Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Глаза и радиация: украинский лимит для мира

Доктор биологических наук Вадим ЧУМАК — о плодотворном сотрудничестве украинских и американских ученых
21 апреля, 2016 - 10:44
ФОТО ИЗ АРХИВА "ДНЯ"

«Обоснование новых стандартов безопасности при профессиональном облучении на основе изучения рисков для здоровья участников ликвидации аварии на ЧАЭС» — так звучит цикл научных работ, выполненных несколькими киевскими исследовательскими учреждениями в сотрудничестве с известными американскими центрами — Колумбийским университетом и Национальным институтом рака. В чем заключается ценность новаций? Об этом рассказывает заведующий лабораторией дозиметрии внешнего облучения Национального научного центра радиационной медицины НАМН Украины доктор биологических наук, заслуженный деятель науки и техники Украины Вадим ЧУМАК.

— Начнем с уже далекого финала ХІХ века, — говорит Вадим Витальевич, — когда Вильгельм-Конрад Рентген создал источник необычных

Х-лучей, как назвал их сам изобретатель. Чтобы доказать их уникальную способность проникать, 22 декабря 1895 года он выполнил первую в мире рентгеновскую фотографию. На снимке появляются нежные кости руки его жены Анны-Берты Рентген с тенью обручального кольца на одном из пальцев. Изображение стало классическим, и вскоре началось стремительное продвижение рентгенологии и радиологии. Казалось, что метод будет нести только пользу. Но вот в 1911 году стало известно, что уже пять рентгенологов заболели лейкемией. Это был сигнал того, что радиационное воздействие являются также опасными.

Собственно, с тех пор, учитывая и другие негативные радиационные прецеденты, зарегистрированные еще в 1900 году (первая смерть от рака облученной руки) и началось развитие радиационной медицины. Когда же произошел чернобыльский взрыв, наука, разумеется, не осталась в стороне ряда социально-медицинских проблем, которые возникли и начали активно накапливаться. Вот факторы организации в 1986 г. государственного учреждения, в одной из лабораторий которого мы беседуем. Идея создания Центра принадлежит его первому руководителю академику НАМН Украины Анатолию Романенко, тогда министру здравоохранения УССР. Именно он инициировал и возглавил с отечественной стороны украинско-американский проект по изучению и предупреждению феномена послечернобыльской лейкемии.

— Наше интервью позвольте назвать так — «Радиация и глаза». Ведь орган зрения фактически первым попадает под радиационную атаку. И в другом проекте и последующем цикле работ такое направление рисков тщательным образом учтено.

— Да, речь идет о ходе событий и реагировании медицины на возникновение радиационной катаракты. Тема относительно начала этих работ имеет свой знаковый сюжет. Еще до чернобыльской аварии было известно, что гамма— и бета-облучение в больших дозах приводят к помутнению хрусталика. Наиболее весомыми данными относительно таких эксцессов владел офтальмолог-экспериментатор профессор Василий-Владимир Воргул в Колумбийском университете, кстати, научный работник украинского происхождения. Он предложил известному киевскому ученому-гигиенисту, директору Института медицины труда НАМН Украины академику Юрию Кундиеву начать совместные исследования. Ведь этот институт находится в мировом авангарде изучения профессиональных заболеваний. К планированию таких исследований, преимущественно совместно с ликвидаторами, присоединился выдающийся офтальмолог, член-корреспондент НАМН Украины Николай Сергиенко. Ощутимый вклад в исполнении проекта принадлежит одному из ведущих сотрудников Института медицины труда кандидату наук Петру Витте. Уже в 1992 г. был рассмотрен предыдущий протокол исследований, согласно которому, по решению коллегии Минздрава Украины был создан этический комитет в Институте медицины труда, который был утвержден комиссией по этике Колумбийского университета, зарегистрирован и рецензирован комиссией по биоэтике Конгресса США.

— Здесь уместны детали и подробности...

— Были разработаны стандартизированные методы исследований в обоих проектах с позиций диагностики, эпидемиологии и дозиметрии. Что касается офтальмологической линии, в нее вошло 8607 ликвидаторов с точно установленной дозой полученного радиационного влияния. Они проживали в шести областях Украины. 96% составляли мужчины. К обследованиям, по специальной программе, приобщились врачи-офтальмологи в этих регионах. До 2001   года проект финансировался американской стороной. В случаях катаракты, требовавших операции, было вживлено около 2200 искусственных хрусталиков современного американского производства с утешительными клиническими результатами, разумеется, бесплатно.

— А что в целом можно допустить относительно увеличения случаев катаракты среди чернобыльцев?

— Частота случаев помутнения хрусталика заметно увеличилась. Ведь по состоянию на 2001 год почти у трети ликвидаторов из исследуемой когорты была зарегистрирована катаракта, из них, по нашим оценкам, 9/10 — возникли за счет чернобыльского облучения. Дело в том, что катаракта не является характерной болезнью для молодежи, зато средний возраст на время аварии составлял всего 33 года.

ОБЪЕКТИВНЫЙ ИНДИКАТОР – ЗУБНАЯ ЭМАЛЬ

— В вашей лаборатории хранится необычная медицинская коллекция — несколько тысяч законсервированных зубов. В чем ее научный смысл? 

— Реконструкция дозы облучения — во время и определенный период после аварии, даже относительно ликвидаторов — сложный вопрос, потому что надлежащих дозиметров тогда было маловато, и не все точно регистрировалось. Но оказывается, зубная эмаль служит достаточно объективным индикатором дозы облучения. Технологию возобновления доз по эмали зубов усовершенствовал до уровня практического приложения сотрудник центра радиационной медицины Сергей Шолом, который в настоящее время работает в США. Оказалось, что это, так сказать, «золотой стандарт» ретроспективной дозиметрии. Речь идет, разумеется, о зубах, которые по медицинским показаниям удалялись у участников ликвидации аварии хирургами-стоматологами в 167 лечебных заведениях Украины. 5875 ликвидаторов дали согласие на последующее изучение необычного индекса. Все в течение 1998–2011 годов было собрано более 10 тысяч зубов ликвидаторов, свыше половины образцов оказалось пригодной для дозиметрии. Кстати, поиск методов биологической дозиметрии не ограничивался зубной эмалью. У более 1700 прооперированных ликвидаторов был отобран материал эпителия капсулы хрусталика — есть гипотеза, что количество микроядер в этих клетках является дозозозависимым проявлением действия облучения. Их микрофотографии находятся на сайте проекта в Колумбийском университете в открытом доступе.

— Потеря или ухудшение зрения — большая неприятность, однако жизни она непосредственно не угрожает. Коснемся, Вадим Витальевич, вопроса лейкемии и родственных заболеваний.

— В круг изучения, в рамках данного проекта, было включено свыше 110 тысяч ликвидаторов мужского пола, которые входят в Государственный реестр Украины лиц, пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы с периодом наблюдения 1986–2006 гг. Лейкемии, то есть злокачественные изменения в кроветворной системе, к счастью, достаточно редкое заболевание. Было изучено, с применением самых современных методов, в этой весомой когорте 137 случаев лейкемии, среди них 29 — в острой, практически необратимой форме. Выводы, в сравнении с общей статистикой таких заболеваний, доказали: влияние аварии привело к увеличению частоты возникновения таких заболеваний крови среди участников ЛПА на 16%. Лечение больных осуществлялось в гематологическом отделении клиники Центра. В исследовании болезни и осуществлении терапии применили свои знания и использовали опыт доктор медицинских наук Ирина Дягиль и известный ученый-гематолог член-корреспондент НАМН Владимир Бебешко.

НОВЫЕ ЛИМИТЫ ДОЗ ОБЛУЧЕНИЯ

— Но вернемся к офтальмологической эпопее...

— Под воздействием новаторских результатов исследований относительно ликвидаторов-чернобыльцев в рамках проекта UACOS (Украино-американское чернобыльское окулярное исследование) Международная комиссия радиологической защиты (МКРЗ), МАГАТЭ и Евросоюз (ЕВРАТОМ) недавно пересмотрели лимит дозы профессионального облучения хрусталика и уменьшили его в 7,5 раза (от 150 до 20 миллизивертов в год). Этот международный шаг имеет существенное профилактическое значение. Использование радиационных методов — признак ХХІ века — и в технике, и особенно в медицине, где все шире используются интервенционные эндоваскулярные хирургические методики под непосредственным рентгенконтролем. Таких специалистов становится все больше, и введение новых лимитов доз облучения поможет сохранить их зрение — основное орудие такого необходимого ремесла. Потому что действие радиации на глаза не имеет пределов!

— Иногда, Вадим Витальевич, появляются заявления, что Чернобыльская авария — уже прошлое, а новые исследования нецелесообразны.

— Это неаргументированная и фактически кощунственная позиция. Думаю, даже данный обзор доказывает: слишком рано списывать все в архив прошлого столетия. Именно передовой опыт украинской радиационной медицины, а он значительно шире этих проектов, был использован в Японии, когда случилась авария АЭС в Фукусиме. Нужно сказать еще больше: чтобы мирный атом оставался безопасным, человечество должно быть застраховано и относительно даже стохастических (случайных) негативных последствий в радиационных технологиях и ядерной энергетике. И здесь уроки действий украинской медицинской науки после Чернобыля являются поучительными для мирового сообщества.

Розмовляв Юрій ВІЛЕНСЬКИЙ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments