У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

Домашняя «академия идентичности»

О чем так долго молчал челнок бабушкиного ткацкого станка — взгляд винницкого искусствоведа
6 июня, 2019 - 16:31

Еще на подходе к старому дому моей бабушки было слышно, как неоднократно стучат станочные кросна. Заходишь в сени и слышишь, как она напевает себе какую-то песню, пропуская челнок между сотней, нет — тысячей нитей. «Гайда до груби чи на п’єц!» — бросала мне, не поднимая глаз. Но разве можно было оторвать взгляд, когда ее ноги и руки работали одновременно, нити поднимались и опускались, а челнок неоднократно пробегал между ними — жух-жух и новый ряд. Так она за зиму могла наткать несколько рулонов вереток. Ими завешивали стены, покрывали сундуки, кровати, пол. Бабушка уже давно ушла в другие миры, а ее ковры и старый станок (правда, разобранный и запыленный) до сих пор с нами.

Не знаю, как она ткала эти оригинальные ковры с «ромбами», «цветами», «вазонами», потому что никогда не видела схем перед ее глазами. И так, очевидно, работали большинство мастериц, которые занимались ткачеством — одним из самых распространенных ремесел на Подолье после гончарства и вышивки. По верованиям, именно эти техники движением инструментов — круга, иглы и челнока — передавали энергию от Бога людям, потому ни о каких схемах орнаментов и речи не могло быть, объясняет искусствовед, ведущий методист по нематериальному культурному наследию Винницкого центра народного творчества Владимир ТИТАРЕНКО. Все рисунки передавались от поколения к поколению, потому что они несли смысловые нагрузки — засекреченные послания.

«Издавна ковры и гобелены ценились как семейное сокровище. Это было мистическое ремесло, а не прозаичное, хотя и имело сугубо практическую функцию, потому что изготавливали ковры, вереты и дорожки для быта. Но в действительности ткачество всегда имело сакральное содержание и именно благодаря этому прошло сквозь века. Самое удивительное то, как несмотря на столетия, да что там — два десятка столетий, орнаментика не меняется, — рассказывает искусствовед. — Ребенок с малых лет наблюдал, как творится ковер, и он принимал участие в этой работе. Это была своего рода домашняя «академия идентичности», потому никаких схем никто никогда не рисовал, не делал — все передавалось, как говорят, из рук в руки. Это был органический процесс».

ОРНАМЕНТЫ АРХАИЧЕСКИХ КОВРОВ ПРОСЯТСЯ В СОВРЕМЕННОСТЬ

Ткачество — не только тяжелая работа, но и достаточно длительная технологическая процедура. Сначала сеют, выращивают, собирают коноплю (лен или крапиву). Потом их замачивают на две недели. Прикладывают рычагом, чтобы выровнялись. Далее тщательно вымывают и бьют старинным устройством для стирки. Трут, вычесывают щеткой и уже тогда — на кудель, а из кудели берут нити на станок. Можно предположить, что именно из-за сложного процесса изготовления или появления тканей, нитей и красителей ткачество перестало быть популярным, потому что в изделиях не было потребности. Но в действительности причина в другом.

Как объясняет Владимир Титаренко, аутентичное народное «килимарство» прекратило свое существование в результате тотальной коллективизации села. Отобрав у крестьян все средства частного производства и имущественной собственности, власть уничтожила любую реальную возможность заниматься домашним промыслом, в том числе и «килимарством». Из-за этого многие раритеты, знаки сейчас утеряны, но некоторые сохранились, и они дают повод исследователям изучать ремесло, искать источники, чтобы расшифровать и «читать» давние послания, которые корнями уходят еще во времена позднего палеолита.

«Самая большая мечта — чтобы молодежь больше переносила эти дизайны в современность. Архаичные орнаменты должны продолжать современную жизнь, потому что это украинское философское понимание и восприятие мира, — продолжает Владимир Титаренко. — Нашей орнаментике по давности происхождения нет равных. Подтверждением этому являются археологические находки вблизи села Мизин на Черниговщине, где были обнаружены артефакты времен палеолита с орнаментами, которые мы сегодня видим на наших коврах, вышивке, писанке. Они идентичны, содержат один и тот же набор символов. Одним из основополагающих является знак единства двух начал, противоположностей: мужского и женского, воды и огня, позитивного и негативного. Не менее известен знак сигмы — правосторонний и левосторонний, а перекрещивание их создает свастику — символ Сварога. Это сегодня его называют Богом, а в действительности, как доказывает наука, он олицетворяет священное мыслящее поле, иными словами — квантовое поле. То есть вся вселенная проникнута этой субстанцией, энергией, которую никто не может объяснить, а происходит она еще от наших предков. Конечно, та мастерица, которая в ХІХ веке ткала ковер, не знала значения этих символов, делала то, что и ее мать, но она подсознательно передавала код нашего этноса. И так должно продолжаться и в дальнейшем».

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА И РОЛЬ ИЗДЕЛИЯ

В подольских коврах, которые еще с 1970-х годов исследует Владимир Титаренко, доминантными являются красный, черный, белый, зеленый, желтый и синий цвета, они преимущественно зависели от имеющихся в хозяйстве природных красителей. Искусственные — появились в начале прошлого века, ими красили нити, из которых ткали в основном на продажу, чтобы ковры имели яркую расцветку. Изготовляли в основном безворсовые ковры. Из Подолья изделия продавали не только по территории тогдашней Украины, но и за границу. Есть упоминания, что торговали ими даже за океаном, потому что изделия были важным компонентом интерьера и достаточно популярны.

«Еще сейчас можно зайти в дом на юге Восточного Подолья и увидеть, как над скамьей по всему дому идет длинная веретка — узкий ковер 6-10 метров. Ею опоясывали полностью все здание. Во-первых, это украшение, величественное и красивое, а во-вторых, обереговый символ — «от А до Я» замкнутый круг. То есть значение имел не только орнамент на ковре, но и то, с какой целью его ткали. На свадьбу, венчание, крестины или другие обрядовые действа. Они сопровождали украинцев всю жизнь — от прихода в мир и до завершения земного пути», — резюмирует мой собеседник.

Так и есть. Уже после беседы я вспоминала, как еще до недавнего времени было заведено дарить ковры на свадьбу, как до сих пор родители стелют ковровую дорожку перед молодыми, как невеста и жених стоят на ковре, когда берут благословение. И даже, когда человек идет в мир иной, перед гробом бросают ковер, а в церкви дарят веретку — за прощение... Какой же он сильный, сакральный и глубокий смыслами — этот таинственный ковер моей бабушки.

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница, фото автора
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments