Неотвратимый ход бытия ведет нас от многих традиционных ценностей. Но я верю, что мы к ним обязательно вернемся
Иван Миколайчук, украинский актер, кинорежиссер, сценарист

Александра КОВАЛЬ – о «создании климата»

Каким будет Book Forum-2018 и что планирует осуществлять Украинский институт книги
14 сентября, 2018 - 10:42
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Уже через несколько дней Львов станет магнитом для всех книголюбов — во вторник стартует международный Book Forum. Традиционно это не только событие, на котором будут представлены наиболее интересные книги (в частности и книга газеты «День» «Ave»), но и платформа для обмена идеями и обсуждений важных для общества вопросов. «День» встретился с президентом «Форума издателей» Александрой КОВАЛЬ, чтобы выяснить, какие смыслы запланированы актуализировать на нынешнем Форуме. А еще определить приоритетные вопросы в литературной сфере и какие из них Александра Коваль планирует реализовать на должности директора Украинского института книги — институции, на которую многие возлагают надежды, иногда не полностью осознавая все сложности, которые появляются перед ее руководителем. Поэтому интервью — это еще и попытка анализа ситуации и поиска способов эффективного решения возникающих проблем.

СВОБОДА — (БЕЗ) ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

— Фокусной темой нынешнего Форума является «Рынок свободы». Выбор темы в частности обусловлен и годовщиной революции 1968 года. Какие смыслы вы хотели бы актуализировать и на чем сделать акцент событиями Форума?

— Мы отталкивались от революции 1968 года, чтобы напомнить вообще о свободе. Но когда начали обдумывать эту тему, стало понятно, что в последнее время с распространением соцсетей, фейковых новостей, постправды и всех этих негативных явлений (которые связаны с якобы позитивным развитием технологий) изменилось отношение ко многим базовым ценностям. И даже такая ценность, как свобода, стала предметом торговли. Она, вероятно, и всегда была, но теперь это заметно особенно выразительно.

Мы хотели бы, чтобы интеллектуалы выразили свое мнение относительно этого и, чтобы наше общество задумалось над тем, в какое хрупкое время мы живем: может оказаться, что что-нибудь можно покупать, продавать, а нам кажется, что оно остается фундаментальным, и никто к нему не касается. Поэтому мне кажется, что это должны быть очень интересные дискуссии.

— Связано ли это с тем, что после Революции Достоинства появилось более глубокое понимание, что мы как граждане должны брать на себя больше ответственности, и это в наших силах. Следовательно, в действительности мы являемся более свободными, владеем большей свободой?

— Хорошо, что есть такая трактовка, потому что обычно большинство людей считает, что свобода — это полная анархия. «Моя свобода» как-бы означает: я делаю то, что мне хочется, например, хочу и паркуюсь на тротуаре, хоть это всем мешает. Но свобода — это и есть ответственность.

Кстати, на Форуме должна быть интересная презентация Инициативной группы «Первое декабря» — интеллектуалов, которых собрал Блаженнейший Любомир Гузар. Они выпускают книжку, которая так и называется «Свобода и ответственность». И вообще будет много книг, посвященных свободе. К слову, на Форуме выходит и книжка Мирослава Поповича, нашего прекрасного философа, — «Философия свободы». Я даже заметила (и думаю, что не только я): как только лишь ты начинаешь думать о чем-то очень тебе необходимом — как оно перед тобой появляется и ведет тебя дальше и дальше. Я очень этим восхищаюсь.

«ЛЮДИ КУЛЬТУРЫ ДОЛЖНЫ ПОДДЕРЖИВАТЬ ДРУГ ДРУГА»

— «Ночь поэзии и музыки» — одно из наиболее успешных событий фестиваля. Могли бы вы рассказать, как возник этот замысел? В чем секрет успеха?

— Не знаю секрета, почему что-то становится популярным. Очевидно, люди всегда любят поэзию, а если она совмещается еще и с музыкой, то любят еще больше. Я придумала этот формат давно, еще в 1997 году. Эта ночь тогда длилась два часа — с 9.00 до 11.00. А такое название она получила с 1999 года. Вообще, в этом году это уже будет 20-я «Ночь поэзии и музыки».

— А насколько, по вашему мнению, такое сочетание нескольких видов искусства является перспективным?

— Еще с самого начала, когда только создавали Форум (не как одноразовое событие, а как мероприятие, которое должно было повторяться), мы поставили цель сделать так, чтобы в нем совмещались разные виды искусства. Мы хотели, чтобы музыканты общались с поэтами, художники — с архитекторами и так далее. Чтобы формировалась новая ценность. Тогда нам это не очень удалось. Знаю, что в настоящий момент взаимодействие между творческими личностями разных сфер улучшилось. Есть визуальная поэзия, есть музыка архитектуры и тому подобное. И все это экспериментально, очень интересно. Я верю, что когда-то это станет более распространенным. Потому что люди культуры должны поддерживать друг друга. Кроме того, украинцам нравится что-то новое: чтобы были не просто книги, а, например, книги и мода.

Форум, в свою очередь, открыт абсолютно для всех. Если речь идет о художниках, то мы создали кластер «Украинская визуальная книга», который очень успешно организовывает Павел Гудимов. Кластер музыки мы пробовали сделать, но нам так и не удалось, однако я не теряю надежду. У нас есть креативные индустрии, урбанистика, то есть уже и архитекторов привлекаем.

ПОЛТОРА ГОДА КОМФОРТНОЙ СИТУАЦИИ ДЛЯ ИЗДАТЕЛЕЙ

— Это к тому же и способ по-новому посмотреть на определенный вид искусства. А вот неоднократно в интервью вы вспоминали, что импульсом к созданию Форума стал кризис, который побуждал искать новые форматы сотрудничества. Как, по вашему мнению, изменилась ситуация в литературной сфере после Революции Достоинства и начала войны на Востоке?

— В каждой кризисной ситуации есть две реакции — либо ты застываешь, либо начинаешь быстро бежать. И в нашем случае сработал второй вариант — наблюдаем большое оживление. Очевидно, это вызвано Революцией Достоинства, Майданом, но также нужно учитывать запрет на ввоз российской литературы в Украину. Это дало нашим издателям полтора года очень комфортной ситуации, например, появились места в книжных магазинах. А люди на волне энтузиазма, патриотизма начали читать на украинском языке, даже те, кто раньше этого не делал.

Теперь ситуация немного замедлилась, потому что такой искусственный ажиотаж нуждается в постоянной подпитке. В настоящее время волна энтузиазма падает, а российские книжки опять начали появляться на рынке. Появляются они не столько легально, через границы, потому что этот запрет дальше существует, а через украинских «пиратов», которые «пиратствуют» российские бумажные, электронные книжки и перепечатывают их здесь. И на это должна быть согласованная работа правоохранительных органов.

«ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ОБЕСПЕЧИТЬ МИНИМУМ, ЧТОБЫ ГРАЖДАНЕ ПОЛУЧИЛИ КУЛЬТУРНЫЕ КОМПЕТЕНЦИИ»

— А как относительно другого аспекта? В одном интервью вы сказали, что в сфере культуры бизнеса не существует. Как по вашему мнению, должен ли он быть?

А.К.: — Это зависит от того, что понимать под культурой. Креативные индустрии? Тогда это бизнес. А библиотеки, музеи? И во втором случае ответ для меня однозначный. Свободный доступ к книгам, к музыке — это должно быть. Государство должно обеспечить минимум, чтобы граждане получили культурные компетенции и применяли культурные практики в своей повседневной жизни. И начальное музыкальное образование, и обучение рисованию, какой-то эстетической дисциплине, чтению (которое я всегда ставлю на первое место, потому что с него все начинается) — это, бесспорно, не может быть бизнесом.

Просто иногда кажется, что многие принимали близко к сердцу книжку Айн Рэнд «Атлант, который расправил плечи» и считает, что все, попросту говоря, должно покупаться и продаваться, бизнес существует лишь ради прибыли. Но, с другой стороны, есть такие люди, которые понимают, что культура нужна, например, Билл Гейтс, жертвующий рекордные суммы на благотворительность. Потому что какой бы процветающей была компания, если она живет в стране с низким уровнем культуры, это тоже имеет влияние и на ее финансовый результат (который мог бы быть значительно лучше, если бы все вокруг поднималось на высший уровень).

Вероятно, государство должно давать какой-то сигнал, что развитие культуры является одним из самых приоритетных, потому что это обеспечит устойчивое развитие общества и всей нашей экономики. Заявления относительно этого, возможно, и делались, но до сих пор они ничем не подкреплены. Финансирование культуры даже на минимальном уровне связано с огромными проблемами.

Я в настоящий момент, как и все, чрезвычайно опечалена тем, что сгорел музей в Бразилии. 20 млн экспонатов — все лучшее, что они имели в этой стране. Страна, по сути, осталась почти ни с чем. Теперь там люди требуют от государства отчета за такое плохое финансирование, потому что как такое огромное сооружение могло так просто сгореть. Это означало, что там не было противопожарной сигнализации, надлежащей охраны, не были соблюдены нормы. С теми же проблемами сталкиваются украинские музеи: им приходится постоянно экономить — на охране, сигнализации, всех мерах безопасности. Печально, что только после того, как что-то пропадает, люди начинают жалеть и думать, что это можно было предотвратить. Нужно что-то с этим делать. Вот если бы люди после этого начали думать: «Есть то, что должны сделать. И если государство не делает, то давайте мы сложимся все вместе и это сделаем».

«ПРОЧИТАТЬ 52 КНИЖКИ ЗА ГОД — ЭТО НОРМАЛЬНО»

— Наверно, это культурное сознание нужно в образовании закладывать?

— Да, собственно. Откуда же это культурное сознание? Мне кажется, что человек не рождается с ним, это закладывается в семье и школе. Потому что как, например, приучают детей к чтению — дети делают то, что делают взрослые. Это уже потом, подростками, они могут перестать под воздействием своего окружения. Если родители не читают, то дети тоже, скорее всего, будут подражать их поведению. Однако если такой ребенок, который не имеет дома позитивного примера, приходит в школу, где все дети говорят о том, что они прочитали, то он будет меняться.

Например, считается, что американцы ориентированы на массовую культуру. Но тем не менее американские школьники младших классов должны прочитывать по одной книжке в неделю. Я не говорю, что это должны быть большие по объему книжки. Здесь важной является регулярность. Читать книжку в неделю — и записывать в свой читательский дневник. И таким способом маленький ребенок видит, что прочитать 52 книжки за год — это нормально. У него вырабатывается привычка.

Государство должно давать какой-то сигнал, что развитие культуры является одним из самых приоритетных, потому что это обеспечит устойчивое развитие общества и всей нашей экономики. Заявления относительно этого, возможно, и делались, но до сих пор они ничем не подкреплены. Финансирование культуры даже на минимальном уровне связано с огромными проблемами. Финансирование переводов, присутствие на важнейших книжных ярмарках, литературных фестивалях — украинскую литературу должны знать лучше. Пока еще она очень мало известна. Такие я вижу задачи, но еще раз скажу, что при существующей системе практически связаны руки. Разве что приобщатся все те, кто обещал помогать, — депутаты, министры, пресса и др.

А у нас с первых лет независимости почему-то началась такая тенденция, что школа не должна воспитывать. Хотя как раз этим она и должна заниматься или хотя бы давать ориентиры. Надеюсь, в новой украинской школе к этому вернутся.

«НУЖНО ПЕРЕСТРАИВАТЬ СИСТЕМУ ДОВЕРИЯ»

— Вы являетесь директором Украинского института книги. Какие видите перед собой вызовы? И что планируете осуществлять?

— Все очень сложно. Я чувствую надежду, которую возлагают на мое пребывание на этом посту очень многие: и те люди, которые меня знают, и те, которые только слышали обо мне. Я только не знаю, каких изменений они ожидают — что должно произойти.

Нужно понимать, что как директору государственного учреждения мне придется иметь дело в первую очередь с чиновниками. Поэтому придется забыть, что у меня есть идеи на тему каких-то мероприятий, программ. Мне просто придется это все продвигать. А это чрезвычайно сложный путь. В частности, в нынешнем году «Украинской книги» не будет, потому что с ней так опоздали, что уже нереально выполнить. И теперь нужно эти деньги использовать на программу библиотечных закупок. Финансирование на это выделено, но потратить его нельзя, потому что бракует еще каких-то двух бумажек. А почему их не подписывают — никто не знает. Поэтому в настоящий момент оказалось под угрозой выполнение и этой программы.

Я буду пытаться изменить ситуацию. Для этого нужно будет работать с депутатами, потому что, вероятно, необходимо что-то менять в законодательстве. Причем вся сфера культуры, где используются государственные закупки нуждается в огромных изменениях. Потому что у нас эти системы построены на том, что якобы каждый руководитель является потенциальным преступником, который обязательно что-то нарушит. Поэтому прежде всего нужно перестраивать эту систему доверия — и тогда все, мне кажется, станет намного легче.

«КНИЖКИ ДЛЯ БИБЛИОТЕК ДОЛЖНЫ ЗАКУПАТЬ САМИ БИБЛИОТЕКИ»

— Как сейчас происходят закупки и что конкретно нужно изменить?

— В настоящий момент список книжек, которые закупаются для библиотек, должен утвердить Кабинет Министров. И невзирая на то, что, например, в Сумской и Одесской областях разные потребности, книги закупаются для всех одинаковые. И меня это очень беспокоит. Я считаю, что книжки для библиотек должны закупать сами библиотеки. На месте, там, где они есть. Потому что только библиотекарь знает, какая книжка в этом селе может быть интересной для читателей.

Кроме того, книжки нужно покупать не раз в год, а появилась новая — и ее купили. Потому что сейчас ситуация такова: например, в начале года появилась хорошая книга, к ней есть интерес, а библиотекарь должен ждать целый год, чтобы ее получить, когда уже интерес читателя будет к чему-то другому. А так библиотекарь прочитал или ему сказали, что появилась новая книжка, он заказал — и через два дня получил. И уже все село читает. Поэтому относительно закупок нужна децентрализация, распределение средств на местах.

«ДЛЯ КНИЖНЫХ МАГАЗИНОВ НА МЕСТАХ, В РЕГИОНАХ, НУЖНО СОЗДАВАТЬ КОМФОРТНЫЕ УСЛОВИЯ»

— А как относительно распространения книг, книжных магазинов?

— Относительно книжных магазинов, я, честно говоря, не имею четкого мнения, может ли в это вмешиваться государство и органы государственного правления. Но тем не менее для книжных магазинов на местах, в регионах, нужно создавать комфортные условия. Делать это в виде исключения, в качестве временного мероприятия, пока они не станут на ноги. Знаю, что в очень многих странах книжные магазины имеют льготы от аренды, причем это происходит просто как компенсация. Они платят по договору коммерческую аренду, там установлена самая минимальная ставка арендной платы, остальное — покрывает государство. У нас, опять же, это считается недопустимым, потому что может стать источником коррупции: что якобы владельцы книжных магазинов договорятся с владельцем недвижимости, чтобы те выставили завышенную цену.

— Какие еще видите перед собой задачи?

— В целом, Институт должен сосредоточиться на создании климата, благоприятного для литературы, на программе поддержки чтения в сотрудничестве с Минобразования. Еще нужно проводить фестивали, не только в Киеве и Львове, но и желательно в маленьких городах, поддерживать местные инициативы. Нужно заниматься представлением украинской литературы за рубежом. Это очень важно. Финансирование переводов, присутствие на важнейших книжных ярмарках, литературных фестивалях — украинскую литературу должны знать лучше. Пока еще она очень мало известна. Такие я вижу задачи, но еще раз скажу, что при существующей системе практически связаны руки. Разве что приобщатся все те, кто обещал помогать, — депутаты, министры, пресса и др.

Мария ЧАДЮК, « День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ