Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа.
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Хлапотин, он же — Красностав,

или Памятник прошлому и грядущему?
4 октября, 2007 - 18:53
ПАМЯТНИК ХЛАПОТИНУ

Большой торговый город XIV—XVII веков Хлапотин затерялся где-то за полсотни верст от Славуты, райцентра. Местные, у которых спрашивали дорогу на Хлапотин (он же село Красностав), переглядывались, переспрашивали: «Красностав? Это, наверное, где-то аж за Берездовым или Ганнополем?!» Представитель районных властей, ловко объезжая на «Жигулях» ямы, выбоины, лужи, спешил, как и мы, на освящение памятника городу, которого уже давно нет. Догнав нас, посоветовал: «Езжайте за мной!» После этого сам заблудился трижды. Дорожных знаков нет. Прямо диву даешься: как на протяжении веков находили сюда дорогу завоеватели: татары, турки, немцы?!

«Зато этого давно уже протоптали сюда дорогу так называемые черные археологи. Едут с металлоискателями. Копают днем и ночью, не обращают внимания ни на кого и ни на что», — говорит 28-летний депутат сельского совета Андрей Савицкий. Он знает, что именно те выкапывают: «У меня приятель есть. У него ядра, стрелы, другие раритеты. И монеты разные. Есть такие старинные деньги, что и не установить, когда и где отчеканены. Говорит, что, где ни копай, везде есть. И много... Сельские старожилы рассказывают, что в XVIII веке было много производств, а монеты еще древнее...»

Мол, этот факт и заставил его, студента-заочника Острожской академии, прежде всего, углубиться в исторические поиски: «В академии богатая библиотека. Там я и получил информацию, что Хлапотин, переименованный в Красностав, в период XIV—XVII веков был большим городом на перекрестке двух торговых путей из России и Польши».

Первое письменное упоминание о городе относится к далекому 1386 году, когда князь Ягайло подарил Острог, Хлапотин, другие соседние города князю Федору Даниловичу Острожскому, которого после смерти церковь объявила святым, преподобным. Хлапотин одним из первых получил Магдебуржское право. Это событие произошло в 1616 году. Хлапотин имел свою печать и был одним из 102 городов Волыни, в которых были замки. «Среди городов, имевших Магдебуржское право, Хлапотин упоминается в одному ряду с Луцком, Владимиром и Кременцом», — вдохновлен таким совпадением в пространстве и времени Андрей Савицкий.

Тогда здесь на каждом из 15 десятков стояло от 20 до 34 домов. А всего — 399 домов. История сохранила имена или фамилии, или имя и фамилию десятников: Павел, Семен, Сахно, Данило, Михаил, Иван, Василий, Тарас, Григорий, Иван, Никита, Фесько, Олекса, Григорий Фалов, Кирилл. Десять из пятнадцати десятников были без земли. Божью службу правили в двух храмах: церкви святой Параскевы Пятницы и в костеле успения Девы Марии. Была и «божница», еврейская школа.

Сейчас о большом городе Хлапотине напоминает лишь заросший деревьями оборонный вал, который «тянется» от края села до самой речки Корчик. «До сих пор никто не скажет, с какой стороны замка был этот вал», — ищет ответы на множество вопросов Андрей Савицкий. Он и его единомышленники Александр Ильющенков, Александр Попов пытаются воссоздать хотя бы в воображении план застройки Хлапотина. Оба Александра, как и Андрей, учатся в ВУЗах. Представители молодого и пока что не очень знакомого поколения. Находятся в неутомимых поисках прошлого. Потому что направлены в будущее. Имеют множество идей, которые понемногу материализуются.

«Вот здесь, около старого дуба, церковь стояла. Храм Божий разрушили уже в XX веке, в период воинственного атеизма», — показывают. Рассказывают о пруде, которого уже давно нет: «После татарского набега был красным от крови. А перед набегом, уверяют старожилы, золото положили в бочку и бросили в пруд. Золото в банке хранилось. Богатый город был. А как же, свое финансовое учреждение имел...»

Развитие города проходило, как теперь написали бы, быстрыми темпами. В соответствии с поборовым реестром от 1635 года, в Хлапотине плодотворно трудился отряд из 93 ремесленников. А именно: 14 сапожников, 4 кузнеца, 10 каретников, 6 бондарей, 4 плотника, 6 гребенщиков, 1 шорник, 20 портных, 2 ткача, 1 котельщик, 4 гончара, 1 скрипач, 8 мясников, 2 мастера по производству солода, 4 пивовара, 6 пекарей.

Что же касается права на собственность, то в 1603 году поссорились между собой сыновья пожилого князя Острожского. После того началось перераспределение имущества. Хлапотин, вместе с соседним Берездовым, получил князь Александр Константинович Острожский. Однако в полное владение своими имениями не вступил. Потому что в том же 1603-м умер. От 15 мая 1604-го до 1619-го этими городами — Хлапотином и Берездовым — владела его вдова Анна из Штемберка Костчанка Острожская. После смерти обоих ее сыновей Константина-Адама и Януша-Павла вдова делит, что осталось, между дочерьми. После того в 1621-м Хлапотин и Берездов унаследовала ее младшая дочь Анна-Алоиза Ходкевичова- Острожская. А уже после смерти Анны-Алоизы в 1654-м все имения перешли к детям сестры, княгини Софии Любомирской...

После татарского набега сложилась в народе дума: «Над рекой огни горят, там татары плен делят...». Эти скорбные слова служат эпитафией на фрагменте памятника Хлапотину. На другом фрагменте — о славе Хлапотина: город имел Магдебуржское право.

Однако город восстал из руин и продолжил развитие. Краеведы сравнивают Хлапотин XVIII-XIX веков с Манчестером, одним из самых мощных промышленных и экономических центров Великобритании. Город имел паровую мельницу, сюда на ярмарку съезжались купцы из России, Польши...

Хроника поселения — это долгие годы труда для расцвета и дни, когда «...татары плен делят». Убивали и увозили в неволю творцов прогресса... Исторические бури грубо «косили» леса, обминали одиночные деревья. На свете всякого понемногу бывало: те приходили в упадок, эти, как говорят в народе, шли в рост. Трудно постичь этот драматичный ход событий.

«Красностав (Хлапотин) мало исследован. Здесь историк себе может «сделать» имя. Нужны тщательные археологические исследования», — убежден Андрей Савицкий. К историкам он уже обращался с соответствующим предложением. Услышал: они пока что заняты другими, более важными проектами.

Зато разделил его искренние заботы о Красноставе Владимир Шандра, экс-министр двух правительств, Тимошенко и Еханурова. Помог с изготовлением и установкой памятника городу, которого уже, к сожалению, нет. В центре села вырос дорогой монумент. Говорят, что чего-то подобного до сих пор нигде не было. Памятник городу, который трансформировался в убогое, забытое Богом и людьми село. Даже районный чиновник едва нашел дорогу в Красностав.

В освящении монумента приниало участие все село. Были и представители соседней Горицы.

«Этот памятник прошлому установлен среди бедности для уже близкого светлого будущего», — убеждены Андрей Савицкий и его единомышленники. Строя далеко идущие планы, они обращают мало внимания на остроту текущего момента в отдельно взятом Красноставе. И уже готовят проект музея истории Красностава (Хлапотина). Мол, подрастающие поколения должны знать свое прошлое.

Сельский председатель Борис Лищук говорит о подрастающих поколениях без оптимизма: «Смертность в Красноставе превышает рождаемость. С начала 2007-го в селе «нашлось» двое детей. В первый класс пошли шесть учеников, в 2008 м впервые пойдут за наукой четверо... Когда-то была средняя школа, а теперь — девятилетка. На всю школу — 68 учеников. Закрыли и детский садик, когда уже оказалось, что для этого заведения нет соответствующего контингента. Приходим в упадок пока что».

О трудовой занятости села: «Есть школа, медицинские амбулатории. В соседней Яблуневке — областная психиатрическая больница. И там наши, красноставские, работают».

Инициативы относительно финансового поощрения рождаемости село встретило без должного энтузиазма. Мол, раньше, когда еще хотели и могли, нужно было поощрять. Преобладает пожилое население. В начале XVII века в Хлапотине было 399 домов, в начале XXI века в Красноставе — всего 177. Некоторые из 177-и уже оставили живые души. Ушли за последнюю границу.

Однако сельский глава разделяет мнение молодых энтузиастов: «Крест Хлапотину — это не крест Красноставу. Все как раз наоборот...»

«Ярмарка вернется в эти места в третий раз, как вернулась после фатального татарского набега во второй раз. Установили монумент с надеждой и верой в перевоплощение», — уверен Андрей Савицкий.

Еще в 70-х годах прошлого века 1079 душ населения Красностава активно занимались свиноводством, скотоводством, овцеводством. Колхозная бригада имела сад, кузницу и мельницу. Сельская интеллигенция была занята в средней школе, клубе, библиотеке, больнице, швейной мастерской.

«А в довоенный период активно работали три гончарные и четыре кирпичных завода», — говорит о новой истории Красностава сельский глава Борис Лищук.

«Красностав богат залежами глины — белой, красной. Есть и сера, имеющая лечебные свойства. Инвесторы уже присматриваются к этим полезным ископаемым», — угадывает светлые перспективы Андрей. Мол, это та золотая жила, которую нужно разрабатывать, чтобы Красностав занял такое же место, как в свое время Хлопотин.

И прибавляет, что местные люди еще не забыли традиции декоративно-прикладного искусства — вышивают крестиком и гладью, лозоплетением занимаются.

Сельский глава поддерживает энтузиаста: «У этой территории славное прошлое и большое будущее». Вот только ни он, ни Андрей Савицкий доподлинно не знают, далекое ли оно, это будущее.

Во всяком случае, приблизилось. Памятником прошлому.

Михаил ВАСИЛЕВСКИЙ, «День», Славутский район, Хмельницкая область. Фото автора
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments