глаза на настоящий уровень украинского «мессии» — прожектера и мечтателя, неспособного к системной работе. В столицах на Западе и на Востоке начали искать кандидатуру, которая бы позволила украинским выборам пройти по неконфронтационному сценарию, а Украине — выбраться из позднекучмовского авторитаризма и коррупции. И сразу же обратили внимание на фотогеничного академика с опытом врача, управленца и дипломата. Но попытку выхода на согласованное решение сломали именно в Киеве — возможно потому, что обиженный Леонид Даниилович действительно хотел, чтобы его соотечественникам надолго запомнилась «Украина без Кучмы». Следовательно, согласованным кандидатом Сергей Комисаренко не стал, а его выдвижение в 2004 году произошло по инерции так и не доведенных до надлежащего уровня завершения планов. Но с расстояния почти десяти лет надо признать: поставив в 2004 году на недееспособного лидера, Украина потеряла свой шанс (хотя и сделала это иначе, чем в 1999-ом или 2010-ом.)

Разочарования не изменили Сергея Васильевича — непоправимого оптимиста и принципиального противника господствующего в научных элитах Украины тезиса, что в этой жизни безопаснее «не высовываться». Совсем недавно он поставил свою подпись под обращением украинских ученых с призывом к родителям и ученикам Украины в сегодняшних непростых условиях сделать свой выбор в интересах украинского языка, который является естественным оберегом украинской государственности. Заметим — сделал это потому, что Минобразования несколько месяцев тормозило утверждение в Институте биохимии самого авторитетного в государстве специализированного ученого совета по биохимии и биотехнологиям.

Академик Комисаренко — автор свыше 350 научных трудов и свыше 40 национальных и международных патентов и изобретений по биохимии и молекулярной иммунологии — может позволить себе быть независимым. Его научный авторитет в Украине и в мире сразу же отбрасывает любые возможные претензии к его профессиональной позиции. А его работа на многочисленных государственных должностях действительно в общественных интересах (а не так, как это делают почти все без исключения сегодняшние чиновники) делает и его гражданскую позицию неуязвимой к упрекам и обвинениям.

Сергей Комисаренко — человек чрезвычайно разноплановый. В сфере его интересов — не только природоведение, но и общественные науки, литература, живопись, музыка, театр. Кроме родного украинского, совершенных английского, русского и французского, он на разном уровне владеет еще и немецким, польским, итальянским и латынью. В начале 60-х годов студент Комисаренко был среди основателей Киевского джазового клуба. Занимался многими видами спорта: академической греблей, плаванием и подводной охотой, теннисом и виндсерфингом (о футболе не говорю: мое знакомство с Сергеем Васильевичем состоялось как раз на футбольном поле во время чемпионатов АН УССР конца 1970-х, когда я преимущественно сидел на лавке юным запасным голкипером, а он бегал крайним нападения). И сегодня, в канун своего 70-летия, ученый спускается с гор на лыжах, погружается с аквалангом, играет в теннис, недавно впервые посетил украинскую антарктическую станцию, которая благодаря его усилиям приняла уже 18 смен зимовщиков.

Академик Комисаренко наделен тонким, по-настоящему «английским» юмором, который, надо думать, не раз помогал ему в дипломатической работе. Гостями его со всегда изысканной женой Натальей Борисовной являются ученые, художники, режиссеры, актеры, певцы, поэты... Но главное в его жизни — это, безусловно, работа. И если вы случайно будете проходить в полночь мимо института биохимии на когда-то тихой киевской улочке Леонтовича, то не удивляйтесь, когда одно окно на фасаде будет светиться. Это засиделся за работой директор Сергей Васильевич Комисаренко.

Тот же Комисаренко, который своим примером демонстрирует: и в сегодняшней Украине можно быть специалистом высшего мирового уровня, можно оставаться влиятельным в обществе человеком и при этом никогда не терять собственные честь и достоинство. И его пример вселяет надежду.

Максим СТРИХА, доктор физико-математических наук
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ