Только взращивание совершенно нового духа спасет нас!
Дмитрий Донцов, украинский литературный критик, публицист, философ, политический деятель

«Именно ответственность не позволяет свободе превратиться в произвол»

Управляющий делами УПЦ митрополит Антоний — о миссии Церкви и о том, как Украина с Божьей помощью способна сама решить свои проблемы
4 апреля, 2014 - 12:16
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Ваше Высокопреосвященство, огромное спасибо, что согласились в это непростое время на откровенный разговор, в котором нуждается все украинское общество. Первый вопрос такой: православное христианство — это религия внутреннего рабства или внутренней свободы?

— Господь наш Иисус Христос говорил Своим ученикам: «познаете истину и истина сделает вас свободными». Глубинный опыт многих поколений христиан заключается в том, что именно во Христе мы находим настоящую свободу. Однако парадокс состоит в том, что на пути к этой свободе мы должны отдать себя в руки Бога, разрешить Богу действовать в нашем сердце. И вот эта полная преданность Христу для внешнего человека кажется рабством. Но в действительности это является освобождением от наших греховных привычек, от наших страстей, от всего того, что мешает нам идти к Богу.

Вы лично чувствуете себя духовно свободным как епископ, как человек, как украинец?

— «Где Дух Господний, там воля» — так говорит Святое Письмо. Духовно свободный человек — это святой человек, который поборол грех и является вместилищем, сосудом Духа Божьего. Поэтому каждый человек — по мере чистоты своего сердца, ума и тела — это духовно свободный человек. И здесь мало чего зависит от внешних факторов.

В христианской традиции понятие свободы не может быть отделено от понятия ответственности. Именно ответственность не позволяет свободе превратиться в своеволие. Во Христе мы обретаем не просто свободу от этого мира, мы обретаем свободу для жизни с Богом. А жизнь с Богом — это жизнь крайне ответственная. Мы выходим за пределы этого греховного мира, но при этом становимся ответственными перед Богом за все свои поступки, за все свои решения. Поэтому каждый человек, чем бы он ни занималась в этой жизни, несет ответственность. И я, как епископ, как украинец, несу свою ответственность перед Богом, перед Церковью и перед собственным народом.

«КРИЗИСА ВНУТРИ УПЦ НЕТ»

Почему в УПЦ так много епископов, священников и мирян соблазняются тем, что дьявол предлагал Христу в пустыне — материальными благами, властью, призрачными чудесами?

— Вектор развития человеческой цивилизации после грехопадения направлен не к Богу, а от Бога. Основные стержни мира, которые, как говорит апостол Иоанн Богослов, «во зле лежат» — это «похоть плоти, похоть глаз и гордость житейская». Каждый, кто живет на этом свете, обязательно проходит через эти искушения. Не все находят в себе силы бороться. Кто-то спотыкается. Но я не считаю, что процент тех, кто попал в ловушку этих искушений и не хочет из них вырваться, в Украинской Православной Церкви больше, чем в других. Как и во всех других церквях Украины, те, кто поддались на искушения мира сего — все-таки, скорее, отдельные исключения, нежели правило. Наш Спаситель сравнивал Свою Церковь с деревом, которое живет, цветет, плодоносит. И Он же предупреждал, что будут отдельные сухие ветви, призывал терпеть больные побеги и смотреть, не принесут ли и они плоды покаяния и добрых дел. Люди в Церковь идут именно за полнотой жизни, и опытного христианина наличие «сухих ветвей» не удивляет — он, напротив, за таких людей особенно молится, чтобы Господь спасал и их. Христианство тем и отличается как религия, которая верит в возможность для всех «сухих ветвей» ожить, верит в возможность для каждого грешника — покаяться, преобразиться, стать живым цветом на древе Церкви Христовой и принести свой особый плод. В чем-то мы все — сухие ветви, поэтому не будем спешить осуждать. Есть такой пример из патерика. Монах увидел, как настоятель монастыря грешит с женщиной в поле, осудил, но, подойдя поближе, увидел, что это два снопа лежат на стерне, и то, что видели его глаза, было иллюзией. Тем более нельзя верить сплетням. И опять-таки, если что-то недостойное с вашей точки зрения есть — молитесь Господу, и Он все исправит к лучшему. Молитва — это сила, на которой держится весь мир, и, тем более, нашей смиренной молитвой может улучшаться жизнь Православной Церкви. Поэтому все наши недоразумения надо вручать в руки Господа, а Он все решит наилучшим образом. У нас же случается, что человек начинает думать — я вот что-то исправлю, выявлю, покажу верующим и неверующим, и все исправится, а в результате — только хуже. А если бы эту проблему представлял Господу и просил о том, чтобы изменилось все к лучшему по Божьей воле, то уже давно было бы все совсем иначе. Христос учил не осуждать даже врагов и явных грешников, а молиться за всех. Поверьте, Украинская Православная Церковь меняется к лучшему, и эти изменения являются естественным процессом, который не остановить и не ускорить, а можно только ему способствовать молитвой и своим желанием принести пользу Церкви. Последнее тоже важно. Ведь зло, которое от тебя не зависит и уже существует, может стать меньшим злом только одним способом — когда ты преумножишь здесь и сейчас добро, а злу не остается места.  Не бойтесь творить добро — и по Вашему примеру все «сухие ветви» оживут и расцветут.

В нашей Церкви очень много настоящих пастырей, подвижников, которые не только проповедуют словом, но и своей личной жизнью свидетельствуют о любви к Богу и ближнему. И это большой дар Божий для Украины, что есть этот епископат, священничество, миряне. Не знаю, почему украинские средства массовой информации так мало освещают такие примеры, как монастырь в Банченах, где епископ Лонгин усыновил и воспитывает больше четырехсот детей-сирот, в том числе — инвалидов. Достаточно поехать туда, посмотреть на этих деток, на то, какие счастливые их глаза даже тогда, когда они физически очень больны — и становится понятно — вот и наш цвет, и наш плод, вот наша Церковь. И таких примеров есть по всей Украине много, монастырь в Банченах просто самый большой и самый яркий, потому что это — тот светильник Божьей благодати и человеческой святой любви, который никак не спрячешь. Вообще летом многие наши монастыри превращаются в лагеря отдыха для детей. Почти при каждом большом городском храме уже есть столовые для бездомных. Практически при каждой больнице действуют храмы, где священники несут свое жертвенное служение. Особенно глубоко это самопожертвование священников и наших христиан в храмах при хосписах. Этот ряд примеров можно еще долго продолжать, у нас большинство пастырей и мирян — люди доброй, а то вообще — святой жизни. Я лично и радуюсь, и плачу, когда смотрю на деток в Банченах или на старых людей в хосписах, которые сегодня получили смысл жизни, сочувствие, помощь человеческую и Божью, и уже счастливы и умиротворенны. Это все — великий труд конкретных христиан, это их жизнь, которой они часто полностью жертвовали ради служения Богу и ближнему.  Часто журналисты ищут тех, кто ездит на майбахах, лексусах, мерседесах. Хотя поверьте, это еще не показатель того, чем живет человек. Апостол Павел наставляет: «Все мне разрешено, но не все на пользу, все мне разрешено, но ничего не должно владеть мной». Святой праведный Иоанн Кронштадтский, — который был великим чудотворцем и каждый вечер буквально падал от усталости после всех подвигов многочасовой молитвы за больных, за нуждающихся, за весь мир, — ходил в шелковых рясах, что ему дарили снова и снова. Многие его за то осуждали, но эти рясы, которые каждый день были новыми, расходились по всей Церкви как благословение и вдохновляли священников на жертвенное служение Богу и ближнему. Все материальное, что приходило к нему, он сразу же отдавал, а личную бедность, добродетель, послух Церкви имел такие, что не все монахи имели и имеют. Нужно было тогда смотреть на сердце праведного Иоанна Кронштадтского, чтобы видеть, что это сердце — с Богом и в Боге, с ближним и с его болью и потребностями. А для всех шелковых ряс и других благ просто даже и места в том святом сердце не было. Он спешил творить добро и не обращал  внимания ни на что, кроме Бога и своей души, кроме Бога и потребностей людей.

В нашей Церкви очень много настоящих пастырей, подвижников, которые не только проповедуют словом, но и своей личной жизнью свидетельствуют о любви к Богу и ближнему. И это — великий дар Божий для Украины, что мы имеем вот этот епископат, священство, мирян. Не знаю, почему украинские средства массовой информации так мало освещают такие примеры, как монастырь в Банченах, где епископ Лонгин усыновил и воспитывает более четырехсот детей-сирот, в том числе — инвалидов. Почти при каждом крупном городском храме уже есть столовые для бездомных. Практически при каждой больнице действуют храмы, где священники несут свое жертвенное служение. Особенно глубоко это самопожертвование священников и наших христиан в храмах при хосписах. Этот ряд примеров можно еще долго продолжать...

Поэтому не надо спешить осуждать, а надо смотреть, где лежит сердце человека — в Боге или в благах мира сего. И надо самим преумножать добро, держаться тех пастырей, которые являются истинным примером для всех нас, — как Блаженнейший митрополит Владимир или Высокопреосвященнейший митрополит Онуфрий. Все, что сегодня соблазняет нас, — улетит как пустоцвет, не оставит и малейшего следа в истории Церкви Христовой. Надо каждому иметь мудрость, рассудительность, лучше помолчать и потерпеть, укрепляя корабль церкви сегодня, чем критиковать, что у нас низкие борта и всякий шторм нас может потопить. Кроме того, что наш корабль лучше, скажу и то, что его судьба — только в руках Божьих. Это — Его Церковь. И Он часто спасает ее не только во времена потрясений, которые извне могли бы нанести вред Церкви, но и во времена заострения внутренних проблем. Если мы действительно христиане, то мы имеем глубокую надежду на Бога, который нашу Церковь всегда приведет в мирную гавань, не даст никаким искушениям и разделениям, страстям и недостаткам повлиять на общую судьбу нашего чудесного корабля спасения.

У меня есть данные, что в некоторых приходах Киева на треть упало количество верующих в сравнении с прошлогодним Великим постом. Как Вы можете прокомментировать это?

— Поскольку такая информация несколько раз озвучивалась за прошлые дни по телевидению и в Интернете, я вчера попросил предоставить мне данные по городу Киеву, каким является количество тех, кто причащается Великим постом в сравнении с прошлым годом. Ведь во многих приходах такая статистика ведется, фиксируется количество людей, которые приходят к Чаше Господней, и в соответствующих журналах эти данные найти достаточно легко. Итог таков: никакого уменьшения в приходах УПЦ по Киеву в сравнении с прошлым годом нет. Напротив, есть в целом увеличение количества тех людей, которые причащаются, особенно детей. Есть некоторые приходы, где действительно фиксируется уменьшение числа причащающихся. Но это храмы, где сегодня проходит ремонт, или те, рядом с которыми недавно, за прошлый год, были открыты новые храмы, и часть верующих составила ядро на новом месте. Я не отрицаю, что кто-то из наших прихожан не смог справиться со своими эмоциями и сегодня, возможно, не приходит в храм нашей Церкви. Но это вопрос свободного сознания каждого человека. Думаю, если ситуация стабилизируется, то люди вернутся в храм. Верю, что обязательно вернутся.

Но есть еще и такая ситуация. За эти недели в митрополию в несколько раз увеличилось количество просьб о разводе и благословении на второй брак. И на вопрос: «Почему Вы решаете эту проблему именно теперь, в Великий пост?» — большинство отвечает: «Мы знаем, что Вас будут заставлять объединяться с раскольниками, и мы боимся, что не найдем правильного священника». Так что ситуация такова, что надо было бы все стабилизировать, вывести людей из этого стресса, в котором мы живем уже много недель.

Я знаю, что в Западной Украине была всегда распространена практика поминания местного архиерея либо патриарха без упоминания его титула. И несколько лет назад ситуация улучшилась, стали активнее поминать. А теперь идет волна непоминания, и она вышла за пределы, собственно, Западной Украины. Чем это завершится?

— Если ситуация успокоится, люди справятся со своими эмоциями, все вернется к нашей традиции.

Вы думаете, что это эмоциональное решение?

— Думаю, что да.

Но с пастырских разумений это допускаетесь?

— Это допускается. Во многих патриархатах — например Болгарском, Сербском или Румынском — патриарха обязательно поминали во время богослужения только архиереи. Священники же поминали патриарха только в том случае, когда они принадлежат к той церковной области, в которой патриарх является правящим архиереем.

То есть для приходского священника обязательным является поминание только местного епископа?

— Да. И, вообще, эта волна непоминания и небольшая, и не угрожающая. Иногда по телевизору или в Интернете говорят об этом, как о явлении глобальном, но это — не так. Вообще, ситуация под контролем, кризиса внутри УПЦ нет абсолютно никакого.

«ЦЕРКОВЬ БЛАГОСЛОВИЛА УКРАИНСКОЕ ВОЙСКО НА ЗАЩИТУ СВОЕГО ГОСУДАРСТВА»

На прошлой неделе УПЦ КП в заявлении своего предстоятеля резко осудила агрессию в Крыму. Почему молчит УПЦ? Считаете ли Вы заявление ВСЦиРО от 1 марта с общим осуждением действий России, подписанное УПЦ, достаточным в этих обстоятельствах, или есть другие причины молчания?

— Главное слово Церкви — это слово молитвы к Богу. Перед началом Великого поста Местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры митрополит Онуфрий обратился ко всем верующим УПЦ с призывом к молитве. В частности, владыка Онуфрий благословил во время поста усиленно читать Псалтырь и просить Бога, чтобы Он спас нашу страну, не допустил военного конфликта с Россией. Наша Церковь последовательно и сознательно воздерживается от политических заявлений.

Вместе с тем сегодня военнослужащие, как правило, принимают присягу в присутствии священнослужителей. Следовательно Церковь уже благословила украинское войско на защиту своего государства. Исполнение воинского долга является выполнением заповеди Спасителя о любви к ближнему. Именно военные должны защищать целостность нашего государства, защищать его граждан от любой агрессии.

Когда государство обратилось к гражданам с призывом о помощи для армии, немало приходов УПЦ искренне отозвалось на этот призыв. Сегодня священники нашей Церкви собирают для армии не только средства, но и продукты, медикаменты и другие вещи первой необходимости. Это наш не только гражданский, но и христианский долг.

Почему патриарх Кирилл прямо не осудил акт агрессии России относительно Украины? Какую позицию относительно Крыма занимает руководство РПЦ?

— Ситуация, сложившаяся в Крыму, является крайне серьезным испытанием. Фактически случилось так, что два государства, в которых доминирующие позиции занимает Православная церковь, оказались на грани вооруженного конфликта. Украинская православная церковь является самоуправной, но все же она входит в состав Московского патриархата. При этом мы являемся гражданами Украины. Однако патриарх Кирилл, как и большинство постоянных членов Священного синода РПЦ, является гражданином Российской Федерации. С точки зрения России, Крым — это уже часть территории России. Наше государство официально объявило Крым оккупированной территорией. При этом на территории Крыма действуют три епархии Украинской православной церкви, куда входят 563 прихода. Священный Синод, который заседал в Москве 19 марта, никоим образом не изменил статус этих епархий. Следовательно, они и в дальнейшем находятся в составе Украинской православной церкви. Святейший святой патриарх Кирилл как предстоятель всей Русской православной церкви делает все возможное и использует весь свой авторитет, чтобы не допустить кровопролития между народами-братьями.

Если завтра все или практически все епископы УПЦ, УПЦ КП и УАПЦ выскажутся за единство, патриарх Филарет отойдет на покой, ответом на это согласие быть едиными станет томос об автокефалии? Я так понимаю, что других причин не давать Украине автокефалию уже нет? Ведь больше 20 лет УПЦ существует как де-факто автокефальная церковь, и ничего страшного не произошло, а неопределенность статуса УПЦ только мешает на каждом шагу во внутренней и внешней политике УПЦ и РПЦ?

— Вы так много назвали условностей, что в реальной жизни они почти никогда не сходятся. Но вы правы в том, что в Украине есть Поместная Церковь и ее не нужно создавать. Это — наша Украинская Православная Церковь, которая в своей внутренней жизни действует самостоятельно, то есть избирает и рукополагает епископов, меняет границы епархий, избирает предстоятеля и т. п. Вместе с тем, находясь в каноническом единстве с Московским патриархатом, мы находимся в единстве со всем мировым вселенским православием. Патриарх Константинопольский Варфоломей и другие предстоятели поместных Православных Церквей неоднократно заявляли, что в Украине они признают только одну каноническую Церковь, которую возглавляет митрополит Владимир. А на последнем собрании в Стамбуле 9 марта предстоятели поместных православных церквей третий раздел своего «Послания» посвятили событиям в Украине. И обратились к тем, кто находится в расколе, чтобы они вернулись к общению с мировым Православием. Это и будет твердым фундаментом для будущности украинского православия.

Почему, когда украинцы вспоминают о своем патриотизме и своем национальном сознании, им говорят что «во Христе нет ни эллина, ни украинца», а когда вспоминают о своей национальной идентичности россияне, то это называется здоровым патриотизмом и национальным сознанием, которые надо развивать?

— Православный христианин призван любить свою Отчизну, беречь и развивать национальную культуру. Об этом четко сказано в Основах социальной концепции нашей Церкви. Однако вместе с тем Православная Церковь предостерегает, что национальные чувства, искаженные грехом, могут стать причиной агрессивного национализма, ксенофобии, межэтнической вражды. И вот эти явления как раз противоречат христианской этике. Следовательно, поддерживая христианский патриотизм, мы осуждаем все греховные искажения национального чувства. А подобные греховные болезни встречаются в любом народе. Здесь ни украинцы, ни россияне, к сожалению, не являются исключением. Считаю, что каждый человек, независимо от того, где кто живет, какой национальности, должен отличать патриотизм от национализма. И критерий здесь один для всех: все проверяется Христом Богом, Который является абсолютной Любовью. Он есть Истина, Путь и Жизнь. Все прочее инсинуации политтехнологов. Для православного христианина надо быть патриотом, но, с моей точки зрения, следует избегать любого национализма, чтобы не потерять собственную христианскую идентичность.

«РАЗДЕЛЕНИЕ В УКРАИНСКОМ ПРАВОСЛАВИИ — ЭТО БОЛЬ ВСЕГО НАРОДА»

Чувствуете ли Вы личную боль от того, что миллионы украинцев находятся за пределами признанной вселенским православием УПЦ? Мы знаем, что Местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры владыка Онуфрий приложил большие усилия для присоединения РПЦЗ к РПЦ, и это разделение лично болело как его рана. Является ли сегодняшнее украинское разделение для епископов УПЦ, для членов Синода, такой же болью, которую невозможно дальше терпеть?

— Действительно, владыка Онуфрий очень много сделал для присоединения РПЦЗ к РПЦ. Это одна из причин, почему он очень авторитетный иерарх для всей полноты нашей Церкви. Боль от раны украинского раскола чувствуют все, кто себя идентифицирует с православием. Если продолжать использовать медицинскую аналогию, то каждый по опыту знает, что раненный палец причиняет боль всему телу. Но лечить надо не голову или ногу, а именно палец на руке, потому что он является причиной боли. Без осознания, что является источником боли, без правильного диагноза, надеяться на выздоровление напрасно.

Неоднократно РПЦ и УПЦ отмечали, что переговоры о преодолении раскола должны основываться исключительно на канонах. 11 марта этого года эту аксиому признал и Архиерейский собор УПЦ КП. Существуют ли какие-то причины для опасений, что с пути канонической логики переговоры свернут на путь политической целесообразности? Или каноны и только каноны будут определять ход и результаты переговоров?

— Разделение в украинском православии — это боль не только церковных иерархов, это боль всего нашего общества, всего народа. И поэтому не удивительно, что отечественные политики неоднократно пытались активно повлиять на процесс преодоления церковного раскола. И здесь политики руководствуются именно политической целесообразностью. Каноны для них отходят на второй план, или же вообще канонический уклад Церкви не является для них актуальным. Именно поэтому наша Церковь настаивает на том, что диалог между нашей Церковью с УПЦ КП и УАПЦ должен происходить, во-первых, исключительно на фундаменте канонического права Церкви, а во-вторых, без политического вмешательства в этот процесс. Кстати, Синод нашей Церкви 24 февраля этого года отметил, что «лечение раны раскола требует взвешенных и продуманных решений, которые не могут приниматься спешно во время общественного напряжения».

Поэтому мы считаем, что, прежде всего, нужно направить все наши усилия на достижение мира и стабильности в нашем государстве. Не следует использовать «революционную ситуацию» в качестве давления на Церковь. Напротив, в этой ситуации все наши шаги должны быть еще более продуманными и взвешенными.

Сейчас политики не давят, но такая возможность не исключается. Однако в этом месяце мы чувствуем свободу от политического и государственного давления, и надеемся, что такая ситуация сохранится, несмотря на призывы отдельных горячих голов из УПЦ КП.

И что бы ни случилось в религиозной сфере, в политической сфере, епископат УПЦ будет руководствоваться исключительно канонической логикой, потому что это — наша грамматика для теории и практики, без которой только хаос возможен. И мы приветствуем, что УПЦ КП в заявлении от 11 марта ясно засвидетельствовала, что переговоры могут основываться только на канонах Церкви. Это дает нам надежду, потому что другого фундамента, кроме канонов, для нас нет и не будет никогда. И мы ждем от УПЦ КП, что они будут не только соглашаться на словах с тем, что надо действовать по канонам, но и воплощать это в реальные действия.

Из истории Церкви, особенно времен Византии, знаем, что давление государства или политически активных граждан ни к чему хорошему и плодотворному не приводило. Император Василиск в 475 г. выдал вероучительный документ «Энцикликон» и заставил почти 500 епископов подписать осуждение Халкидонского вселенского собора. Можно вспомнить, как император Зенон выдал в 482 году документ «Энотикон» и тоже хотел повлиять на решение церковной ситуации силой. Но эти документы не были восприняты церковью, и о них теперь никто не знает, кроме специалистов по церковной истории. Все, что казалось раз и навсегда решенным, развеялось как дым. Господь хранит свою Церковь именно так, разрушая все искусственно привнесенное, потому что Он является главой  Церкви. Если взять давление массовое снизу, то есть пример собора 449 года. Тогда Диоскор собрал епископов в городе Эфесе. Весь Эфес был наполнен людьми и монахами, которые вышли из сирийской пустыни. Последние вели себя как разбойники. И епископы на соборе приняли решения, которые требовала толпа. Но в историю этот собор, который был проведен под давлением вот такого массового настроения людей, вошел как «разбойничий собор». Церковь его результаты не приняла, через два года в условиях свободы состоялся настоящий Вселенский собор в Халкидоне. Вообще, в истории Византии видим, когда свобода была для церкви, тогда и решения соборов принимались такие, которые воспринимались всей полнотой церкви как истина и правило жизни.

Такие примеры нам надо помнить. И ни в коем случае не допустить, чтобы церковные дела решались политическими методами. Все должно быть в покое, потому что Дух Божий находится в духе мира.

Церковные дела касаются вечного спасения человека, и нельзя допустить ни одного отхода от канонов, это ответственность абсолютного веса. Поэтому мы можем говорить только в рамках категорий канонов. Еще раз подчеркну, что мы приветствуем заявление УПЦ КП от 11 марта, что они готовы вести переговоры в рамках канонов, теперь главное, чтобы и экзегеза, то есть толкование ими канонов, было в рамках церковной традиции.

И те условия свободы, которые существуют сегодня, позволяют свободно разговаривать, и надо воспользоваться этими возможностями, но для искреннего и открытого диалога, в котором мы будем говорить как люди Церкви, а не как политики. Если мы так будем поступать, то будет польза и для Церкви, и для Украины.

«МЫ НАДЕЕМСЯ, ЧТО ГОСУДАРСТВО СДЕЛАЕТ ВСЕ, ЧТОБЫ НЕ ДОПУСТИТЬ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОГО КОНФЛИКТА»

Новая власть гарантирует права всех верующих Украины и особо отмечает неприкосновенность прав верующих УПЦ МП. Из документов ВСЦиРО, подписанных УПЦ, видно, что Вы верите в эти гарантии. Верующим УПЦ действительно нечего бояться?

— Мы надеемся, что государство сделает все, чтобы не допустить межконфессионального конфликта, который действительно может привести к непоправимым последствиям. Что касается гарантий, то как человек верующий считаю, что полную гарантию может дать только сам Бог. И в связи с этим хотел бы вспомнить одну историю из 2008 года. Это был год 1020-летия Крещения Киевской Руси. В Киев были приглашены предстоятели поместных православных церквей. Ожидалось особое событие, которое готовило государство относительно объединения православных церквей. И готовились достаточно серьезно. За три дня до приезда высоких гостей у Блаженнейшего митрополита Владимира был ужин. На этот ужин был приглашен представитель другой конфессии. Ужин проходил как всегда спокойно, Блаженнейший шутил. И где-то в середине этого ужина наш гость обращается к Блаженнейшему с прямым вопросом: «А почему Вы так спокойны? Разве Вы не знаете, что через три дня Вашей Церкви не будет?» На что Блаженнейший ответил: «Если Бог так судил, то от нас уже ничего не зависит. Но если это дело человеческое, не согласованное с Богом, то из этого ничего не получится». Как мы видим, действительно ничего не получилось.

Поэтому мы надеемся на Бога. Но при новой власти мы сегодня не имеем оснований не доверять заявлениям государственных деятелей, верим гарантиям государства относительно прав верующих, которые были за эти недели.

Новая власть хочет принять закон о Концепции государственно-церковных отношений. Согласно нему, курс «Основы христианской этики в украинской культуре» будет преподаваться во всех без исключения почти 20 тысячах школ Украины. Приблизительно 17 тысяч учителей должны быть выставлены православными. Вы готовы предоставить эти кадры?

— У нас уже есть немало учителей, которые имеют опыт преподавания Основ христианской этики. У нас есть и опыт подготовки таких кадров. Надеюсь, что мы сможем ответить на этот запрос. Главное, чтобы были сегодня преодолены все препятствия на пути христианской этики к школьным аудиториям.

Делает ли УПЦ все возможное для защиты Родины, для поддержания патриотического духа воинов и населения во время сегодняшнего кризиса? Вы говорили, что причина кризиса — в неумении принять другого таким, каким он есть, а не таким, каким мы хотим его видеть. Но если этот другой приходит с оружием в руках? Как можно понять и принять его? Или, возможно, снадо призывать каждый день этого вооруженного единокровного и единоверного брата вернуться в его собственный дом, оставив наш дом нам?

— Местоблюститель Киевской Митрополичьей кафедры митрополит Онуфрий обратился с письмом лично к Президенту России с призывом воспрепятствовать разделению Украинского государства и не допустить вооруженного противостояния между нашими народами. Мы верим, что нам все же удастся не допустить войну.

Существуют ли у Украины национальные и религиозные проблемы, с которыми мы не могли бы справиться сами?

— Конечно, проблем существует немало. Однако я убежден, что с Божьей помощью Украина способна сама их решить.

Чем завершится кризис в украинско-российских отношениях?

— Предвидеть это трудно. Еще пару месяцев назад мы не могли и подумать, что сегодня окажемся в такой сложной ситуации. Будем молиться, чтобы Господь сохранил нас в мире и благочестии.

Что делать простым православным из УПЦ, если война таки начнется?

— Мы — граждане своего государства. Глава Синодального военного отдела митрополит Августин уже обратился к Вооруженным силам Украины, где четко сформулировал позицию.  Однако будем верить, что Господь не допустит войну.

Некоторые священники УПЦ запретили верующим смотреть новости и политические баталии по телевизору, буквально сказав: хочешь посмотреть 20 минут новости по телевидению — стань на колени и за эти 20 минут прочитай кафизму или канон Божьей Матери с просьбами о мире. Поддерживаете ли Вы такую духовную борьбу за мир?

— Конечно, молитва является первым и главным оружием христианина. Вместе с тем, думаю, что надо пытаться составить объективную картину происходящего. Я посоветовал бы смотреть только какой-то один выпуск новостей по телевизору, а все остальное время, которое бы посвящали просмотру телевизора и всем эмоциям, которые эти просмотры будут вызывать, — посвятить молитве за мир, за Украину, за Церковь. Святой Паисий Святогорец однажды по телевизору увидел войну во Вьетнаме, и ему было достаточно, чтобы он десять лет молился каждый вечер на коленях за этот народ, вообще-то не православный, потому что его сердце было преисполнено сочувствие к ним. Мы не можем как святые, но можем, составив картину того, что происходит, и представив, что, возможно, все — еще хуже, понимать потребность в Божьей помощи. А эту помощь Господь обещал оказывать в ответ на наши молитвы. Молитва — это дыхание жизни христианина. Она должна быть постоянной, особенно во времена общественных кризисов. Одна монахиня из Флоровского монастыря как-то сказала молодым людям: дорогие, Вы вот в Церковь ходите каждое воскресенье. Это не просто так — Вас кто-то «вымолил». И все начали вспоминать — у кого-то был родственник священник и поминал их родителей на Литургии, у кого-то были просто верующие бабушки или тети-монахини в роду. Мы недооцениваем силу нашего главного христианского оружия — молитвы. Я до сих пор не могу спокойно вспоминать, как тысяча детей стала на колени перед Господом, перед дарами волхвов, когда молилась за мир в Украине несколько месяцев назад. Возможно, Бог и не допустил гражданскую войну, потому что эти чистые души помолились за Украину тогда. Нам всем надо снова и снова вспоминать о нашем главном призвании — молиться за весь мир, а особенно за свою семью, за свою Церковь, за свою Родину.

Очевидно, что каждый день, когда УПЦ молчит, ее позиция начинает истолковываться неправильно. Одни люди начинают видеть в нас «предателей» родины, другие — «автокефалистов», одни обвиняют нас в продажности политикам, другие — в том, что мы висим на крючке компроматов и материальных благ мира сего. В те дни, когда УПЦ не молчит, а снова и снова объясняет свою позицию, тогда все — на Западе и Востоке, Севере и Юге — довольны, потому что видят здоровый христианский характер позиции УПЦ. Не время ли сегодня больше проповедовать, больше свидетельствовать о правде Христовой для украинского общества? Как говорил ап. Павел — я проповедую и когда это уместно, и когда это неуместно, потому что я не могу иначе. Наше общество похоже на пересохшую землю, которая мгновенно всасывает каждое слово Вашей проповеди и христианского свидетельства от епископата, священничества, мирян УПЦ. Не надо ли больше свидетельствовать, давать людям живую воду правды ежедневно и ежечасно?

— Миссия Церкви заключается в том, чтобы нести слово Евангелия к каждому человеческому сердцу. Когда люди оказываются в трудном положении, они обращают свой взгляд к Богу. Поэтому в таких ситуациях Церковь должна говорить с людьми о главном, о вечном. От Церкви сегодня ожидают не политических памфлетов, а слова Жизни. Мы, прежде всего, должны выполнять свой пастырский долг, вести людей к Христу. И я призываю священников помнить об этом и не поддаваться искушению стать политическими агитаторами. Священноначалие УПЦ готово свидетельствовать Христову правду каждый день. Мы это и делаем при каждом обращении к нам. И необходимо всем епископам и священникам свидетельствовать эту правду так, чтобы не осуждать никого, не нарушать покой в душах, но снова и снова давать живую воду истины жаждущим сердцам наших соотечественников.

Юрий ЧЕРНОМОРЕЦ, доктор философских наук, современный украинский теолог и патролог
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...