Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

«Бедный преподаватель – зависимый человек»

Что поможет украинским учителям стать богатыми и счастливыми
17 августа, 2018 - 11:59
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»
Инна МОСКВИНА

В Финляндии, по данным соцопросов, многие хотели бы связать свою жизнь с учителем или учительницей. В Украине же идея выйти замуж за учителя вызывает разве что улыбку: несмотря на то, что среди учителей много настоящих фанатов своего дела, профессия давно утратила социальный престиж.

Где в мире профессия учителя самая уважаемая? Сколько зарабатывают педагоги за рубежом и в Украине? Как учат будущих учителей и поддерживают в школе в первые годы? Как украинские учителя зарабатывает вне школы и какой должна быть учительская зарплата? Об опыте Украины, США, Германии, Израиля, Грузии и Финляндии говорим с украинскими и зарубежными педагогами на Четвертой национальной (не)конференции EdCamp Ukraine 2018, которая прошла в Харькове в июле. Одна из задач движения EdCamp, собственно говоря, — поднять статус учителя: и общественный, и внутренний — уровень самоуважения.

(НЕ)УВАЖЕНИЕ

Невысокий социальный статус учителя и высокие требования к нему — проблема многих стран.

«В конце 70-х — в начале 80-х в США профессия учителя была очень престижной. Ее приравнивали к юристу или врачу», — рассказывает исполнительный директор  The Edcamp Foundation, сооснователь мирового движения EdCamp Хадли ФЕРГЮСОН, которая начинала учительскую карьеру именно в те годы.

Однако с тех пор многое изменилось. И государство, и общество начали ставить ценность педагога под сомнение, проверять не то, насколько хорошо учитель знает ребенка (какая у него семья, интересы, трудности), а каковы его академические знания.

Если иллюстрировать сегодняшнее отношение к педагогу, то выглядеть это будет так: стоит маленький учитель, большой ребенок и большие мама/папа, которые рассказывают учителю, что ему нужно делать.

Меньше (по сравнению с теми же 70-80-ми) уважают учителя теперь и в Грузии. Хотя учителя там нужны. Страна потеряла многих в 90-х, когда школы работали с керосиновыми лампами, без отопления или с печью в лучшем случае — вспоминает те времена бывший учитель математики, сейчас преподавател колледжа Black Sea Влада ХИМЕНКО.

Похожая ситуация и в Германии. Здесь учителя имеют статус госслужащего, поэтому появился стереотип, что они приходят на работу утром, уходят в обед, получают за это неплохие деньги и ничего особенного не делают. «Конечно, это далеко от правды», — говорит Ханна ТЕШНЕР, координатор программы Общественной службы мира, которую выполняет Deutsche Gesellschaft fur Internationale Zusammenarbeit (GIZ). Эта программа поддерживает мирные процессы во многих странах, в частности и в Украине. Впрочем, отмечает Ханна, вопросы и проблемы учителей в Германии обсуждают и политики, и пресса, поскольку осознают, что это нелегкий труд, важный для всей страны.

На этом фоне выделяется Израиль. Здесь просто не держатся за профессию. Учитель работает в школе пять-шесть лет, а потом меняет работу. «Молодые талантливые люди не хотят работать всю жизнь на одном месте, они не хотят оставаться в одной профессии вечно», — рассказывает Яаков ГЕХТ, основатель движения демократических и свободных школ в Израиле.

В Украине же если учитель не ушел из школы в первые годы работы, то в большинстве случаев, кажется, будет держаться за нее до пенсии. Это притом, что по исследованию, которое проводил общественный союз «Освитория» вместе с  GFK Ukraine в мае 2017, 82% учителей не довольны своим социальным статусом.

«44% опрошенных киевлян высказались, что учитель вообще не нужен в ХХІ веке. Ведь есть гугл, курсера, так зачем учитель?» — делится результатами исследования менеджер креативных образовательных проектов «Освитории» Аленка СЕВЕРЕНЧУК. — В маленьких городах и селах этот показатель лучше. 85% считают, что учитель нужен, и чем меньше населенный пункт, тем выше уважение к учителю». Но в целом, считает Аленка, анализируя исследование, по стране люди не очень уважают профессию педагога.

«Последние два-три года государство делает больше для повышения статуса учителя, чем в предыдущие годы, — говорит эксперт. — Образование начали воспринимать не как расходную сферу, а как инвестиционную. Но только в этом году школы получили более-менее нормальные деньги. Поэтому надеемся, что и у нас уважение к педагогам будет, как у финнов, где учитель — агент перемен, тот, кто растит будущее страны, потому что за каждым успехом, политиком и бизнесменом стоит учитель».

В Финляндии учитель — самая уважаемая профессия, а педагогический факультет — самый популярный. Педагогом стать трудно, особенно — младшей школы. Всего 10-11% выпускников, которые подают документы, проходят отбор в вузы на учителя начальных классов, рассказывает региональный директор Lumo Education Ltd в Украине Дмитрий НАУМЕНКО.

Уважение к учителю появилось после реформы. Образовательная реформа стартовала в конце 60-х — начале 70-х, когда доверие к учителю было крайне низким. «И когда в образовании начались радикальные изменения, ответственность за которые взяли на себя именно педагоги, то политики и общественность кричали: «Это не будет работать! Вы все делаете неправильно! Давайте действовать по-старому!» — говорит Дмитрий. — А когда в начале 2000-х пришли рейтинги PISA, программы международного оценивания учеников, где мы были первыми, все сказали: «Вау! Значит, все правильно делали! Вы молодцы, мы вас поддержим». Уважение к учителю появилось, потому что увидели результат».

С одной стороны, порядок действий финского учителя или учительницы, скажем в конфликтных ситуациях, определен законом. С другой же, в самом учебном процессе учителя здесь достаточно автономны — они никому не подают конспекты уроков, не проходят формальной аттестации. Отсутствие излишней бюрократии и очковтирательских проверок — тоже показатель уважения и доверия к учителю, говорит коллега Дмитрия по Lumo Education Ltd Каису ХЕЛМИНЕН.

Чувствуя общественное уважение, учителя и сами уважают тех, с кем работают: ученики практически во всем имеют право выбора; им объясняют, как именно в будущей жизни им понадобится тот или иной предмет; никаких карательных инструментов не существует, а тесты используют в качестве точки для развития — не чтобы «рейтинговать» или оценивать, а чтобы определить слабые места учеников и поработать с ними.

(НЕ)НАВЧАННЯ

Страны, которые имеют развитые системы образования, поняли, что вкладывать в учителя нужно на этапе вуза и в первые годы его работы.

В США, рассказывает Хадли Фергюсон, 50% учителей не выдерживают и иходят из школы за первые пять лет. То есть учитель выгорает раньше, чем начинает действительно хорошо учить.

«Поэтому мотивация и ценность профессии — это то, над чем нужно работать. И это то, что мы делаем на EdCamp: показываем педагогам, какая крутая у них профессия, что усилия, которые они прикладывают ежедневно, оценены. Здесь они могут свободно озвучить проблемы и получить советы в их решении. Идеи EdCamp они несут дальше своим коллегам, понимают, что их работу уважают, и это не дает им перегореть».

В Грузии обучение на педфакультетах бесплатное. И это дополнительный стимул для студентов выбрать эту профессию. Кроме того, работа в госструктуре — стабильный доход и социальные гарантии. При этом конкурс в вуз на педагогическую специальность невысокий. Например, на учителя математики — три человека на место, рассказывает Влада Хименко. Отработать в школе некоторое время по завершении вуза выпускник не обязан.

«В Германии будущие учителя изучают в вузе две-три дисциплины, чтобы впоследствии уметь их преподавать детям. После университета молодой педагог  еще полтора-два года учится и работает одновременно. То есть три дня в неделю учит в школе под надзором наставника, а два — посещает курсы, семинары, лекции, тренинги. При этом получает зарплату, хоть и небольшую», — опытом своей страны делится Ханна Тешнер.

Тому, как Германия поддерживает педагогов в начале, по-доброму завидует переводчик, основатель студии образования для учителей Лана СУШКО, которая два дня EdCamp’у помогает Ханне достичь взаимопонимания со всеми на (не)конференции.

«В Украине учитель-новичок не получает достаточно практических навыков, — считает Лана. — Очень много теории и крайне мало умений: как работать с детьми, что делать, если есть проблемы с дисциплиной, как решать конфликтные ситуации. Будучи студенткой, я имела месяц практики в школе. Моим ментором был вузовский преподаватель, который приходил посмотреть, как я веду урок, и который ни одного дня не работал в школе! Наставником студента должен быть опытный учитель, который сам знает все тонкости, знает класс и имеет успешный опыт».

В Финляндии практический опыт студенты получают с первого курса. Семь недель в год — это работа в школе. Поэтому после завершения учебы они уже имеют свыше полугода практики с разными детьми. Первые три курса студенты наблюдают, как работает учитель или учительница, на четвертом становятся помощниками педагогов, а на пятом уже могут вести занятия сами.

(НЕ)ДЕНЬГИ

Мало где учителя действительно зарабатывают хорошо.

Зарплата американского учителя — это доход среднего или ниже среднего класса, рассказывает Хадли Фергюсон. Учитель может позволить себе купить дом, какую-то машину и поехать на отдых. Но учительский заработок сильно зависит от штата: например, в Оклахоме, чтобы свести концы с концами, учитель должен иметь две-три работы.

Среднюю зарплату получает и израильский педагог. На нее можно выжить, но, чтобы жить хорошо, в семье должен быть еще кто-то, кто поможет финансово, так описывает ситуацию Яаков Гехт.

Грузинские учителя зарабатывают приблизительно, как украинские. Средняя зарплата учителя на наши деньги — до 5 500 гривен, самая высокая, 1 000 лари, — неполные 11 000 гривен. На что хватает этих денег, рассказывает Влада Хименко: «Моя мама — учительница с 45-летним стажем и классный руководитель. Получает 600 лари (приблизительно 6 500 гривен). Если бы она жила сама, то могла бы хорошо питаться, носить хорошую одежду, раз в году поехать отдохнуть».

А вот заработок немецкого учителя — выше среднего по стране. Проучившись в целом семь лет, школьный учитель уже в начале будет получать 2 400—2 800 евро. Дальше зарплата растет в зависимости от стажа и нагрузки. Поддерживать статус учителя — это государственная стратегия, говорит Ханна Тешнер.

У финского учителя зарплата немного ниже средней по стране. И это странно, потому что сама профессия — высокой престижности. Дмитрий Науменко объясняет это тем, что никто из учителей в Финляндии не работает ради денег. Они идут в школу, потому что хотят преподавать.

«О государственном уважении к профессии свидетельствует зарплата учителя в Сингапуре, — рассказывает Александр ЭЛЬКИН, вдохновитель движения EdCamp в Украине, советник министра образования и науки, который недавно побывал в этой стране в рамках государственной программы сотрудничества Singapore Cooperation Programme, — SCP Friends. — У начинающего зарплата 3 500 сингапурских долларов, что соответствует среднему уровню жизни в стране, а в «продвинутых» достигает и 10 000. Также у них есть так называемая «тринадцатая зарплата», премии и спецфонд для реализации образовательных идей».

Сергей ИВАГЛО: Финансовая свобода очень важна для учителей. Это же люди, которые воспитывают наше будущее! А бедный преподаватель — зависимый человек: от чьего-то мнения, денег, премий, родительского осуждения и т.п. Он не может высказаться. Свободным человеком манипулировать трудно. Он встал — и пошел в другую школу. С таким нужно договариваться, выстраивать партнерские отношения.Учителя — потенциально зажиточные люди, — убежден бизнес-аналитик. — Главное, чтобы система прекратила давить: «вы никто, у нас незаменимых нет

Зарплата украинского учителя — немного меньше средней по стране. «Если для села доход в 6 000 гривен — это неплохо, то в городе на такие деньги не прожить», — говорит Аленка Северенчук. — Кассир в супермаркете зарабатывает больше. И чтобы поднять престижность учительской профессии, нужно платить им, как в IT-сфере — 1 500—3 000 долларов. Это было бы шоком, но помогло бы».

Наши учителя могут зарабатывать и должны это делать. В этом убежден предприниматель, тренер, бизнес-аналитик Сергей ИВАГЛО. «Финансовая свобода очень важна для учителей. Это же люди, которые воспитывают наше будущее! А бедный преподаватель — зависимый человек: от чьего-то мнения, денег, премий, родительского осуждения и т.п. Он не может высказаться. Свободным человеком манипулировать трудно. Он встал — и пошел в другую школу. С таким нужно договариваться, выстраивать партнерские отношения», — добавляет эксперт.

Что может сделать учитель, чтобы иметь финансовую свободу?

Сергей Ивагло имеет несколько советов.

• Продавать идеи. «50% учителей, которые приезжают на EdCamp, — это потенциальные социальные предприниматели. Они перенасыщены интересными идеями. Свои наработки, мастер-классы они должны предлагать частным школам и детсадам, курсам, центрам детского развития. Когда они получают первые заработанные на этом деньги, то понимают, что они и являются капиталом».

• Репетиторство. Сергей Ивагло называет это фрилансом и говорит, что дополнительный достойный заработок добавляет внутренней статусности и мотивирует к развитию.

• Издавать электронные книги со своими образовательными разработками.

• Обращаться к предпринимателям. «Бизнес нуждается в презентациях, разработке инструкций, правил пользования — и ему для этого нужен грамотный учитель», — объясняет этот пункт эксперт.

Как должен был бы делать кто угодно — откладывать 10% от каждого дохода, формируя «подушку безопасности».

«Учителя — потенциально зажиточные люди, — убежден бизнес-аналитик. — Главное, чтобы система прекратила давить: «вы никто, у нас незаменимых нет», и чтобы педагоги не боялись сделать шаг и начать зарабатывать».

(НЕ)ГОСУДАРСТВО

Правительство и Верховная Рада предприняли шаг навстречу учителям. Теперь их очередь.

По новому закону об образовании учителя уже получили повышенные зарплаты, — напоминает советник министра образования и науки Украины, программный координатор EdCamp Ukraine Елена МАСАЛИТИНА. Могут они получать и надбавки из бюджетов органов местного самоуправления — то есть громада может сама позаботиться о своих учителях, стимулировать их.

«51 статья закона «Об образовании» предусматривает добровольную сертификацию учителя. И тот из педагогов, кто пройдет ее, будет получать 20% надбавки к должностному окладу в течение трех лет, — продолжает Елена Масалитина. — Большинство учителей поддерживают сертификацию. Опрос, который мы, EdCamp Ukraine, проводили вместе с МОН, свидетельствует: 62% педагогов считают, что сертификация должна быть обязательной, а не добровольной».

«Но саму систему повышения квалификации нужно изменить, за это высказались 79% из 8 500 опрошенных педработников, — добавляет советник министра образования и науки. — Доверия к монополизированным государством институтам повышения квалификации давно нет. Кроме государственных должны быть и частные. Но какими им быть? Как избежать случаев, когда документ о повышении квалификации можно купить?»

Этот вопрос по силам решить самим учителям, считает Елена. Министерство предложило педагогам разработать критерии к организациям, которые будут предоставлять услуги сертификации и механизмы получения документа. Потому что именно им в дальнейшем придется работать с этими институтами. И чтобы не было нареканий, что им сверху спустили инструкцию, а она несовершенная, неудобная и т.п.

«В процессе, где задействовано несколько сторон, не может быть возложена ответственность лишь на кого-то одного, — объясняет отношения государства и учителей пани Елена. — Педагоги должны и нести ответственность, и учиться действовать в своих интересах также, а не только ждать указаний: вот с этого и начинается повышение статуса».

Инна МОСКВИНА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments