Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Апокалипсические уклоны художественных побед Ивана Кураха

О художнике, который, приняв итальянское гражданство, остался украинцем
7 ноября, 2017 - 10:20

Итальянцы вовсе не случайно сформировали свою часть базы источников о жизни и творчестве Ивана Кураха (1909—1968) — украинце с уникальным художественным талантом. Целые россыпи восторженных оценок римских, миланских, генуэзских журналистов, известных художников и искусствоведов 1930—1960-х годов заполнили страницы разных журналов и каталогов выставок. Между профессиональными комментариями о темпераменте и живописных принципов художника непременно находились и этические характеристики, связанные с его национальным происхождением. К этому побуждал авторитет И. Кураха в культурных кругах Италии, искренняя приязнь к нему многих известных современников.

Реакция украинских журналистов и искусствоведов не была такой системной, как у итальянцев, учитывая дистанцию местожительства и работы Ивана Кураха от больших эмиграционных культурных центров. Только после Второй мировой войны отзывы о феноменальных успехах Кураха в информационных сетях украинской эмиграции учащаются. На 50-летие творческой деятельности своего старшего коллеги Александра Архипенко (1953) он приезжает в Нью-Йорк на вершине своей славы после участия в Венецианской биеннале современного искусства (1950). И уже дальше украинская пресса в свободном мире пытается отслеживать события, связанные с художником вплоть до самой его смерти.

Жизненная судьба Ивана Кураха во всех ее сложных поворотах наиболее красноречиво аккумулируется в символе Дороги. Мотив дороги сопровождал и тематически смысловые поиски художника на протяжении всего творческого пути. Такая системная обусловленность реалий и образного мироощущения стала залогом художественной силы его картин и графики. На структурном уровне отчитывали это не только украинцы, но и чужестранцы, отдавая должное художнику в профессиональных оценках. Первые дороги Ивана Кураха протянулись от родного села Сердица вблизи Щирца, где он родился 26 марта 1909 года, во Львов. Отца, участника украинских национально-освободительной борьбы, потерял в десять лет. С тех пор под опекой старшего брата Михаила, который на то время прошел уже довольно большие свои дороги на фронтах Первой мировой войны, и после ранения и русского плена находился в эмиграции в Вене, а затем в Праге.

Склонность к рисованию, как и другие таланты, проявилась у Ивана Кураха еще в сельской школе, потому Михаил позаботился о его учебе во Львовской гимназии. Через пять лет юноша на короткое время продолжил науку в учительской семинарии, а после — во Львовской художественно-промышленной школе. Именно здесь закрепил свои творческие способности, вбирая в себя разносторонние профессиональные знания. Трудности в оплате за учебу в 1930 году побуждали к отважному поступку: он принимает решение искать свой путь еще дальше от дома, в расчете на собственные силы. Избрал дорогу в Варшаву, где училось немало украинской творческой молодежи. Учеба в местной художественной школе, членство в кружке «Спокій» и участие в его шестой выставке (май 1933 г.) подтвердило твердую поступь молодого украинца к высотам художественной профессии. На пропитание зарабатывал декоратором Варшавской Оперы, а также сотрудничая с известной варшавской мастерской ковров. Проект печати «Спокою» и рисунок обложки книги «Glod na Ukrainie и jego przyczyny» («Голод на Украине и его причины») обозначили некоторые основоположные творческие черты художника, в частности его тяготение к модернистской трактовке пластичной формы.

ИВАН КУРАХ. «БЕЗДОМНЫЕ». 1950-е гг.

 

Но и здесь, в Варшаве, не хватило Ивану Кураху такого контекста, в котором он бы мог лучше развить свои возможности. В 1935 году дорога повела его еще дальше, в этот раз в Рим. Недолго проучившись у профессора Римской академии искусств Феруччио Феррацци, украинец (вероятно, по рекомендации наставника) избирает для себя очередной ориентир — Академию искусств Брера (Accademia di Belle Arti di Brera) с более либеральной творческой атмосферой. Следовательно, в 1937 году И. Курах преодолевает еще одну дистанцию — в Милан, где и получил соответствующие для своих запросов профессиональные знания. Здесь же под наставничеством профессора Джузеппе Паланти (Giuseppe Palanti) закрепляются те формальные черты искусства, которые определили его творческое мышление на всю дальнейшую перспективу.

Итальянское гражданство украинец получил еще в 1936 году, никогда не переставая поддерживать связи с украинскими творческими кругами. Его произведения выставлялись на масштабных показах украинской графики в Праге (1932) и Берлине (1933), а популярный львовский журнал «Новий Час» в 1937 году известит своих читателей, что молодой художник «в самых тяжелых условиях пробивается сквозь жизнь, успев не только сохранить страстную веру в идеалы большого искусства, но и, независимо от посторонних влияний, выработать для себя собственный, индивидуальный почерк».

Известно, что вскоре перед войной художник получает должность ассистента, а затем и преподавателя миланской Академии искусств Брера. В том же году в Милане проходит его первая персональная выставка, после которой Кураху предстоят уже новые, более тяжелые жизненные дороги.

ИВАН КУРАХ. «НА РУИНАХ». 1940-е гг.

 

С началом Второй мировой войны творческая жизнь Милана перенеслась в небольшие частные галереи. На экспонируемых там выставках можно было отслеживать дальнейшие перемены в явлениях позднего итальянского модернизма. Но реалии военного времени напоминали о себе и здесь. Как гражданина Италии Ивана Кураха мобилизуют в армию, а уже в составе Туринской дивизии 8-ой Итальянской армии он становится одним из участников так называемой «русской кампании», которая началась в августе 1941 года. Таким образом, волей судьбы И. Курах посетил Родину, увидев ее в наиболее трагических тонах и ракурсах. В жестких военных условиях украинец использовал каждую свободную минуту для зарисовок и быстрых портретных работ, что впоследствии стало материалом для его больших тематических циклов. Смерти бойцов и мирных украинских жителей, могилы с вороньем на склоненных крестах, разбитые дороги с апокалипсическими ландшафтами, сотни беженцев, плачи детей глубоко проникли в душу художника и закрепились в его альбомных набросках.

Как и когда вернулся Иван Курах в Милан, нет точных сведений. Так же, как ничего не известно об обстоятельствах смерти его старшего сына. Вместе с тем само направление его дальнейших творческих усилий убеждает, что после фронта художник уже стал другим. Свою индивидуальную выставку в Риме (декабрь 1941 года) он посвящает памяти сестры и братьев, «которые полегли за свободу Украины».

В мае-июне 1942 года состоялась очередная индивидуальная выставка Ивана Кураха в городе Брешия. На обложке каталога — знак эмблемы УВО-ОУН, меч с трезубом, авторства Роберта Лисовского, слово о художнике — Амедео Итало Паты. Этот известный в то время адвокат и коллекционер нашел на редкость меткие слова об украинце: «Искусство Ивана Кураха исходит из самых чистых источников его чувств. Легенда идет к поэме; от элегии до трагедии (...). И это всегда искусство мгновенной выразительной силы, которая проникает в сознание и окутывает его». Ничего странного, что этнический итальянец сумел вычислить в творческом потенциале художника те качества, которые объясняли его большой успех среди зрителей из Рима, Милана, Генуи, Падуи, Бергамо — мост, где экспонировались персональные выставки молодого украинца.

В том же 1942 году И. Курах, комментируя итальянцам свои успехи, скажет, что каждое его полотно — это воспоминание о его далекой земле, каждое произведение является выражением искусства и мыслей о Родине. Война продолжалась, но слава о художнике продолжала шириться в больших культурных центрах Италии.

Послевоенные годы были довольно благоприятными для выставочной деятельности Ивана Кураха. Его уже приглашают не только в большие итальянские города, но и в Австрию, Германию, Швейцарию, Францию. Частные коллекционеры из Брюсселя, Лондона и Дюссельдорфа заказывают у него картины с урбанистическими и ландшафтными мотивами, что, частично и способствовало общеевропейской славе его живописи. В кругах итальянских художников его авторитет растет еще больше, что подтвердилось приглашениям принять участие в XXV Биеннале искусства в Венеции (1950). Украинец показал на этом престижном международном обозрении современного искусства свое полотно «Город ночью» (1949), размером 120 х 75 см. Тогда жюри в составе пяти человек при отборе участников из общего числа 3800 художников выбрало лишь 250, наиболее яркой художественной индивидуальности со всего мира.

С такой славой в 1953 году Иван Курах едет в Соединенные Штаты Америки. До времени приезда в Америку, в Европе, Иван Курах имел, по меньшей мере, сорок индивидуальных выставок. За девять лет проживания в США он эту цифру почти удвоил, причем не только показами в США, но и в других странах мира. Одной из них была выставка в нью-йоркской Галерее 21 на 63-й улице в апреле 1955 года, где, кроме сугубо итальянских мотивов, он экспонировал много произведений на тему украинской трагедии времен Второй мировой войны. А в конце 1957 года Иван Курах реализует весомый гражданский поступок: при посредничестве харитативной организации Самостоятельного Золотого Креста им. Ольги Басараб устраивает в Нью-Йорке свою индивидуальную выставку по украинской тематике, экспонаты которой дарит на благотворительные цели украинским детям-скитальцам.

В 1962 году, после смерти брата Михаила, Иван Курах возвращается в Европу и поселяется в швейцарском городке Цолликон (Zollikon) вблизи Цюриха. Здесь, вместе с женой и младшим сыном Романом он и продолжает жить до самой смерти. До самого отхода в Вечность в свои пятьдесят девять лет художник показывал свои произведения на индивидуальных выставках во всем мире. Много путешествуя, он включал новые тематические произведения с мотивами разных стран в основной состав полотен, навеянных большой тоской по Украине. На последней из выставок, в городе Карачи, художник показал 78 картин, а на открытии присутствовал министр образования Пакистана. Планировались персональные показы его произведений и в Иордании, Ливане, Египте, Греции, но преждевременная смерть, которая наступила 15 января 1968 года, перечеркнула эти замыслы.

...Художник признавал, что события войны стали переломными для его эстетического мировоззрения. И тем не менее его прямые рефлексии не были показательными, нарочитыми. Сложную историю Украины, а также и всей Европы первой половины XX века, он раскрыл в эквиваленте высокой художественной поэзии, соответствующими для изобразительного искусства средствами.

Роман ЯЦИВ. Иллюстрации предоставлены автором
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ